ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вам и правда пора, мисс. Главное, не теряйте бдительности. Не разговаривайте с незнакомыми и старайтесь держаться рядом с другими женщинами.

Тессу тоже заинтересовал рукав Эмита.

— Я ничего не забуду из ваших советов. Ничего.

Рукав вдруг поднялся, и рука Эмита легла на руку Тессы.

— Ступайте, мисс. Да хранят вас все четыре божества, да возвратят они вас в наши объятия живой и здоровой.

Тесса в свою очередь похлопала Эмита по руке. Новые, незнакомые ощущения захлестывали ее. Впервые в жизни ей было по-настоящему страшно, впервые не хотелось никуда ехать.

— Последнее предупреждение! Все на борт!

Тесса взвалила мешок на плечо и посмотрела прямо в лицо Эмиту. Она добилась своего — взгляды их наконец встретились, но потом он поспешно отвел глаза, отвернулся и зашагал прочь. Путешествие началось.

Тесса вступила на сходни. Солнце пекло ей в спину; после семи недель в кухне матушки Эмита от шума, говора людей, запахов у нее голова пошла кругом. Тесса ощущала себя личинкой, только что вылупившейся из кокона. Забавно, за время своего заточения она успела забыть, где находится. Только сейчас она вспомнила, что попала в странный мир, населенный странными людьми, и дом ее так далеко, что и вообразить невозможно.

Тесса машинально потянулась к ленте на шее, чтобы пощупать спрятанное за корсажем кольцо. Она совсем забыла, что может пользоваться только левой рукой, а забинтованную правую лучше не трогать. Лицо ее перекосилось от боли. Тесса нарочно надавила обожженной ладонью на шипы кольца. Как ни странно, это помогло.

— Сюда, мисс, — окликнул ее молодой, но щербатый уже парень. Он протянул ей руку и втащил на палубу. — Помочь вам донести мешок?

Помня советы Эмита, Тесса решительно покачала головой:

— Не стоит. Он не тяжелый. Я сама справлюсь. Кстати, я не мисс, а мадам.

Тесса немного воспряла духом. Уже пять дней она не спала как следует. Волдыри на обожженных ладонях прорвались, болячки гноились и кровоточили. От боли она ночи напролет ворочалась под одеялом. Но даже если удавалось заснуть, это все равно не был полноценный спокойный сон. Он не приносил отдохновения. Чудовища с золотистыми глазами выползали из темных углов, надвигались на нее...

Щербатый тип посторонился, и Тесса ступила на борт корабля. «Бурав» слегка покачивался на воде, напоминая Тессе, что она не на суше. Она протиснулась мимо стайки хихикающих ребятишек и женщины в шляпе с вуалью, едва доходящей до бровей, и подошла к перилам. Правой рукой она придерживала мешок, а левую держала под плащом на рукоятке подаренного Райвисом ножа.

Эмита она увидела сразу. Среди суетящихся, распаренных людей он был как островок спокойствия и аккуратности. Сегодня он оделся особенно тщательно. Тесса пожалела, что не может сказать Эмиту, как хорошо он выглядит, не может похвалить его винного цвета жилет. Перегнувшись через перила, она замахала руками, стараясь привлечь внимание Эмита.

Не стоило утруждать себя. Эмит тут же ответил: он ни на секунду не выпускал ее из виду. От одного взгляда на поднятое к ней лицо, такое знакомое и милое, у Тессы снова защипало глаза.

«Бурав» резко накренился.

— Поднять якоря! — закричал человек в тюрбане. Широко расставив босые ноги, он по-прежнему стоял на юте и руководил отплытием корабля.

Матросы забегали, засуетились. Они проворно перебегали с юта на средние палубы, с носа на корму. С зажатыми в зубах ножами, перекинутыми через плечи канатами, подвешенными к поясам металлическими плошками с воском и клеем, они сновали между пассажирами, как танцоры среди статуй. А наверху, над головами гнулись и скрипели мачты, плескались на ветру паруса.

Ветер трепал волосы Тессы, непослушные завитки выбивались из строгой прически и падали на уши, на шею. Корабль отходил от пристани. Тесса больше не махала Эмиту, она просто смотрела на его бледное напряженное лицо.

И вдруг по причалу зацокали копыта.

— С дороги! — крикнул чей-то голос. — С дороги!

