ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вайло Бладд подался вперед. Вот было времечко! Крепкие зубы — вот главное. Зубы помогли ему, бастарду, имевшему только половинку имени и врагов в лице своих братьев, стать вождем, которым он остается и по сей день. Он взял свое, и оно не было тем, что полагалось ему от рождения. Взятое далось ему с боем. Он ничего не получил из рук своего отца. Гуллит Бладд удостоил своего побочного сына очень немногими словами с тех пор, как признал его, да и те наполовину состояли из проклятий.

В дверь постучали.

Вайло встрепенулся. Он слишком долго пробыл один и слишком глубоко ушел в свои мысли — бладдийцу это несвойственно.

— Войдите.

Вайло, ожидавший детей своего второго сына, которые этим утром прибыли из Бладда, остановил взгляд где-то на середине двери, но в ней появился мужчина. Увидев длинное белое одеяние и гладкие, почти женские руки, Собачий Вождь испустил тяжкий вздох. Если заключаешь сделку с дьяволом, его приспешники не заставят себя ждать.

— Сарга Вейс. Когда ты приехал?

Высокий человек с желтоватым лицом и женственными глазами вошел в комнату. Всегда носивший простое белое платье священника, Сарга Вейс не был, однако, служителем Бога.

— На свой лад, вождь, я был здесь с самого начала.

Вайло был ненавистен высокий голос этого человека и слишком красивый рисунок его губ. Не любил он также, когда его называли вождем или Бладдом. Он — Собачий Вождь, и его недруги знают это так же хорошо, как и он. Рассердившись, Вайло крикнул:

— Затвори-ка за собой дверь!

Сарга Вейс исполнил приказ, двигаясь развинченно, как все не отличающиеся большой силой мужчины. Собаки заворчали на него. Сарга Вейс не любил собак и поэтому, закрыв дверь, стал как можно дальше от них. И заговорил с легкой дрожью в голосе, которую можно было приписать страху, но Вайло подозревал, что причина ее — гнев:

— Я вижу, вы расположились здесь как дома, вождь. Обитель Дхунов подходит вам как нельзя лучше.

Следуя за взглядом Сарги Вейса, Вайло посмотрел на подножие Седалища Дхунов, где лежала на камне тонкая полоска кожи. И сузил глаза. Этакая малость, кожаная тесемка, выпавшая из косы, а этот пособник дьявола ее тут же приметил. И это уже не в первый раз. Вайло напомнил себе, что с ним нужно держать ухо востро.

— Итак, — сказал он, нащупав на поясе кисет с жевательной травой, — ты все это время был на клановых землях. Где же ты прятался — в печном доме? Или твой хозяин приказал тебе быть поближе на всякий случай?

— Я не вижу, — слегка покраснев, сказал Сарга Вейс, — как вас может касаться то, где я находился.

Собакам не понравился его тон, и они, рыча и взлаивая, подались к нему. Их поводки натянулись до отказа, и полуволк стал грызть свой ремень.

Сарга Вейс скривил губы, и его фиолетовые глаза потемнели.

— Эй, собаки! — крикнул Вайло Бладд. — Тихо!

Они, сразу замолчав, опустили головы, поджали хвосты и улеглись на каменный пол.

Вайло пристально смотрел на Саргу Вейса, и ему показалось, что он что-то говорит не раскрывая рта. Вот еще одно, что следует помнить о пособниках дьявола: при всей своей видимой слабости они редко бывают беззащитными. Вайло был уверен, что Сарга Вейс — чародей.

— Ты приехал один или с семеркой?

— С семеркой, которая мне подчиняется, как всегда.

Подчиняется? Вайло в этом сомневался. Скорее охраняет.

Семеро хорошо обученных, хорошо вооруженных воинов вряд ли позволят такому, как Сарга Вейс, командовать собой. Солдаты таких не выносят.

— От вас я поеду на юг, к моему господину. — Сарга Вейс стал как будто увереннее, когда собаки угомонились, и даже улучил время, чтобы поправить свои красивые волосы. — И, разумеется, расскажу ему о ваших успехах. Уведомлю его о том, что все прошло гладко, и доложу, что вы на верном пути к тому, чтобы стать Верховным Вождем всех кланов. — Сарга Вейс улыбнулся, показав мелкие, белые, но чуть-чуть скошенные внутрь зубы. — Мой господин будет доволен. Он выполнил свою часть договора. Теперь ваш черед...

Вайло Бладд выплюнул черную жвачку, и Сарга Вейс умолк так же внезапно, как и собаки.

