ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все, однако, немедленно подчинились, осадив коней. Металлические части уздечек обмотали тряпками, чтобы не обморозить лошадей, поэтому шума почти не было. Даже молотобойцы натерли свои цепи мукой, чтобы те не звякали и не выдавали их. Сильный ветер, задувший две ночи назад, поднял поземку, и позаимствованная Райфом кобылка увязала по самые бабки в сухом снегу.

Дружина образовала неровный круг на поросшем редкими деревьями склоне, удерживая коней на месте. Люди дышали паром, и их глаза под капюшонами чернели, как угли. Баллик Красный вынул лук из футляра и прогревал между пальцами навощенную тетиву. Дрей и несколько других молотобойцев ослабили ремни так, чтобы легче было отстегнуть молот.

Корби Миз откинул капюшон, чтобы все могли видеть его лицо. Мотнув подбородком на юго-восток, он сказал:

— Дорога проходит под нами, вон за теми каменными соснами. Мы должны быть хорошо прикрыты, хотя в этом треклятом тумане не отличить кротовую кучу от лося. Когда Рори вернется, мы будем знать больше. В последний раз, когда я тут был, по обе стороны дороги росли деревья, но это было десять лет назад, и с тех пор многое изменилось. Собачий вождь не дурак, не забывайте об этом. — Корби окинул быстрым взглядом Райфа и еще нескольких недавних новиков. — Он видит, где можно устроить засаду. По словам Мейса, он приказал срубить все деревья вдоль дороги Бладдов. Но сюда он не скоро доберется, если, конечно, не прячет в своих собачьих штанах целую армию дровосеков. Однако дело не в этом, а в том, что он знает, откуда ждать беды. Можете прозакладывать свои стрелковые пальцы, что всякий его человек, едущий этой дорогой, будет вооружен до зубов, насторожен, как бабенка, присевшая в кустах по нужде, и готов к бою при первом же звуке стрелы, попавшей в дерево. Туман нам на руку, но не следует лодырничать, полагаясь на него. Бладдийцы вышлют вперед дозорных, и когда те увидят, что им не разглядеть даже ушей собственного коня, они перестанут смотреть и будут слушать. Поэтому держите лошадей в узде, не шевелитесь и не обнажайте оружия, когда займете позицию. Ясно?

Райф кивнул вместе с остальными. Во рту у него так пересохло, что он чувствовал все промежутки между зубами. Во время речи Корби он вдруг уяснил по-настоящему, что они собираются делать. Он никогда еще не стрелял в человека, никогда не целился ни во что крупнее лесного кота. Но той глубинной частью своего существа, откуда исходили выстрелы и летели в цель стрелы, он знал, что попадет и в человека.

— За туманом, конечно, надо следить. Если поднимется ветер, он растает так быстро, что задницу не успеешь подвинуть в седле. — Вид у Корби был угрюмый. Красный туман заполнил вмятину на его голове. — Нам скорее всего придется ждать. Бладдийцы могут проехать здесь в любое время между полуднем и сумерками, и надо быть готовыми, когда они появятся. Поэтому не смейте никто сходить с коней.

— Вот-вот, — отозвался Баллик Красный. — Либо отливайте сейчас, либо уж терпите.

Когда никто не двинулся с места, Тоади Скок добавил:

— Только не лейте на спины лошадям, ребята. Они от этого бесятся.

В ответ раздался смех, рожденный скорее напряжением, чем весельем. Пока воины занимались последними приготовлениями перед боем, Дрей на своем черном жеребце подъехал к Райфу. Опустив капюшон так, чтобы никто, кроме брата, не видел его лица, он тихо сказал:

— Как бы нас ни поделили, ты пойдешь со мной. — И отъехал, прежде чем Райф успел ответить.

Райф посмотрел брату в затылок. Он впервые слышал о том, что их дружину могут разделить. В тревоге он сунул руку за пазуху и нащупал свой амулет. Райф касался его впервые за ту неделю, что почти прошла с того дня, как конь Шора Гормалина принес своего хозяина домой. Райф задержал дыхание. Горе от смерти Шора еще не прошло. Райф еще помнил сумрачный взгляд Шора, когда тот покидал Большой Очаг, помнил и его лицо в тот миг, когда Рейна призналась, что была с Мейсом. Пальцы Райфа разжались, выпустив амулет. Свидетель Смерти. Сколько смертей он увидит сегодня?

