ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

1

ЛЕДОВЫЙ ТУМАН

Через семь дней они увидели на тропе кровь — пять ярких капель на старом сером снегу. Кровь не была свежей, но могла показаться такой тому, кто не привык охотиться в зимнее время. Обычно пролитая кровь сразу чернеет и испаряется, оставляя за собой только железо и медь, но в морозную погоду все по-другому. Кровь, падающая из разрубленной шеи лося, застывает алыми бусинами. Райф и Дрей в свое время клали такие бусины в рот. Они таяли на языке, сладкие, как свежая трава, и соленые, как пот. Вкус зимы, вкус клана.

Но кровь на тропе была не лосиная.

Райф посмотрел вперед, на пригорок, где поднимались прямо вверх в тихом воздухе столбы белого дыма. Они весь день шли в гору, но источника этих дымов до сих пор не обнаружили. Здешняя почва, твердая, но хрупкая, состояла из базальта и черного сланца. На востоке утесы, высокие и прямые, как крепостные стены, ограждали острые, как ножи, горы. На западе виднелся край Буревого Рубежа — его скалы и морены, заметенные снегом, отсюда выглядели, как круглые холмы. Дальше тянулись прибрежные льды, а за ними лежало море. На западном горизонте собирались штормовые тучи, и ледяные поля под ними отливали серебром.

— Что здесь произошло? — спросила Аш. Голос ее звучал звонко, но между словами она делала слишком большие промежутки.

— Кто-то из суллов вскрыл себе жилу.

— Откуда ты знаешь?

— Когда убиваешь зверя, крови бывает гораздо больше — даже если сделать это очень чисто. — Райф потрогал красные пятнышки, вспоминая замерзшие туши и погнувшиеся на морозе клинки. Тем Севранс смеялся над своими сыновьями, когда они, пытаясь спустить убитого лося со склона, спихнули его на озеро. Лось проломил лед и потонул. Когда Райф заговорил снова, его голос стал совсем тихим. — Кроме того, она не била струей, а капала.

— Почем ты знаешь, что кровь человеческая?

Райф резко встал, испытывая невольный гнев против Аш и ее вопросов. Они оба знают ответ — зачем же она вынуждает его говорить?

— Слушай, — сказал он.

Стоя бок о бок, они прислушались к звуку, на который шли с самого утра. Впереди что-то шипело и потрескивало — словно молния, попавшая в воду.

— Они были здесь, Арк Жилорез и Маль Несогласный, — сказал Райф, пересчитывая дымы. — Они слышали то же, что слышим мы, и видели дым. — (И знали, что здесь опасно, потому и пролили кровь, чтобы умилостивить своих богов.)

Аш кивнула, как будто услышала то, что он не произнес вслух.

— Быть может, и нам следует уплатить дань?

Райф покачал головой.

— Это не наша земля и не наш обычай. Здесь мы никому ничего не должны.

Он надеялся, что это правда.

Семь дней шли они по следу сулльских воинов. След вел их на северо-запад от Полой реки, в край, через который Райф ни за что не решился бы идти сам, если бы не оставленные на снегу метки. Неглубоко зарытый лошадиный навоз, человеческие волосы на коре засохшей сосны, отпечаток ноги на свежем льду. Суллы оставляли за собой «след, который даже кланник способен прочесть». Райф стискивал зубы, вспоминая эти обидные слова, сказанные Арком Жилорезом. «Обычно мы следов не оставляем, — хвастливо заявили суллы, — но для тебя постараемся это сделать». Их высокомерие возмущало Райфа до глубины души, но он понимал, что должен быть им благодарен. Ни один кланник не ступит на замерзшее озеро и какой-либо другой незнакомый лед, не будучи уверенным, что кто-то уже прошел здесь и пометил дорогу.

Путешествие их было нелегким. Дни стояли короткие, а ночи долгие и полные тишины. О чем им было с Аш разговаривать? Райф думал об этом каждый раз, обдирая кору для ночного костра. Только не о Пещере Черного Льда и не о том нечто, вышедшем вместе с ними на свет из-под ледяного покрова реки. Райф видел только тень, ничего более, но под шагами теней не хрустит сосновая хвоя... и кричать они тоже не могут.

Райф содрогнулся. Что бы это ни было, теперь оно ушло. Убежало. Больше они с Аш ничего такого не видели и все-таки знали, что мир изменился.

