ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Корби и Баллик принялись отбирать бойцов. Райфа Баллик наметил в северный отряд, к Корби, но Дрей сказал:

— Я хочу, чтобы он был со мной. Возьмите вместо него Бенрона Лайса.

Корби Миз посмотрел на Дрея, ожидая, как видно, какого-то объяснения, а не дождавшись, кивнул:

— Твой отряд, тебе и решать. Бери парня себе.

Запасники двинулись на восток высоко над дорогой, пробираясь между бледными, как восковые свечи, стволами берез. Морды лошадям обмотали овчинами, чтобы помешать им ржать и фыркать. Райф натянул свой лук и прицепил его на седло позади себя, а стрелу держал в кулаке.

Небо по цвету напоминало гниющие сливы. Туман начал редеть и, к отвращению Райфа, сделался из красного розовым. Из него медленно, мало-помалу проступали деревья и песчаниковые утесы дхунской тайги. Местность изобиловала обрывами и выступами камня. Сосновые корни, въедаясь глубоко в мягкий голубой песчаник, разрушали скалу и делали почву зыбкой. Между склонами стояли пруды, глубокие и темные, как колодцы. Теперь им всем следовало замерзнуть, но они не замерзли — должно быть, из-за минеральных солей.

Воины ехали молча. У Райфа во рту не хватило бы слюны, даже чтобы шевельнуть языком, не говоря уже о том, чтобы вымолвить слово. Все пятеро человек в их отряде были новиками: Бык-Молот, Битта Шенк, Кро Баннеринг, Дрей и он сам. Кро был вторым лучником. Райф почти не знал его. Это был юноша старше Дрея, смуглый, с умным лицом и длинными татуированными пальцами. Кажется, он считался женихом Лансы Таннер. Бык-Молот, вполне оправдывавший свое имя, был здоровенный, как медведь, парняга со щетинистыми бровями и ухмылкой, страшнее которой на клановых землях ничего не видывали. Его все любили: разве можно не любить человека, способного выдрать с корнями пятилетнюю сосну одним мощным рывком?

У Битти Шенка, вооруженного мечом, лицо, как у всех Шенков, было точно вареное. Он был ровесник Дрея, но его светлые волосы уже начали редеть. Битти то густо помадил их, чтобы предотвратить дальнейшее выпадение, то постоянно ерошил, показывая, что их судьба ему безразлична. Сейчас он делал вид, что ему все равно, но по весне, когда придет время женихаться, снова примется за помаду.

Когда сквозь туман начала проглядывать дорога Бладдов, Дрей поднял руку, веля всем остановиться. Выбранная им тропа описывала петли, спускаясь вниз по склону. Старые березы с гладкими стволами и кронами, расположенными высоко над землей, были не лучшим укрытием, а кусты и карликовая береза здесь росли редко.

Пока они спускались вслед за Дреем к купе молодой поросли в двухстах футах над дорогой, у Райфа начало сводить живот. Два главных отряда, должно быть, уже на местах. Райф в детстве наслушался рассказов о клане Бладд, о свирепости бладдийцев в бою, об их мечах с желобом для стока вражеской крови, об их оглушительном боевом кличе, о молотах, таких тяжелых, что только бладдийцу под силу их поднять, — но никого из бладдийцев не видел близко. Для него они были сказочными существами вроде тех людей, что живут в хижинах из китовых костей на крайнем севере, или Увечных, которые блуждают в Великой Глуши, обезображенные страшными зверями и жестокими морозами.

Дрей тихо, почти неслышно скомандовал остановку, и Райф натянул поводья вместе с другими. Поманив их к себе, Дрей расставил всех за густой порослью молодых сосенок. Дорога Бладдов лежала внизу темная и прямая, как трещина в земле. Райф посмотрел на запад, но никого из своих не увидел. Бал-лик со своим отрядом, наверно, сделал крюк, прежде чем пересечь дорогу, чтобы его не выдали лошадиные следы и запах.

Посмотрев вверх, Райф мельком увидел лицо брата с глазами, как две застывшие точки. Райф распознал то единственное, что стояло за ними, и его кости обратились в лед. Дрей ждал не сражения с бладдийцами, а расправы над убийцами своего отца.

Делать было нечего, кроме одного: ждать. Прошел час, потом другой, и им пришлось снять овчинные муфты с лошадей, чтобы те не заволновались. Как только Бык-Молот полез за седло, чтобы взять торбу с овсом для своего беспокойного жеребца, на востоке послышался тихий рокот.

