ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На дворе было тихо и морозно. Райф мигом домчался до дубовой просмоленной двери круглого дома, прокричал через нее свое имя и был впущен в тепло и свет больших сеней.

Внутри было людно и шумно. Подданные клана стояли кучками повсюду, загораживая лестницы и проходы. Одетые в дубленую кожу и домотканую шерсть, они вслух высказывали беспокойство о своем урожае, овцах, детях и будущем. Райф никогда еще не видел в круглом доме столько издольщиков разом, даже в самый разгар зимы. Кто бы ни созвал их сюда с дальних земель клана, он потрудился на славу. Райф не знал по именам добрую треть тех, кого встречал на пути.

Кланники и новики попадались ему в меньшем количестве, но это еще ничего не означало. Мейс, вероятно, собирает их всех в Большом Очаге.

— Райф, иди сюда!

Райф узнал голос брата еще до того, как увидел его. Встав на каменную приступку, он взглянул поверх голов людей, толпившихся у входа. Он собирался держать себя с братом холодно, но, увидев у дальней стены Дрея, еще покрытого дорожной грязью и заросшего семидневной щетиной, вздохнул с облегчением. Хорошо, что Дрей дома. Вид у него усталый. В свалявшейся косе застряла лисья шерсть, цепи молотобойца на панцире из вареной кожи совсем почернели от копоти. В остальном, если не считать покрасневшего носа, он нисколько не изменился.

Дрей дождался брата, не покидая своего места, и они обменялись крепким рукопожатием.

— Ты уже видел Эффи? — первым делом спросил Райф.

— Нет, но другие видели. Она была в Старом лесу с Рейной, и Анвин видела, как она вернулась. Говорит, что Эффи была тихая, как мышка, и сразу убежала в свою каморку.

Райф кивнул, и оба надолго умолкли.

— Вы все вернулись благополучно? — нарушил молчание Дрей.

— Да. Круглый дом Гнаша битком набит дхунитами. Все, кто бежал при взятии дома Дхуна или отсутствовал в ту ночь, собираются к старой крепостной стене. — Говоря это, Райф заметил, что Дрей смотрит на лестницу, ведущую к Большому Очагу. — У нас опять собрание? — посуровевшим голосом спросил он.

Дрей опустил глаза.

Райф, прежде чем заговорить снова, постарался побороть гнев.

— И когда же ты собирался сказать мне о нем, Дрей? Когда оно закончится?

— Нет. Все не так, как ты думаешь. Мейс хочет жениться на Рейне и...

— На Рейне?! — Райф втянул в себя воздух. Ему казалось, что его заставляют участвовать в какой-то бессмысленной игре. — Она нипочем за него не пойдет. Она его приемная мать... и на прошлом собрании высказалась против него. — Райф яростно затряс головой. — Она его ненавидит.

Дрей выругался.

— Не начинай только снова, Райф.

— Что не начинать? — Собственный голос показался Райфу угрюмым.

— Искать правду. Выдумывать. Смущать нас. — Дрей поскреб свою отросшую бородку. — Ты не единственный, кто может поплатиться за свои слова. Я еще понимаю, что ты совсем не думаешь обо мне и моем положении в клане, но подумай хотя бы об Эффи. Она еще мала и нуждается в заботе клана теперь, когда отца не стало. И каждый раз, как ты открываешь рот и говоришь что-то плохое о Мейсе Черном Граде, ты вредишь ей не меньше, чем себе. — Дрей протянул к Райфу руку, но тот отпрянул, и Дрей, беспомощно пожав плечами, опустил руку. — Мейс все равно будет вождем клана, Райф. И придется тебе смириться с этим — ради всех нас.

Райф пристально смотрел на брата, подозревая, что Дрей долго затверживал то, что касалось их семьи и верности клану. Все эти слова показались ему заученными и неестественными для Дрея. Это скорее мог сказать Мейс Черный Град. Губы Райфа искривились в улыбке.

— И долго ты меня ждал здесь, Дрей? Это Мейс поставил тебя караулить в сенях? Это он велел тебе не пускать меня к Большому Очагу, пока я не выслушаю все, что ты скажешь, и не соглашусь с тобой, как подобает хорошему брату?

Дрей покраснел, услышав это.

— Все было не так, Райф. Я беспокоился, что клан может ополчиться против тебя... и Мейс сказал, что человек никогда не слушает разумных доводов, когда дело касается его самого, но если сказать ему, что может пострадать его семья...

Райф сгреб брата за плечи. Сейчас он заставит его прозреть.

