ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Какие наши роды
Что не так в здравоохранении? Мифы. Проблемы. Решения
Шоу обреченных
Мой звездный роман
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Мобильник для героя
Эффект Марко
Девушка из каюты № 10
Медсестра спешит на помощь. Истории для улучшения здоровья и повышения настроения

– Чем обязан вашему визиту?

– Сейчас расскажем, – сказал Владимир Владимирович, – только не нужно нервничать.

– Я не нервничаю, я радуюсь, – ответил Дронго, – всегда, когда вижу вашего спутника, я начинаю радоваться жизни. Сначала он не дал мне закончить расследование на телевидении по поводу убийства известного телеведущего. Затем активно мешал расследованию хищения на военном объекте в Сибири, в результате чего едва не произошла трагедия. И наконец, совсем недавно помешал моему расследованию, когда выяснилось, что московского мэра хотят физически устранить. Мне иногда кажется, что генерала специально присылают ко мне, чтобы он вел со мной параллельные расследования и делал все, чтобы помешать мне.

– Зачем вы так говорите? – зло спросил Потапов.

Подвинув к себе столик, он открыл бутылку виски и щедро плеснул в большой стакан, положив туда два кусочка льда, после чего залпом выпил его содержимое.

– А разве я не прав? – удивился Дронго.

– Можно подумать, что вы ничего не понимаете, – огрызнулся генерал, – в нашей стране все время меняется политическая конъюнктура. А мы все – руководители спецслужб, – как проститутки, стараемся ублажать каждого, кто передает нам приказы от имени президента. Сегодня ему нравятся одни союзники, завтра другие. Сегодня у нас один директор, завтра другой. Я вообще думаю, что скоро и меня уберут из ФСБ. Я пересидел уже трех директоров, а для нашего ведомства это достаточно много.

– В таком случае не нужно быть проституткой, – заметил Дронго, – вы всегда можете положить свое заявление об отставке новому руководителю.

– И отправиться служить бандитам? – невесело спросил Потапов. – Вы меня с собой не сравнивайте. Это вам удалось остаться независимым экспертом, получать фантастические гонорары и жить в свое удовольствие. А я всего лишь государственный чиновник. И как только меня лишат моей работы, я должен буду отправиться к известным вам олигархам и слезно просить их устроить меня на работу. Меня, конечно, возьмут, но после этого я стану даже не проституткой, у которой есть какие-то правила общения с «клиентами». Я стану дешевкой, об которую все станут вытирать ноги. И вы это прекрасно знаете.

– Еще немного, и я начну плакать над вашей судьбой, – без тени улыбки ответил Дронго. – Если бы я не знал, как живут сегодня все эти генералы спецслужб, я бы ничего не говорил. У вас есть хотя бы один коллега не миллионер? Где-нибудь, кроме разведки. В милиции, в ФСБ, в налоговой полиции или в таможенном комитете? Вы знаете хотя бы одного генерала, который, уйдя с работы, отправился на паперть? Вы же все прекрасно понимаете, генерал. И если я иногда с вами соглашаюсь, то надеюсь, что и вы видите мою правоту. И про своих коллег, и про генеральскую честь.

– Оставим, – отмахнулся Потапов, – не буду спорить. С вами это все равно бесполезно, вы можете переубедить даже фанатика. Вам нужно было идти в адвокаты.

– И защищать ваших олигархов? У меня бы не получилось. Я бы смог искренне защищать человека только в том случае, когда сам был бы убежден в его невиновности. А для адвоката подобная позиция – большой профессиональный минус.

– Мы пришли сюда не для того чтобы спорить, – напомнил Владимир Владимирович, – у нас к вам важное дело.

– Какое дело? – спросил Дронго.

Владимир Владимирович взглянул на Потапова, но тот промолчал и снова щедро плеснул в стакан виски. Владимир Владимирович подождал пока он выпьет и сказал, обращаясь к хозяину квартиры:

– Дело в том, что пропал один человек…

– Потрясающая новость, – пробормотал Дронго, – в России ежедневно пропадают сотни людей. Надеюсь, меня не отправят на поиски неизвестного?

– Пропал очень известный человек, – мрачно сказал Потапов, – мы думали, что вы могли бы неформально нам помочь. Мы не можем вести официальное расследование, так как к нам никто не обращался. Но мы точно знаем, что интересующий нас человек пропал и его нигде не могут найти.

– Кто этот человек?

