ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вайло почувствовал вдруг себя старым и обреченным, но другим этого показывать было нельзя. Он молча стиснул руки обоим воинам. Одда пожелал ему долгой жизни, но Вайло не мог ответить тем же. Не отпуская его руки, вождь произнес:

— Скажи этим ублюдкам, что мы потопили их священный камень.

Одда улыбнулся, и этого было довольно.

Вайло повернулся и с четырьмя воинами позади двинулся в западную часть круглого дома.

Главные двери еще держались, но в сенях уже готовились к схватке. Хэмми Фаа, подбежав к вождю, сообщил, что дхуниты проникли в дом через кухню и что в бою с ними пало несколько бладдийцев, в том числе и Самло. Вайло и сам это видел. Большой младший брат Хэмми лежал в луже крови у лестницы Восточного Рога.

— Он не допустил дхунита к механизму, поднимающему дверную решетку, — сказал Хэмми.

— Он был славный воин. — Вайло коснулся ладанки со священным камнем. — Такой же, как ваш отец.

У Хэмми затряслись плечи, и Вайло мысленно поклялся убить своего второго сына. Да, вот так. Пенго заплатит жизнью за все, что случилось здесь.

— Пойдем со мной, Хэмми, — сказал он вслух. — Ты, Невел, ступай с ребятами на кухню и посмотри, нельзя ли как-то отсечь ее от других помещений. И позаботься о женщинах. Ты знаешь, что следует сделать в случае чего.

Невел кивнул. Лучше убить своих женщин самим, чем отдать их на поругание дхунитам.

— Вождь.

Это было прощальное слово. Вайло чувствовал сердцем, что не увидит больше ни Невела, ни трех остальных. Клану Бладд приходит конец. Вайло обнял за плечи Хэмми и пошел с ним в северное крыло, в покои вождя.

По дороге они встретили только одного врага — молочанина, который сам не знал, как здесь оказался и куда идет. Хэмми пробуравил ему живот своим девятифутовым копьем и выдернул пахнущее дерьмом острие обратно.

— Открывай, Нан! — крикнул Вайло, постучав в свою дверь.

Она открыла, держа в руке двухфутовый нож, «девичий заступник», и Вайло ощутил гордость за нее.

— Давай сюда детей, Нан. Скорее.

Она повиновалась, не задавая вопросов. Морщины на лбу делали Нан старше ее сорока восьми лет, но она никогда еще не казалась Вайло такой красивой. Она скорее убила бы себя и его внуков, чем сдаться дхунитам. Такая женщина поистине достойна любви.

Ребятишки цеплялись за ее юбку. Вайло присел на корточки и сказал им:

— Мы должны делать все тихо и быстро, как лисы. Согласны вы вести себя тихо и двигаться быстро, чтобы порадовать дедушку?

Бледная и напуганная Кача кивнула, мальчик не ответил вовсе.

Зная, что время дорого, Вайло встал.

— Ступай вперед, Хэмми. Я пойду замыкающим.

— Куда мы идем, вождь?

Хороший вопрос.

— В Усыпальницу Дхунов.

Хэмми отнесся к этому объяснению, как к чему-то вполне разумному, и Вайло полюбил его за это еще больше.

— Ну, вперед.

Вход в гробницу помещался чуть севернее, в большой сводчатой молельне. Идти было недалеко, но Вайло знал, что этой ночью удача не на его стороне. Когда двое дхунитов в шлемах загородили им дверь в молельню, он не особенно удивился.

— Бладдийский вождь, — произнес голос из-под шипастого шлема, — все твои люди мертвы или умирают. Пора тебе сдать этот дом.

Вайло окинул взглядом доспехи и оружие этого человека. Мех рыболова, длинный голубой меч, панцирь, сверкающий медью. Сам Рваный Король, Робби Дан Дхун.

— Да, — сказал Робби, прочтя догадку на лице Вайло. — Дхунский король вернулся домой.

В этот миг Вайло услышал нечто, заставившее его кровь бежать быстрее и придавшее ему надежды.

— Хэмми, — сказал он тихо, — по моей команде вперед. — Нан он послал взгляд, говоривший «спокойно», и ответил королю: — Ты обратился ко мне неправильно, Робби Дан Дхун. Надо говорить не «бладдийский вождь», а «Собачий». В гробницу, Хэмми! — рявкнул Вайло, и пятеро собак с примесью волчьей крови пронеслись мимо него, как один разъяренный зверь — шерсть дыбом, зубы наружу. Они набросились на людей, угрожающих их хозяину, и мигом повалили на пол спутника Робби. Одна из собак вцепилась ему в горло, другая в лодыжку. Робби со скрытым под шлемом лицом отступал, чертя перед собой круги своим голубым мечом.