Тесса увидела продирающегося через толпу всадника в черной одежде с кнутом в руке. Люди в ужасе разбегались. Завизжали женщины, заплакали дети. Чайки поднялись в воздух. Под копытами коня гнулись доски причала. Тесса решила, что перед ней сумасшедший. Он гнал свою лошадь прямиком в море.

Луч солнца упал на его лицо.

У Тессы дух захватило. Она вцепилась в перила. Это был Райвис.

— Киньте мне доску! — крикнул он. Доброжелатели и советчики, как муравьи, брызнули от него во все стороны. — Бог свидетель, я не могу упустить этот корабль.

Тесса посмотрела на расширяющуюся щель между кораблем и пристанью. Вода у берега была точно жидкая грязь. Двое матросов с главной палубы перекинули через щель доску. Но до пристани она не достала, перекрывала лишь половину расстояния. Подошли другие матросы. От веса пятерых человек корабль накренился.

— Прыгай, если осмелишься, — крикнул первый матрос, поплевав на ладони.

Райвис осадил лошадь, схватил седельную сумку и бросил кнут на землю. Потом он спешился и побежал по причалу. Каблуки его стучали по доскам, повязка соскочила, волосы развевались на ветру. Сухожилия на шее напряглись и стали белыми, как перья чаек. Тесса видела, что руки его сжаты в кулаки, а зубы впились в обезображенную шрамом губу. Вцепившись в перила, она смотрела, как он добежал по последней доски и прыгнул.

На долю секунды тело Райвиса казалось лишь темным пятном. Пространство между кораблем и пристанью он перелетел, как пущенная из арбалета стрела. Тесса охнула. Матросы ждали, сгрудившись около доски. Райвис на мгновение словно повис в воздухе, а потом приземлился на доску.

Дерево треснуло. Вытянув левую руку, чтобы уцепиться за палубу, Райвис отчаянным рывком подтянул тело к кораблю. Тесса, ни жива ни мертва, застыла на месте. Райвис оказался быстрым и проворным как ртуть. Рука его коснулась палубы. Первый матрос, тот самый, что только что поплевал на ладони, схватил Райвиса за руки, другой за талию, третий за плечи. Вместе они постепенно — рука, плечи, голова, вторая рука, грудь, наконец ноги — втащили Райвиса на палубу, как невод с рыбой.

Тесса перевела дух.

Райвису помогли подняться. Грудь его вздымалась, как кузнечные мехи, руки и ноги тряслись. Впрочем, он быстро оправился. Очень быстро. Пригладив растрепавшиеся волосы, он обернулся к пассажирам и матросам, глазевшим на него с кормы, и отдал общий поклон:

— Прошу прощения, дамы и господа. Я приехал слишком рано, не хватило нескольких минут. Вот тогда бы я смог предложить вашему вниманию действительно увлекательное зрелище.

В ответ ему раздался дружный хохот.

Матросы побросали на палубу металлические плошки; дети прыгали и визжали от восторга; моряк, спасший Райвиса, похлопал его по спине.

Тесса улыбалась, а встретившись с Райвисом глазами, залилась смехом. Он и вправду был просто великолепен.

* * *

— Как только матушка Эмита сказала мне, что ты отплываешь в Мэйрибейн, я тут же кинулся в порт. Полагаю, раздавил по дороге несколько крыс.

Он только что расплатился с капитаном и теперь устраивался в каюте Тессы. Его сапоги, плащ и седельная сумка валялись на полу.

Каюта была крошечная и имела странную форму — как клетушка под лестницей. Взрослый человек с трудом мог улечься здесь, вытянувшись во весь рост. С высотой дело обстояло не лучше: головой Тесса только что не задевала потолочные балки. Воздух был спертый, а пол, похоже, вообще никогда не подметали. Убогое узкое ложе, щедро утыканное гвоздями, занимало почти все помещение. Освещалась каюта подвешенным к потолку фонарем. Фонарь раскачивался вместе с кораблем, и темные тени метались по стенам.

Райвис сидел на койке, прислонившись спиной к стене, а Тесса примостилась на полу. Вблизи он выглядел бледным и усталым и, как ни пытался скрыть это, морщился при каждом движении. Тесса поражалась, как он ухитрился в таком состоянии совершить головокружительный полет с пристани на корабль. Даже сейчас, хотя прошло не меньше двадцати минут, дыхание его оставалось неровным.

81
{"b":"8128","o":1}