— Дрей, послушай меня. Я не собираюсь делать ничего, чтобы навредить тебе и Эффи. Эти слова вложил тебе в голову Мейс Черный Град. Мы с тобой вместе были в лагере на Пустых Землях. Мы видели то, что видели, и пока мы держались заодно, Мейсу приходилось вертеться что есть мочи.

Дрей вырвался из рук брата.

— Перестань, Райф! Перестань сейчас же! Мейс предупреждал меня, что ты еще не дорос, чтобы говорить с тобой серьезно. — Дрей раздраженно мотнул головой и пошел к лестнице.

Райф посмотрел, как он уходит. Его рука потянулась к амулету и сжалась вокруг твердого клюва. Ненависть переполняла его — от нее горела кожа и щипало в горле. Он всего час как вернулся домой, а Мейс Черный Град уже всадил в него нож.

Чувствуя на себе чужие взгляды, Райф отпустил амулет. Его трясло, и он с трудом овладел собой. Оправив волосы и одежду, он последовал за Дреем к Большому Очагу. Мысли о брате он отгонял от себя — сейчас не время было думать о Дрее.

На лестнице было полно народу. Дети носились вверх и вниз с визгом и смехом. Женщины сидели на ступенях, тихо переговаривались и жевали сушеные фрукты, чиня одежду и упряжь. Здесь горело вдвое больше факелов, чем обычно, и в воздухе стоял жирный черный дым. Райф с трудом подавлял в себе желание растолкать всех, кто загораживал дорогу. Что они, другого места себе не нашли? Почему Анвин Птаха не разгонит их всех по своим комнатам?

У дверей Большого Очага он остановился как вкопанный. Там стояли на страже двое кланников, которые скрестили перед ним копья.

Рори Клит, золотоволосый и голубоглазый, предмет повышенного внимания юных дев клана, подал голос первым:

— Тебе туда нельзя, Райф. Извини. Мейс Черный Град не велел пускать никого, кроме кланников и новиков.

Бев Шенк, младший из сыновей Орвина и сам еще новик, кивнул:

— Извини, Райф. Это не тебя одного касается.

— Мейс Черный Град пока еще не вождь и не имеет права отдавать приказы. И где это слыхано, чтобы у Большого Очага выставляли вооруженную стражу?

Бев и Рори переглянулись. Рори, облизнув губы, немного опустил черный наконечник своего копья.

— Послушай, Райф, я тут ни при чем. Мейс велел пускать только взрослых кланников, это самое я и делаю. Так и следует, чтобы люди, принесшие присягу, могли обсудить дела клана между собой. — Голубые глаза Рори смотрели прямо на Райфа. — Говорят, Инигар будет принимать присягу на той неделе — может, тогда ты и Бев тоже станете новиками вместе с остальными. Вот если ты после этого потребуешь тебя впустить, я буду только рад.

Райф покачал головой. Ему нравился Рори — тот дружил с Дреем и нисколько не задавался, несмотря на красивую внешность, — но он был не в том настроении, чтобы хоть кому-то позволить помешать ему пройти в Большой Очаг.

— Пустите меня, — потребовал он.

— Нельзя, Райф. — Рори загородил ему дорогу копьем. Райф схватился за древко и рванул его на себя. Рори качнулся вперед, Райф двинул его кулаком по пальцам, и рука, которой Рори держал копье вверху, разжалась. Придя в бешенство, он заехал Райфу по уху, и тот рухнул прямо на дверь. Дерево затрещало, и копье Бева уперлось Райфу в почки.

— Отойди, Райф. — Его красные, как у всех Шенков, щеки разгорелись еще пуще.

Райф почувствовал, что дверь открывается, и отступил. Теплый бездымный воздух дунул на него, и кто-то вышел из зала.

— Что здесь такое? — Это был Мейс Черный Град. Говоря, он барабанил пальцами по кожаному поясу. — Я вижу, Севранс опять буянит. — Оглянувшись на кого-то в зале, он сказал: — Я думал, ты сумеешь призвать своего брата к порядку, Дрей.

Райф, морщась, отвел от себя копье Бева. Дела оборачивались все хуже и хуже. Он не совсем расслышал, что ответил Дрей, но слова «извини, Мейс» все же донеслись до него.

— Клянусь весом Каменных Богов, Мейс, а чего же другого ты мог ожидать? Надо же додуматься — выставить стражу у двери. — Орвин Шенк, выйдя вперед, сгреб Райфа за руку. — Снова попал в историю, а, парень? — Орвин подмигнул сыну. — Ловко это ты с копьем, Бев.

31
{"b":"8130","o":1}