Все насторожились. Бык-Молот выпрямился и взял поводья обеими руками. Битти Шенк снял рукавицу с правой руки — под ней была надета перчатка с обрезанными пальцами. Кро Баннеринг, сжав тонкие губы, уставился холодными глазами стрелка на дорогу. Дрей не стал вынимать молот. Оглянувшись на своих людей, он произнес одними губами: «Тихо».

Рокот стал громче и начал распадаться на отдельные шумы. Топали копыта, слишком многочисленные, чтобы их сосчитать. Резко щелкали, освобождаясь от снега, придорожные ветки. Лаяли собаки, скрипели повозки, позвякивала сбруя, и над всем этим слышался какой-то грохот и гул. Дорога содрогалась, словно по ней катилась какая-то жуткая военная машина. Райф с Дреем переглянулись. Туман сделался редким, как гнилая паутина, но дорогу пока еще трудно было рассмотреть, в особенности поворот, из-за которого в любую минуту могли появиться бладдийцы.

Оттуда снялась пара белых гусей. Их крики напоминали скрежет пилы по металлу. Все внимание Райфа было поглощено лошадью. Кобыла прядала ушами и натягивала поводья, обеспокоенная запахом чужих собак. Райф пожалел, что под ним не Лось, а эта норовистая лошадка, которую ему в последний миг дал Длинноголовый.

Но все мысли вылетели у него из головы, когда налетевший ветер развеял туман и показал бладцийцев, выходящих из-за поворота. Страх крошечными крючочками впился Райфу в грудь. Бладдийцы двигались по дороге так, словно это был чужеземный берег или вражеский лагерь. Передовые всадники, сидя на жеребцах, толстошеих и мускулистых, как волки, держали на роговых седельных подвесках копья с черными стальными наконечниками. Впереди них бежали собаки с бычьими головами, черные с рыжиной, словно адские псы. Показалась обозная телега, потом другая, груженная окованными железом бочками. Райф напрягал глаза, силясь разглядеть еще что-нибудь, но туман сползал по склону, оседая внизу. Он успел увидеть только упряжку лошадей, сопровождаемую молотобойцами в крепких латах.

Сотрясающий дорогу шум стал просто оглушительным. Над дорогой стелился белый дым. Дрей гибким движением вынул молот из портупеи. Металл был зазубрен с помощью стальной проволоки. Взгляды братьев встретились. Дрей в этот миг так походил на Тема, что рука Райфа, оставив лук, протянулась к нему.

— Тихо, сказали ему глаза Дрея. Тихо.

Смутившись, Райф постарался побороть свои чувства. Он снова взялся за лук и наложил стрелу. Мы — Черный Град, первый из всех кланов. Мы не прячемся и не скрываемся, и мы отомстим. Слыша в памяти слова этого древнейшего черно-градского клича, Райф прицелился. Гневные слова — Райф уже не впервые задумывался о том, что их породило.

Бладдийцы проходили теперь прямо под ними. Упряжка лошадей тащила какое-то громоздкое сооружение, наполовину скрытое туманом. Райф считал мгновения. Скрежет колес царапал нервы. От холода мочевой пузырь казался переполненным. Райфу показалось, что он увидел стальной блеск по ту сторону дороги. Отряд Баллика.

Бладдийские собаки заливались лаем, описывая круги вокруг идущих трусцой лошадей. Когда передовой пес стал принюхиваться к чему-то на северной стороне дороги, туман отнесло вбок, словно конский хвост, и Райф увидел то, что везли лошади.

Воздух с тихим свистом вышел у него из груди. Экая громадина! Кибитка величиной с дом, на колесах с железными ободьями в человеческий рост и целыми вязовыми стволами вместо грядок. Колеса бороздили дорогу, выбрасывая кучи земли и снега. Из медной трубы на деревянной крыше шел дым, и все сооружение сотрясалось на каждом ухабе. Райф в жизни еще не видел ничего подобного. Все равно как если бы круглый дом тронулся в путь.

— Райф, достань свой кремень. — Голос Дрея колебался, как туман. — Бык, вынь спирт из своей котомки и дай ему, только тихо.

Райф понял его сразу. Никто из них не ожидал этой штуковины, здоровенной, как дом. Никто не знает, что таится там внутри. Единственный выход — поджечь кибитку. Баллик и Корби, наверно, придут к той же мысли, но Дрей хочет принять свои меры на случай, если те не додумаются до этого или промахнутся. Райф оторвал большой палец от левой рукавицы и надел его на стрелу, как колпачок. Бык-Молот подал ему серебряную фляжку, согретую могучими руками молотобойца.

44
{"b":"8130","o":1}