Десять дней назад, в пещере под замерзшей рекой, они предполагали, что вернутся в клановые земли, найдут Ангуса и отправятся с ним в Иль-Глэйв, к Геритасу Канту. «Если вернетесь благополучно из Пещеры Черного Льда, я назову вам имена чудовищ», — пообещал тот. Но ни о каком благополучии теперь говорить не приходится. Райф больше не считал себя кланником, но старые навыки не покинули его, и он знал, когда надо бояться. Глубокое беспокойство, поселившееся в нем, держало его в настороженности и постоянной готовности. Заткнутый за пояс ледоруб, единственное его оружие, холодил кожу.

Он не мог сказать, кто из них решил идти за суллами на север. Еще одно, о чем они с Аш не говорили, и еще одно, что им хотелось бы узнать. Арку и Малю известно, кто такая Аш. Быть может, они скажут, что все закончено и что можно вернуться домой.

У них ушел час на то, чтобы преодолеть подъем. Аш шагала впереди, Райф следовал за тенью, которую она отбрасывала при полной луне. Все так же молча они окинули взглядом открывшуюся внизу долину. Двенадцать гейзеров били из-подо льда и щебня в сухом ледниковом русле. Каждый из них окружало кольцо голубого пламени, вокруг каждого образовался кратер, полный пепла и расплавленного камня. Это зрелище сопровождал оглушительный шум: треск лопающихся камней, шипение тающего снега, ровный гул горящего газа.

Ветер принес наверх запах гари и грозовой свежести. У Райфа не было слов для того, что он видел. Огонь и дым здесь, на стылом краю Буревого Рубежа, казались делом столь же невозможным, как мертвец, начавший вдруг дышать.

— След ведет туда? — спросила Аш, и Райф не смог взглянуть ей в глаза, которые из серебристо-серых стали густо-синими, как полночное небо. Сулльская синева.

— Да. Он пролегает через долину и уходит к морю.

— И мы тоже должны там пройти? — Земля под ними качнулась, и новая струя пара вырвалась из-под нее, расшвыривая снег и камни.

Итого тринадцать. Жар подземного взрыва пахнул Райфу в лицо. Ему вспомнилась история Мурдо Черного Града, Вождя-Воителя, который вел своих людей на войну через Ступени. Когда они уже спустились с горы, она вдруг изверглась, выбросив поток раскаленной лавы. Мурдо ехал во главе отряда на своем огромном жеребце Черном Барре. Его панцирь воспламенился, а когда воины стащили с вождя горящие латы, кожа и мускулы Мурдо отошли вместе с ними. Вождь умирал два дня, за которые привел своих воинов к победе над кланом Тралл и зачал со своей женой их единственного сына. Бессу, его жену, доставили к мужу с завязанными глазами и залепленными воском ноздрями — так ужасны были вид и запах его обожженного тела.

— Придется, — состроив гримасу, сказал Райф.

Газовые огни ярко светились в сумерках. Аш смело шла между ними — к одному кратеру она подошла так близко, что могла бы напиться из него талой воды. Райф не останавливал ее, хотя и видел, что это опасно. Неведомая сила, заключенная под полом долины, давила на него изнутри, корежа древние камни. Эта дорога между огнями и столбами дыма могла бы показаться даже красивой, но Райфу она напоминала преддверие ада, о котором он наслушался в детстве.

Они продолжали идти и ночью. Райф не хотел останавливаться, пока газовые факелы не останутся далеко позади. На следующий день солнце едва поднялось над горизонтом, и его свет только с натяжкой мог называться дневным. Новый день был еще более темным, и идти по следу суллов стало еще труднее. К вечеру Райф стал замечать следы присутствия других людей: кости, санные борозды, собачью шерсть и пятна зеленого китового жира. Снег сделался мерзлым, а воздух таким сухим, что даже легкие пылинки виднелись в нем.

Уже ночью они прошли Китовые Ворота — челюсти кита высотой с двух человек и шириной с четырех. Ворота одиноко стояли среди потрескавшихся от мороза камней и сухих трав, отмечая вход в чьи-то владения. Райф, сняв зубами рукавицы, потрогал кость голыми руками. Она шелушилась, по краям торчали остатки китового уса. На кости были выжжены рисунки. Под дельфинами, играющими среди звезд, проглядывали более древние изображения чудищ, пожирающих людей.

5
{"b":"8129","o":1}