ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну да. Бей'Зелл. Франки любила истории о всяких дальних странах. Ей было интересно, что люди едят, в каких домах живут, как: одеваются и все такое прочее. Раз уж телу моему суждено торчать в этом городишке, говаривала она, пусть хоть ум попутешествует всласть.

— Франки, это женщина, из-за которой вы покинули обитель? — доверительно, как мужчина мужчину, спросил Райвис.

— Ну да. Я здорово ухлестывал за ней все те годы, что работал в архиве. И, чтобы ублажить подружку, выискивал по старым рукописям описания чужеземных городов и обычаев и пересказывал ей. — Молдеркей снова улыбнулся. — Некоторых женщин можно ублажить золотыми побрякушками да цветочками. Но только не мою Франни. Ей нравились только интересные собеседники, которым было чего порассказать.

— Про Вейзах там говорилось? — Тесса начинала терять терпение. Райвис погладил ее по руке, призывая к спокойствию.

— Не уверен, — последовал ответ. — Часть рукописи вообще прочесть было невозможно. В основном мне запомнилось описание их жизни в Бей'Зелле. Если память меня не обманывает, мастер заболел, и поэтому они задержались там, а не поплыли сразу в Мэйрибейн. И пока, значит, хозяин отлеживался и набирался сил, помощник его гулял по городу, наблюдал тамошние обычаи и беседовал с жителями. Франки заинтересовало описание женских мод. Она, правда, назвала их совершенно неприличными, но сперва повыспросила, какой длины там носили платья...

— А вам не показалось странным, — прервал старика Райвис, — что писец разгуливал по городу вместо того, чтобы сидеть у постели больного мастера?

Молдеркей покачал головой:

— Уверен, что мастер сам настаивал на этом. Он, наверное, был из тех людей, что предпочитают болеть в одиночестве.

— Возможно.

— Но что же насчет работы Илфейлена в Вейзахе? — встряла Тесса. — Неужели вы не помните ни одного упоминания об узоре?

Молдеркей пожевал губами. Руки у него были белыми — точно в белых перчатках.

— Ну, наверняка что-то такое там было. Писец отмечал, что мастер работает сутки напролет, что исписывает по шесть стило ежедневно.

— Стило. Значит, он рисовал на навощенных дощечках, прорабатывал детали прежде, чем принялся за узор. — Тесса вцепилась в Молдеркея мертвой хваткой. — Но что о самом пергаменте? О его размерах, цвете? Хоть что-нибудь. Думайте. Думайте.

Молдеркей растерянно оглянулся на Райвиса. Тот пожал плечами:

— Монастырское воспитание, что вы хотите?

Молдеркей важно кивнул головой.

— И правда. — Он приоткрыл дверь. — Краст, не клади кости сушить, не протерев. Я скоро приду.

Тесса решила, что зашла слишком далеко, и хотела было извиниться, но в этот момент Молдеркей отошел от двери и вернулся к ним.

— Знаете, — сказал он, — а ведь и на самом деле было там кое-что об этом узоре. Одно довольно странное замечание. Помню, страница была попорчена плесенью, я разбирал хорошо если одно слово из дюжины, но было, было... — Молдеркей потер подбородок. — Как же там было сказано? Ах да. Что-то такое об обете молчания. О том, что мастер дал обет молчания.

— Верно! — Тесса даже подскочила на стуле. — Аввакус говорил, что оба — Илфейлен и его помощник — поклялись Хирэку хранить тайну узора. Что-нибудь еще? Ну же!

Молдеркей пожал плечами:

— Больше ничего не помню. Были какие-то записи о пергаменте — как его готовили и все такое.

Тесса заерзала на стуле.

— Поточнее не помните? Что именно там было написано?

— Самые обычные вещи, известные любому писцу. Как кожу скоблили, отбеливали... ну, потом, ясное дело, рисовали, покрывали лаком, затем сандараком... Ничего особенного.

— Дальше!

— Дальше — все. — Молдеркей начал убирать тарелки и чашки. — Следующие несколько страниц заросли плесенью, а потом шел рассказ о болезни мастера, как он простудился в тот самый день, когда окончил работу, все время мерз и попросил накинуть ему на плечи шерстяную шаль.

Тесса открыла рот, чтобы задать следующий вопрос, но Молдеркей остановил ее:

— Прошу вас, милая дама. Я уверен, что об узоре больше ни слова не было. Только о Бей'Зелле и дороге домой. А теперь прошу прощения, но я хотел бы заняться костями.