Потапов взглянул на Владимира Владимировича. Тот кивнул и, тяжело поднявшись, сказал Дронго:

– Ты меня проводи. Мне незачем знать ваши секреты. С годами я убеждаюсь, что знания действительно умножают печаль. И будь с ним помягче. У него дочь больна, завтра операция. А он все бросил и приехал к тебе. Не нужно ерничать. Если не хочешь, можешь им не помогать, тебя никто не обязывает. Но, насколько я понял, они готовы заплатить тебе гонорар. У них опять какое-то важное дело. И ты, очевидно, проходишь по графе непредвиденных расходов.

– Скорее, тех расходов, которые они должны тратить на свою агентуру, – пробормотал Дронго, прощаясь со стариком. Тот вышел из квартиры, и Дронго вернулся в гостиную.

– Что у вас за дело? – поинтересовался он, усаживаясь напротив Потапова.

– Вы слышали что-нибудь о «Литературном экспрессе»? – неожиданно спросил Потапов.

– О «Восточном экспрессе» я читал у Агаты Кристи, об экспрессе в евротоннеле тоже наслышан, но про этот, кажется, ничего не слышал.

– «Литературный экспресс» организован под эгидой ЮНЕСКО и Евросоюза. Он пройдет по маршруту легендарного северного экспресса – от Лиссабона до Москвы и обратно до Берлина. «Экспресс» пройдет через одиннадцать стран, посетит двадцать городов. На нем отправятся представители всех стран Европы, более ста человек известных писателей и журналистов. Они будут встречаться с королями и президентами, премьерами и председателями парламентов, говорить о культуре, объединяющей народы. И символом единения народов Европы выбрана Вавилонская башня.

– Бог в свое время наказал людей, дерзнувших построить до неба первую башню, – напомнил Дронго. – Вам не кажется, что это в некотором роде вызов?

– Да, возможно и так. Но организаторы проекта хотят показать возможность единой Европы и сделать эту поездку символом единения народов.

– Прекрасная идея, – сказал Дронго, – только не совсем понимаю, какое отношение имеет ваше ведомство к этому благородному проекту. Или уже пропал кто-то из писателей?

– Не нужно острить, – попросил Потапов, – все гораздо серьезнее, чем вы думаете. Повторяю, идея экспресса – объединение Европы. Среди участников проекта очень много всемирно известных писателей. Практически во всех странах их должны принимать руководители государств.

– Я не совсем понимаю, к чему вы клоните, – сказал Дронго.

– Поездка будет продолжаться шесть недель, – бесстрастно продолжал Потапов, – и в начале июля все литераторы прибудут в Москву, где их должен принять президент России. Проект уже согласован. Кроме того, на личные встречи уже дали согласие королевская чета Испании, президенты Польши, Латвии, Литвы. Вы меня понимаете?

– И вы заранее опасаетесь за встречу в Москве? – догадался Дронго.

– Почти угадали, – сказал Потапов, – дело в том, что все страны должны были выдвинуть по два или три участника. По нашим сведениям, была попытка заменить представителя Великобритании на другого участника, который имеет очень косвенное отношение к журналистике вообще и к этому проекту в частности…

Дронго молчал. Иногда нужно дать возможность собеседнику выговориться.

– Журналист, который должен был принять участие в этой поездке, неожиданно исчез. Это довольно известный человек, и английская полиция предприняла определенные усилия, чтобы его найти. Может, вы про него слышали? Рэндал Эшли, очень известный английский журналист, он хорошо знал русский язык, часто публиковался, в том числе и в российских газетах. Его исчезновение наделало в Англии много шума. Мы узнали об этом через наше посольство в Лондоне. И неожиданно оказалось, что вместо пропавшего Рэндала Эшли английский ПЕН-центр рекомендует другого человека – Мигеля Грейвза. Мы заинтересовались им и выяснили, что за всю свою жизнь он написал только три или четыре репортажа, причем, все из африканских государств, где был специальным корреспондентом журнала «Солдаты удачи». До этого он служил на Гаити в элитных частях Дювалье, оттуда перебрался в Англию. Мать у него с Гаити, а отец – английский офицер, осевший на Гаити еще после первой мировой войны. Это давало ему права на получение английского гражданства, и Грейвз этим воспользовался. Есть сведения, что он был связан с продажей оружия в Намибию и Конго. Интересный журналист, как вы считаете?

3
{"b":"813","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дори и чёрный барашек
Вакансия для призрака
Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Бородатая банда
Хронолиты
И снова девственница!
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Мне снова 15…