ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А вот и ошибаетесь. Мое состояние не меняется так быстро, как ваше настроение, — отпарировала Тесса. Она потихоньку обретала обычную свою независимость. Черт возьми, каждый кому не лень командовал ею, кричал на нее, тащил куда-то. Она не привыкла к такому обращению и в какой-то момент потерялась и смирилась. Но в конце концов, она все та же Тесса Мак-Кэмфри, пусть и в новом месте.

Та же?

Тесса поднесла руку ко лбу. Она провела здесь два дня. Дважды она была уверена, что вот-вот начнется звон в ушах. Шум и чрезмерное волнение всегда вызывали приступы. За последние сорок восемь часов и шума и волнений было предостаточно, однако припадок так и не начался. Первый раз не в счет — просто счастливая случайность. Но сегодня... Тесса покачала головой. Сегодня она чуть с ума не сошла от страха — и ничего.

Полная бессмыслица. Но разве не бессмыслица все, что произошло со вчерашнего утра?

Тесса решительно выпрямилась. Она должна понять, в чем же смысл этого всего. Найти чертеж, скрытый за хаотичным нагромождением событий. По многолетнему опыту изучения узоров она знала, что вблизи любой из них — просто произвольные малоинтересные переплетения отдельных линий. Целое можно увидеть только на расстоянии.

А значит, ей нужно выведать у Райвиса как можно больше подробностей об этом странном месте, об этом Рейзе.

— Вы не ответили на мой давешний вопрос, — начала она, — скольким богам поклоняются в Рейзе?

К ее разочарованию, на лице Райвиса не отразилось ни малейшего удивления. А ведь вопрос был довольно неожиданный.

— Одному. — Он пожал плечами. — Тысячу лет назад у нас было четыре божества, а считая дьявола — пять. — Он улыбнулся. — А теперь остался один-единственный Бог.

Тесса кивнула, обдумывая ответ Райвиса. Четыре бога и дьявол?

— А почему нельзя верить в четырех богов? — Не стоит притворяться более осведомленной, чем есть на самом деле. Ей не до вранья. Слишком важно выяснить, на каком фоне разворачиваются события этого узора человеческих жизней и судеб. Кроме того, Райвис все равно уже заподозрил, что с ней не все ладно.

Райвис отхлебнул из бокала.

— Это древнее суеверие. Многие здесь верят, что пятерка — праматерь всех чисел. Говорят, что в мире не было ни горестей, ни печалей, пока супруга Истинного Господа не родила ему пятого сына и не скончалась при родах. И теперь пять — число смерти, число беды. Беременная женщина вырежет плод из чрева, если ребенок должен родиться в пятом месяце года. Отец задушит пятого ребенка, чтобы он не навлек несчастье на всю семью. Даже сегодня ученые считают, что больше всего бедствий приходится на даты, в которых содержится цифра пять. Больше всего войн начинается и проигрывается в такие дни.

— Но ведь это чепуха?

Райвис хмыкнул:

— Скажи это участникам Священных войн, которые посвятили жизнь разрушению храмов и святилищ древних богов на нижнем юге. Скажи это Изгарду Гэризонскому. Он большой любитель этого числа. Его войско состоит из пяти батальонов. В нем пять военачальников — да и всего по пять. — Райвис прикусил губу со шрамом. — Он верит, что в числе пять скрыта какая-то сила. Многие верят в это.

Стараясь поддержать разговор, Тесса задала следующий вопрос:

— Значит, дьявол был пятым богом?

— Так утверждают члены Святой Лиги. Они запретили все древние культы. Разрешено поклоняться только Истинному Господу. — Райвис осушил бокал. — Они лишили дьявола его законной доли.

Тесса в замешательстве теребила платье. Ее собственный мир показался вдруг таким бесконечно далеким...

— А кто такой Изгард Гэризонский?

— Изгард Гэризонский — это человек, который получает то, что хочет.

От слов Райвиса на Тессу словно повеяло холодом.

— А где находится Гэризон?

Райвис не успел ответить: вернулся Марсель. Ухоженный нарядный банкир выглядел непривычно потрепанным. Клок волос выбился из прически и падал на лоб. На запястье появилась красная отметина.

Райвис предостерегающе глянул на Тессу:

— Когда у меня будет карта, дорогая, я покажу тебе это место.

— Карта? — переспросил Марсель.

