ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Райвис покачал головой:

— Нет. Мы останемся здесь, пока ты не окрепнешь.

— Мы не можем ждать.

Что-то в голосе Тессы заставило Райвиса остановиться.

— Ты о чем?

Тесса перевела дух, заставила себя успокоиться и только потом ответила:

— В ту ночь в пещере Аввакус сказал мне одну вещь. Он предупредил меня.

— Предупредил?

— Он сказал, что через десять дней исполнится пятьсот лет пребывания Короны с шипами на нашей земле.

Райвис закусил шрам на губе, закрыл глаза, помолчал.

— Изгард наверняка подверстал к этой дате свои планы, — наконец заговорил он. — Изгард разделяет все эти древние предрассудки и суеверия. Он специально дожидался пятого числа пятого месяца года, чтобы объявить себя королем. А коронацию назначил на пятидесятую годовщину со дня смерти последнего короля. — Райвис снова зашагал по комнате. — Изгард рассчитывает взять Бей'Зелл на пятисотый день рождения своего Венца. Значит, в нашем распоряжении всего шесть дней.

Тессу неприятно поразило, что Райвис даже не пытается скрыть, насколько встревожен.

— Ты думаешь, что Аввакус сказал правду?

— Я думаю, что Изгард верит в это.

Тесса крепко сжала губы и спустила ноги с кровати. Разом заболели все раны — на нее точно набросилась свора собак. Но Тесса пересилила себя и сделала вид, что все в порядке.

— Надо ехать.

Райвис застыл на месте.

— Ты никуда не поедешь.

Тесса улыбнулась:

— Ты плохо меня знаешь, Райвис из Бурано. Уходить, уезжать, сматываться — специальность Тессы Мак-Кэмфри. Единственная вещь, которую она умеет делать хорошо. Ты можешь предложить свою помощь, можешь не обращать на меня внимания — выбирай. Но предупреждаю: не вздумай меня останавливать.

Райвис смотрел на нее, разинув рот, как будто Тесса была жуком, который до сих пор мог только ползать, а вдруг взял да полетел.

Тесса с трудом сдерживала торжествующий смех. Она сумела-таки поразить невозмутимого Райвиса!

— Я возьму твой новый плащ. В Килгриме мы купим все необходимое. У тебя есть адрес Молдеркея? Нам стоит наведаться к нему перед отъездом.

— Пообещай мне, что будешь осторожна.

— Обещаю.

Райвис протянул ей руку и помог подняться с постели. Стоять оказалось ужасно больно. У Тессы слезы навернулись на глаза, она пошатнулась. Райвис поддержал ее. И надо же ей было так храбриться минуту назад! Тесса почувствовала себя полной дурой. Она зажмурилась, пережидая приступ слабости.

Но дурнота не проходила. С грехом пополам Тессе удалось причесаться, умыться и накинуть плащ Райвиса. Он не отходил ни на шаг, но предоставил ей действовать самостоятельно, помогал только, когда она просила. Спуск по лестнице оказался нелегким делом. Спина болела адски. Но главное — ей по-прежнему было трудно дышать. Тесса готова была возненавидеть себя за слабость.

Дом Молдеркея находился на той же оживленной улице, что и трактир, но в противоположном ее конце, на самой окраине городка. Тесса ехала верхом, а Райвис вел лошадь под уздцы.

Пасмурная погода не украшала Бэллхейвен. Серые фасады невзрачных трехэтажных зданий были заляпаны птичьим пометом и морской солью. Сточных канав не было, и потоки дождевой воды обрушивались с крыш прямо на мостовую. Под ногами валялись пустые бутылки из-под вина и пива. По дороге им попалось всего несколько человек. Деловая жизнь, видимо, была не особо оживленной. Большинство лавок не работало или имело такой вид, словно вот-вот закроется. Торговцы жалели даже маленькой свечки, чтобы осветить витрины.

Они почуяли жилище Молдеркея прежде, чем увидели его. Запах мочи, минеральных солей, перегноя и плесени плыл над улицей, как шлейф дыма. Ряд трехэтажных домов вдруг кончился. Теперь они шли мимо приземистых строений без окон, которые с равным успехом можно было принять за склады, за амбары и за конюшню.