Где-то за пологом тумана захрустел снег. Баллик наставил свой лук.

— Рори? — тихо окликнул Корби Миз.

— Я! Не стреляй, Баллик.

Райф не сдержал улыбки. Рори снизу никак не мог видеть Баллика, но хорошо знал, что рыжий лучник не преминул взять его на прицел.

Вскоре показался и сам Рори, с откинутым капюшоном, с овчинными рукавицами в смоле и сосновой хвое, со снеговой корой на полушубке.

— Дорога чиста, — начал он, не тратя лишних слов и времени. — Ни лошадей, ни повозок со времени последнего снегопада. На южной стороне недавно срубили десятков шесть каменных сосен, но лесорубам то ли надоело мерзнуть, то ли их послали в другое место, не дав им закончить работу. Там, где мы намечали стать, теперь здоровенная плешь, зато в трех стах шагах оттуда над дорогой стоит густая молодая поросль. Сосны такой высоты, что скроют конного, а прямо напротив них растут кизил и ясень. Как раз хватит места на тридцать человек.

— Хорошо, — кивнул Корби. — Ты молодец, парень.

Рори, как ни старался, все же порозовел от удовольствия, и Райф уже не в первый раз пожалел о происшествии у дверей Большого Очага, когда вынудил Рори покинуть свой пост.

— Баллик, — продолжал Корби, — ты возглавишь южную половину, а я — северную. Возьмем по дюжине человек, а оставшиеся пятеро будут в запасе, в четверти лиги к востоку от засады. Они отрежут бладдийцам отступление и будут бить убежавших. — Корби оглядел дружину светло-карими, твердыми, как кремень, глазами, подергивая правой щекой. Его взгляд остановился на Дрее. — Как по-твоему, сможешь ты командовать запасными?

Дрей откинул капюшон. Его каштановые волосы, прилипшие к голове, за шесть дней так засалились и пропотели, что казались темнее обыкновенного. Он был бледен, и Райфа поразило, насколько старше стал Дрей выглядеть против того дня, когда они стреляли зайцев у лизунца. Говорить не подумав было не в обычаях Дрея. Он снял рукавицу, отвернул ворот лосиного тулупа, и Райф догадался, что брат ищет свой медвежий амулет. Райф всегда завидовал его покровителю-медведю. Тем тоже был медведем, как его отец и его дядя. В каждом поколении Севрансов был свой медведь.

Глядя, как Дрей зажал медвежий коготь в кулаке, Райф понял, почему Корби выбрал его брата. Дрей — человек надежный, положительный, и нет в нем задиристой бесшабашности, на преодоление которой у большинства новиков уходит лет пять. В груди у Райфа заныло от зависти и гордости. Когда-нибудь из Дрея получится отменный вождь.

— Да, смогу, — твердо ответил Дрей и снова спрятал амулет под тулуп.

Корби и Баллик переглянулись, и Райф понял, что Дрей в их глазах поступил правильно, прибегнув к помощи амулета. Корби поманил его к себе.

— Расклад такой, парень. Если все пойдет как задумано, тебе почти ничего делать не придется. Бладдийцы пройдут мимо вас минуты за три до того, как поравняются с нами, поэтому держись подальше от дороги, высоко за деревьями, и пусть все твои ведут себя тихо, как покойники. Сигналов не подавай. Никакого совиного уханья или крика гагары. Двинешься с места, только когда услышишь, что бой начался. Тогда вы со всей поспешностью выйдете на дорогу и будете кончать всех бладдийцев, кто попытается уйти. Ясно?

Слушая Корби, Райф стал понимать, почему тот поручил командование Дрею, а не кому-то из взрослых кланников. Самой большой опасности будут подвергаться те, кто займет позицию около дороги, а затем вступит в рукопашный бой.

Все опытные бойцы понадобятся Корби Мизу там, и нельзя упрекать его за то, что запасникам он поручил менее важное дело расправы с отступающими. Дрей медленно кивнул.

— Кого мне взять?

— Еще одного с молотом, кроме тебя, двоих с луками и одного с мечом. Помни, что все бладдийцы будут опытными вояками, вооруженные, по всей видимости, и копьями, и молотами. Драться они здоровы, и кувалды у них свинцовые — поэтому, если не хотите украситься вмятинами наподобие моей, не подпускайте их близко. Поставь лучников над дорогой, и пусть стреляют из укрытия.

43
{"b":"8130","o":1}