— Не твой хозяин задумал этот набег и не он подвергался опасности. Не он прорубал себе путь сквозь темноту и дым, не зная, что принесет ему следующий шаг. Его клинок не обагрился кровью. Он не опасался за жизнь своих сыновей. И яйца у него не стыли на морозе.

— Благодаря моему господину, — чуть понизил голос Сарга Вейс, — ваши клинки обагрились меньше, чем могли бы.

Крак! Собачий Вождь с размаху опустил ногу на табурет, и резные ножки переломились, как лучинки. Собаки по ту сторону очага шарахнулись к стене. Сарга Вейс поморщился, и его горло дрогнуло.

— Посмей только испробовать на мне свое колдовство, — рявкнул Вайло, — и собаки мне свидетели, ты не выйдешь из круглого дома живым.

Услышав, что он говорит о них, собаки подняли морды и зарычали, орошая камень каплями слюны.

Сарга Вейс, видя, что отступать некуда — он и так уже стоял у самой двери, — поджал губы.

— Теперь я понимаю, почему вас прозвали Собачьим Вождем.

— Так и есть, — кивнул Вайло и отшвырнул ногой сломанный табурет.

— Так вот, Собачий Вождь — или как там еще ты себя называешь, — ты охотно согласился на помощь моего господина, когда она тебе понадобилась. Не думаю, что гнев заставлял тебя тогда ломать табуретки. А теперь ты стоишь у того самого очага, который он помог тебе завоевать, и грозишь насилием его послу, словно какой-нибудь буян из печного дома. — Сарга Вейс сделал шаг вперед. — Позволь тебе сказать...

Вайло прервал его, свирепо тряхнув головой.

— Говори то, зачем пришел, и убирайся. Твой голос бесит моих собак. Если твоему хозяину есть что передать мне, передавай. Если он назвал цену, скажи ее мне. — Вайло не сводил глаз с лица Сарги Вейса. Неправильно это, когда у мужчины лиловые глаза.

Тот слегка повел плечами и овладел собой, хотя и не сразу. Гнев еще чувствовался в его голосе, когда он заговорил.

— Хорошо. Я не принес тебе послания от моего господина. Когда договор был заключен, он ничего не просил взамен, да и теперь не просит. Он, как и сказал тогда, желает видеть кланы объединенными под единой твердой рукой и полагает, что ты как раз тот человек. Не могу сказать, когда еще он предложит тебе свою помощь и предложит ли вообще. Его время и возможности скованы многочисленными цепями. Однако я знаю, что за твоими успехами он будет наблюдать с интересом. Могу себе представить, как он будет огорчен, если ты после всех его хлопот найдешь Седалище Дхунов удобным, как мягкое кресло, и будешь дремать на нем. Немало кланов еще предстоит завоевать.

Собачий Вождь пососал больные зубы. Оглядывая старый чертог вождей Дхуна с его огромным очагом из голубого песчаника, пушистыми шкурами на полу и стенах и дымчатыми слюдяными окнами, он задумался над словами Сарги Вейса. Он был уверен, что это неправда, но доля истины в них была.

— У меня свои планы на Черный Град и прочие кланы, — сказал он. — И я открою их, когда сам сочту нужным. Сначала я должен закрепить за собой Дхун.

Быстрая улыбка промелькнула по лицу Сарги Вейса.

— Разумеется. Мой господин вполне полагается на твое суждение.

Собачий Вождь, нахмурясь, подошел к двери. Он с удовольствием отметил, как Сарга Вейс отшатнулся в сторону, но удовольствие это было мимолетным. Ему крепко не нравился Вейс. Он опасен. Нрав у него такой, что первому силачу впору.

— А теперь отправляйся, — сказал Вайло, взявшись за ручку двери. — И скажи своему господину, что послание, которое он не велел мне передавать, дошло до меня как нельзя лучше.

Сарга Вейс склонил голову, и Вайло заметил, что лицо у него не такое уж гладкое и безволосое, как ему казалось, а просто тщательно выбритое.

— Я расскажу моему господину, что Седалище Дхунов пришлось тебе по вкусу. И что у тебя имеются — как бы это сказать? — долгосрочные планы относительно Градского Седалища.

Услышав это, Вайло чуть не ударил Вейса. Он побагровел, сжал кулак, челюсть и шея у него напряглись. Он стукнул по дверной ручке с такой силой, что расколол дубовую перемычку под ней.

29
{"b":"8130","o":1}