Последнее на этой улице здание было двухэтажным и — единственное из всех — покрашено в белый цвет. Ставни и оконные рамы тоже сверкали свежей побелкой, а крыша была покрыта свинцом. Из западной стены торчала толстая труба, а с восточной стороны дома громоздилась куча свеженакопанной земли. Через примерно одинаковые интервалы в ней попадались какие-то белые предметы. Все вместе напоминало огромную, подготовленную к посеву грядку.

— Ты не сказала мне, что Молдеркей — владелец покойницкой. — Райвис положил ладонь на лоб Тессы. Видимо, что-то его не устроило. Он достал из мешочка с лекарствами маленькую ампулу. — Прими-ка.

Тесса повиновалась. Под сладкой оболочкой оказалась какая-то микстура, скорее всего изготовленная из трав — окопника и тимьяна.

— Тетушка Викс говорила, что Молдеркей «хранит кости».

Райвис постучал в дверь.

— Это одно и то же.

Райвис помог Тессе слезть с лошади. Минуты две они вместе стояли и смотрели на аккуратную, выкрашенную белой краской дверь. Прошло еще несколько секунд, и деревянная часть двери распахнулись. Пара чрезвычайно светлых серых глаз уставилась на них через изящную металлическую решетку.

— Скоропостижная кончина? Или после тяжелой и продолжительной?

Тесса предоставила отвечать Райвису. Она не поняла, о чем их спрашивают.

— Ни то ни другое, — ответил он. — Мы пришли повидать Молдеркея. Эта дама — знакомая его двоюродной сестры миссис Викс.

Владелец светло-серых глаз с минуту обдумывал слова Райвиса. Потом он кивнул, подумал еще немного, а затем отодвинул засов и впустил их.

Тесса вступила в небольшую, ярко освещенную переднюю. Запах, который они почувствовали еще на улице, усилился. Воздух был сырым и холодным; влага оседала на стенах. Проследив за взглядом Тессы, сероглазый незнакомец — поверх синей рабочей одежды у него был повязан белый фартук — пояснил:

— У нас сегодня варка.

— Варка?

— Да, мисс. Раз в неделю мы вывариваем и очищаем кости.

— Краст! — Крик раздался из глубины здания. — Кто беспокоит нас в такое время?

— Пришли повидать тебя, Молдеркей, — не без торжественности объявил Краст. — Знакомые миссис Викс.

— Веди их сюда! Веди их сюда! Я не могу оставить кости без присмотра.

Тесса и Райвис переглянулись. Краст вытер руки о фартук и через лабиринт чистеньких коридорчиков с белыми стенами повел их туда, откуда раздавался голос. Наконец они очутились в просторной кухне с выложенными кафелем стенами.

Спиной к ним стоял какой-то человек. Он присматривал за железным котлом размером со средних размеров ванну. Котел стоял в очаге, на решетке. Под ним был разведен огонь. Стоило Тессе войти в кухню, как глаза у нее начали слезиться. Райвис молча подошел к противоположной двери и настежь распахнул ее, чтобы проветрить помещение. Свежий воздух ворвался в кухню.

Молдеркей мигом обернулся:

— Что это? Да что же это такое?! Краст, ты разрешил гостям открыть дверь?

— Нет, — ответил за Краста Райвис. — Он тут ни при чем. Просто я совершенно не переношу пара. От него у меня все тело покрывается фурункулами. Надеюсь, вы не хотите довести своего гостя до такого состояния?

— Конечно, нет. Спасибо, что предупредили. Краст, открой ставни и поставь нам стулья около двери.

Райвис усадил Тессу. От свежего воздуха ей сразу полегчало.

Молдеркей — угловатый, совершенно лысый человечек маленького роста — снова вернулся к своему котлу. Оба — и Молдеркей, и Краст — одинаково сутулились, спины у них были почти круглые.

— Вы не возражаете, если я не буду отрываться от работы? Это последняя партия. Кости почти готовы. Еще немного поварятся, потом я протру их спиртом и положу сушиться. Краст, принеси даме и господину что-нибудь закусить. Я думаю, настойка шалфея с медом и капелькой сливового джина как раз подойдет. И захвати каких-нибудь пирожков, например, тех, со смородиновым вареньем. А может дама хочет цукатов?

Цукаты... нет. Она покачала головой:

— Лучше пирожки.

— Замечательно! Краст! Не забудь подогреть их.

Молдеркей с удвоенным усердием принялся помешивать в котле. Вода кипела и булькала, выплевывая густые облака пара в трубу над очагом.

129
{"b":"8128","o":1}