Райвис зевнул:

— Ну да. Моя дорогая Тесса заинтересовалась месторождениями ляпис-лазури в горах Эзхенсас.

Марсель улыбнулся Тессе, его взгляд снова скользнул по груди девушки.

— Красота и любознательность! Райвис просто счастливчик. — Он поклонился. — А теперь, надеюсь, вы нас извините. Нам с Райвисом надо обсудить скучные деловые вопросы. — Он повернулся к Райвису. — Мне прислали на пробу бочонок берриака. Он внизу, в погребе. Не хочешь ли спуститься, взглянуть?

Райвис задумчиво потер обезображенную шрамом губу. А потом улыбнулся Тессе заговорщицкой, озорной улыбкой — впервые улыбнулся не только ртом, но и глазами.

— Послушай, Марсель, — сказал он, — Тесса пять лет безвылазно проторчала в Таре, а тебе известно, что это за дыра. Держу пари, ей безумно хочется присоединиться к нам и тоже попробовать твой берриак.

Тесса тоже не смогла сдержать улыбку. Неожиданное открытие — оказывается, Райвис может быть просто неотразим. Конечно, Марсель не сможет отказать в просьбе, высказанной таким сердечным, добродушным тоном.

Банкир и вправду не стал возражать.

— Хорошо, Райвис, если ты настаиваешь... — Мужчины обменялись долгими взглядами. Марсель первым отвел глаза. — Идемте же.

Марсель повел их по узкой лесенке. Тесса спускалась сразу за ним. Перед глазами у нее мелькала лысая макушка хозяина. От него пахло, как от завзятого книжного червя — старинными рукописями. Свет становился все более тусклым, температура понижалась. Дубовые панели сменились штукатуркой, а потом и вовсе голым камнем. Тесса вздрогнула. Она вдруг почувствовала, что в желудке у нее совершенно пусто. Но при этом есть совсем не хотелось. Райвис замыкал шествие. Он ступал удивительно легко. Звук его шагов был не громче шелеста листьев за окном.

Наконец они достигли конца лестницы. Лампа в руках Марселя горела ровным светом и почти не коптила. Банкир передал ее Тессе, а сам извлек из жилетного кармана ключ и вставил в замок. Раздался скрип, но наблюдавшая за Марселем Тесса заметила, что кисть с красным рубцом на запястье не повернулась, как бывает обычно, когда отпирают дверь.

— Вот мы и пришли, — провозгласил Марсель. — Моя сокровищница. Сердце моих скромных владений.

Тесса взглянула на Райвиса. Тут что-то не так. Интересно, заметил ли он? Райвис едва заметно кивнул ей.

Марсель на секунду исчез, оставив их в темноте. Он зажег большой фонарь на стене, и яркий свет залил погреб. Тесса огляделась кругом. Ряды полок доходили до потолка и делили помещение на квадратные части. Полки были уставлены разномастными и разноразмерными бочонками, флягами, бутылками, глиняными кувшинами. Каменные плиты пола имели ромбовидную форму. Их рисунок дисгармонировал с пересекающимися линиями полок. Это режущее глаз несоответствие больно задело Тессу, как фальшивая нота.

Марсель сдержал слово. Он открыл кран одного из бочонков и до краев наполнил его содержимым три деревянные чашки. Не сговариваясь, Тесса и Райвис дождались, когда берриак забулькает в горле Марселя, и лишь тогда начали пить. Тесса сделала глоток, Райвис залпом проглотил свою порцию и протянул пустую чашку банкиру, чтобы тот вновь наполнил ее.

— Итак, с ночи у тебя было время обдумать наш разговор.

Взгляд Марселя остановился на Тессе. Она нарочно не стала опускать чашку, пытаясь рукой заслониться от его нескромных взоров. Напрасная предосторожность. Марсель уже отвел от нее свои бесцветные глазки, всецело сосредоточившись на Райвисе. Произошло то же, что утром на улице: девушка словно перестала существовать. Тесса попятилась назад и прислонилась к полке за спиной у мужчин.

— Конечно же, я обдумал нашу беседу, тщательно обдумал, Райвис. И не изменил своего мнения.

— Не изменил? — Райвис говорил легким тоном. Не бросил ли он взгляд на красный рубец на запястье Марселя? Тессе с ее места не было видно. — Итак, согласен ли ты предоставить мне этот заем?

19
{"b":"8128","o":1}