— Но... — начала было Тесса.

— Нам пора, — прервал ее Райвис. — Молдеркею надо работать. — Он поднялся. — Спасибо вам за помощь, Молдеркей. Мы сами найдем выход.

— Ни за что. Этого я не допущу. — Молдеркей кликнул Краста. — Проводи дорогих гостей до двери. — Он поклонился Тессе. — Приятного пути, милая дама. Сестра хорошо отзывалась о вас. Сказала, что вы напомнили ей Нэлли. Жаль, что я мало чем смог помочь.

— Благодарю вас, Молдеркай, — сказала Тесса. Она засомневалась — не слишком ли сурово обошлась с хранителем костей. Ведь Аввакус тоже говорил, что никаких описаний узора в том путевом журнале не было. Нигде не было. Значит, она зря теряет драгоценное, время. — Прошу извинить за... за настойчивость. Сама не знаю, что на меня нашло.

— Не беспокойтесь, милая дама, все в порядке.

— В конце концов, от всех нас останутся только кости, — и ничего больше, вмешался стоявший в дверях Краст. Его белый фартук промок насквозь, а руки стали белыми, как у Молдеркея. — Пойдемте, я вас провожу.

Райвис и Тесса направились к двери. Но на пороге Райвис. еще раз обернулся к Молдеркею.

— Вы, случайно, не помните, где Илфейлен и его помощник останавливались во время своего пребывания в Бей'Зелле?

Молдеркей застыл с пузырьком спирта в руках.

— Почему не помню? Помню. Они остановились в замке Бэсс. Король Хирэк только что построил эту крепость и попросил их воспользоваться его гостеприимством.

Тесса взглянула на Райвиса. После ее бесполезных вопросов он задал тот единственный, который действительно помог что-то выяснить. Райвис торжествующе улыбнулся:

— Еще раз спасибо вам, Молдеркей.

Краст молча проводил их к выходу. Свечи в передней догорали, две-три потухли совсем. Когда Краст открыл дверь, ветер и дождь сразу ударили им в лицо. От предвкушения поездки в Килгрим внутри у Тессы все перевернулось. Ей хотелось спать — и ничего больше.

— Давай вернемся в трактир, — предложил Райвис. — Ты не в состоянии ехать верхом.

Тесса только и мечтала вернуться в свою каморку, завернуться в одеяло и уснуть. Но она отчаянно замотала головой:

— Ни в коем случае. Нам надо ехать. Сейчас же. Нам осталось всего пять полных дней. Одна только дорога до Бей'Зелла, даже на самом быстроходном судне, займет не меньше трех.

Райвис внимательно посмотрел на нее. Тесса собрала последние силы и воинственно сверкнула глазами. Она уже взвалила на себя это бремя. Отступать поздно.

Наконец Райвис кивнул.

— Хорошо, — сказал он, отвязывая лошадь. — Поехали. Кэмрон будет ждать нас в Бей'Зелле.

30

— Девушка все еще жива, сир. — Эдериус внимательно разглядывал собственные ладони. Средний и указательный палец были перевязаны повыше суставов шелковыми тесемками. Ангелина не знала, для чего это — чтобы предотвратить появление водяных мозолей или чтобы прикрыть волдыри.

Со своего удобного наблюдательного поста в комнате, примыкающей к покоям Изгарда, Ангелина видела почти все, что там происходило. Они со Снежком уже собирались ложиться спать, но тут через брезентовую перегородку до нее донесся голос Эдериуса. Он пришел сообщить что-то, и, судя по тону, новости были плохие.

— Что еще? — спросил Изгард, поворачиваясь к Ангелине спиной. — Ты не явился бы сюда только из-за этого.

Ангелина придвинулась ближе к откидной перегородке. В ее комнате было темно, но в покоях Изгарда горел свет. Снежок путался у нее под ногами. Похоже, он кого-то или что-то выслеживал. Скорее всего поднимавшийся от коптящей лампы дым.

— Угомонись, Снежок, — прошептала она, — не шуми.

Обижают Снежка. Не велят шуметь.

— Сир, — Эдериус по-прежнему не поднимал глаз, — я нарисовал узор, и результат смутил и обеспокоил меня. Боюсь, эта девица представляет куда большую угрозу, чем мы предполагали. Она носит с собой кольцо, парное Венцу.

131
{"b":"8128","o":1}