Пока собаки и Хэмми с длинным копьем удерживали его на расстоянии, Нан с детьми пробежала в молельню. Вайло последовал за ними и потянул за железное кольцо в полу, открывающее вход в гробницу.

Плита отошла в сторону, и снизу пахнуло затхлым, промозглым воздухом.

— Вниз! — скомандовал Вайло Нан и малышам. — Хэмми, ко мне!

Две собаки рвали на части упавшего дхунита, три, рыча и щелкая зубами, подступали к королю. Хэмми отвел копье и шмыгнул в отверстие. Вайло, перевернув тяжелую плиту кольцом к себе, спустился немного вниз и кликнул собак. Услышав в хозяйском голосе незнакомые им доселе ноты, они повиновались мгновенно и ринулись в подземелье, обдав Вайло своим теплом.

Он, держась за кольцо, опустил плиту и погрузил их всех в темноту.

— Дай сюда копье, Хэмми. — Ноги дхунского короля затопали сверху по камню. Вайло ощупью продел в кольцо копье Хэмми. На какое-то время хватит. Каменную плиту без рычага поднять не так-то легко, а заклиненную копьем — тем более, но рано или поздно ее сдвинут.

Несколько мгновений Вайло просто сидел на ступенях и дышал. Он совсем вымотался. Когда его глаза немного привыкли к мраку, он увидел впереди лунный свет, проходящий через кварцевый потолок усыпальницы.

— Пошли, — сказал вождь устало. — Засвидетельствуем свое почтение усопшим королям.

Все, в том числе и собаки, поднялись в тот же миг. Рука Нан нашла в темноте его руку, но Вайло отстранил ее. Слишком свежо было его горе.

Собаки, понимавшие то, чего не поняла любимая женщина, шли за ним на безопасном расстоянии, поджав хвосты. Полуволк тихо поскуливал. Маленький Эван заплакал. Вайло, которому нечем пока было его утешить, шел молча.

Усыпальница Дхунов, как и в прошлый раз, встретила его застоявшейся памятью о былой славе. Памятники, бледно светясь при луне, сторожили свой подземный мир. Вайло содрогнулся и осознал, что промерз до костей.

— Хэмми, Нан, Кача, Эван, — обратился он к своему маленькому отряду. — Если мы хотим выйти отсюда, нам надо хорошенько подумать. Объездчик Ангус Лок говорил мне, что есть подземный ход, который ведет вот из этого подвала на север. Этот ход будто бы такой старый, что даже дхуниты не помнят о нем. Сейчас это наша единственная надежда, поэтому нам надо ощупать и обстукать здесь каждый камень, чтобы найти потайную дверь. — Ему самому собственная речь представлялась совершенно безумной, но остальные выслушали его спокойно и тут же разошлись по гробнице.

Вайло, хмурясь, припоминал стишок, прочитанный ему Ангусом Локом. Как же это? «В Гробнице Дхунов есть тайный ход — тот, кто не видит, его найдет».

Он произнес это вслух, и все обернулись к нему.

— Это разгадка, дедушка? — взволнованным шепотом спросила Кача.

— Да, разгадка, — ответил он, не желая ее разочаровывать. Сам он ровным счетом ни о чем не догадывался, и черные мысли одолевали его. Сначала Эван, потом Кача, Хэмми, Нан, потом он сам. Соблюсти порядок казалось ему очень важным, и он молил Каменных Богов дать ему мужества, чтобы выдержать до конца. Дхунский король говорил о сдаче, но Вайло разглядел истину в светло-голубых глазах под шипастым шлемом. Робби Дан Дхун не из тех, кто держит свое слово.

И времени оставалось все меньше.

— Деда, а почему у этого человека глаз нет? — прозвенел голосок Эвана. Слишком маленький, чтобы бояться смерти, он раскачивался на памятнике Темного Короля Барни Дхуна.

— Видно, у ваятелей руки не дошли, — пожал плечами Вайло.

Кача, разглядывавшая одно из упавших надгробий, деловито заметила:

— Раз глаз нет, значит, он ничего не видит.

Кожа Вайло покрылась мурашками. Быстро глянув на Хэмми и Нан, он понял, что они испытывают то же самое. Устами младенца...

Втроем они подошли к надгробию Барни Дхуна. Кача, очень гордая собой, присоединилась к ним.

132
{"b":"8129","o":1}