ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Брон покачал головой.

— Сегодня я черноградец.

Лицо Вилла исказилось от боли, но он преодолел ее и сказал:

— Что ж, сын, пойдем. Сразимся за свой клан.

Отец с сыном двинулись к двери, и Райф последовал за ними. Вилл Хок, услышав его шаги по камню, обернулся и вскинул руку:

— Нет, Райф Севранс. Сиди на месте. Пусть лучше бладдиец вырежет мое сердце, чем я стану драться бок о бок с предателем.

С этими словами Вилл вышел. Бладдийцы и Брон устремились за ним, и кто-то закрыл дверь.

Райф, словно призрак, продолжал шагать медленно и неудержимо.

Ангус обхватил его поперек груди, и Дафф, задвинув засов, пришел Ангусу на подмогу. Райф не уступил. Как ни держали они его, орудуя и руками, и ногами, остановить его они не смогли. Райф бил их и сам получал тумаки, но это казалось ненастоящим, точно во сне. Главным для него была дверь. Он ни разу не усомнился в том, что дойдет до нее. Он взял на прицел ее сердце из дуба и железа, словно это была дичь. Она принадлежала ему, и он не собирался от нее отказываться. Если бы Ангус с Даффом знали это, если бы он мог им это объяснить, они бы его отпустили. Но они не знали, поэтому он дрался с ними, и все трое терпели урон понапрасну.

Порой он видел себя как бы со стороны. Один дхунит держал руку на ладанке, точно наблюдал нечто невообразимое, вроде Каменного Бога, сошедшего на землю ради мщения. У скарпийца был испуганный вид.

Из носа у Райфа текла горячая кровь, глаз заплыл. Его кулаки работали, молотя чужие тела, а ноги упорно двигались вперед. Налитый неудержимой силой, как стрела в полете, он уже не мог остановиться.

Ангус внезапно сказал что-то, вытер кровь с лица, и они с Даффом оставили Райфа. Он едва это заметил — он все равно дошел бы до двери, с ними или без них. Он отодвинул засов и оказался лицом к лицу со снегом и ночью. Стоя на холодном ветру, он увидел последние мгновения боя. Один бладдиец и Брон лежали на земле, трое других кололи мечами обмякшее, беспомощное тело Вилла Хока. Только их мечи и удерживали его на ногах.

Тогда Райф перестал быть собой. Позже он вспоминал кое-что — возможно, лишь то, что рассказал ему Ангус Лок, — но в ту минуту, когда он ступил с порога в снег, он стал кем-то другим.

Мечи не звенят, когда их вынимают из ножен, но Райфу показалось, что его меч зазвенел. Во рту не осталось ни капли влаги, и вороний амулет жег кожу, как раскаленная добела сталь.

Свидетель Смерти.

Это была его последняя мысль перед тем, как его разум полетел во мрак, где существовало только одно: стучащие сердца бладдийцев.

21

САРГА ВЕЙС

Пентеро Исс, стоя высоко в холодных черномраморных стенах Фитиля, смотрел, как Сарга Вейс входит в Крепость Масок. Конюшенные, или северные, ворота, которыми пользовались солдаты и простолюдины, были не для него. Вейс вошел через восточные ворота, узорчатые, с мраморными столбами, предназначенные для баронов, знатных дам и высших чинов, а не для второстепенных посланников, хотя бы и знатоков науки. Исс тихо выдохнул. Любопытный образчик этот Вейс.

Тот шел через двор, не отрывая глаз от Кости. Затем остановился, повернулся на каблуках и уставился на скованную льдом башню. Так он стоял целую минуту. Пустив в ход толику собственного искусства, точно пробуя смоченным пальцем силу ветра, правитель убедился, что Сарга Вейс рассматривает Кость лишь своими телесными глазами, а не прощупывает ее с помощью колдовства.

Вернувшись в себя, Исс ощутил вкус металла во рту, и по бедру у него скатилась капля мочи. Эта мокрота вызывала у него отвращение. Он презирал себя за слабость. Собирая слюну для плевка, он еще раз взглянул на одетого в белое Сарга Вейса.

Тот смотрел прямо на него.

Недовольный Исс отступил назад. Он стоит в темноте, в пяти этажах над Вейсом — откуда же тот знает, что он здесь? Ну конечно — колдовство! Вейс учуял магию. Исс помрачнел. Струйка, которую он пустил к Вейсу, была едва заметна, как мотылек на ветру, однако тот уже улыбается и поднимает руку в знак приветствия. Исс повернулся и вышел из комнаты. Теперь Вейс будет знать наверняка, что в Кости находится нечто, о чем правитель не хочет, чтобы он знал.

Спускаясь по ледяным ступеням Фитиля, Исс готовил себя к встрече с Саргой Вейсом. Солнце лишь недавно поднялось над Смертельной горой, но день уже принес правителю немало дурного. Не далее как час назад под темными сводами Судебной Палаты владетельница Восточных Земель и ее вооруженный мечом сын Белый Вепрь оспорили его право делить земли вдоль северных рубежей города.

«Охотничьи права на Северные Земли принадлежали брату моего деда, — весьма пронзительным голосом заявила Лизерет Хьюс. — И я требую передать их моему сыну». Это смешное требование ни на чем, конечно, не основано, но Лизерет Хьюс — женщина опасная. Белые с золотом цвета Хьюсов ей к лицу не меньше, чем любому мужчине. Так просто от нее не отвяжешься. Четверо из десяти прежних правителей вышли из дома Хьюсов, и почтенная дама хлопочет о том, чтобы ее сын стал пятым. Дело Северных Земель, возникшее вследствие смерти их владельца Аллока Мура, дало ей хороший повод показать зубы.

Исс в ответ не преминул показать свои. Если Лизерет думает, что она способна его одолеть, то она просто дура. Он не станет сидеть, стареть и ждать ее наемных убийц. У древних знатных домов — Хьюсов, Крифов, Сторновеев, Грифонов, Пенгаронов и Мэров — скоро найдется с кем сразиться и без него.

Придя в свои покои, Исс переоделся. Моча оставила на его нижнем белье крошечное пятнышко, но у Сарги Вейса острый глаз и острый ум — Исс не доставит ему удовольствия сложить два и два и понять, что его правитель не так силен, как хочет показать. Вейс, искусный и тонкий чародей, опасен в не меньшей мере, чем полезен.

Исс одевался не спеша, предоставив Кайдису Зербине застегнуть дюжину жемчужных пуговок на каждом рукаве и аккуратно затянуть шнуровку шелкового камзола. К одежде он относился равнодушно, но понимал ее пользу и всегда облачался в шелка отличного покроя, украшенные обильным шитьем.

Сочтя, что заставил Саргу Вейса ждать достаточно долго, Исс приказал впустить Женомужа, и Кайдис беззвучно отворил дверь.

— Мой господин, — с поклоном промолвил Сарга Вейс. Исс смотрел на его согнутую шею, разглядывая кожу. Хотя Вейс только что вернулся из путешествия, занявшего несколько недель, дорожная грязь к нему не пристала. Должно быть, он остановился в городе и помылся, прежде чем явиться в крепость. Подобное хладнокровие задевало Исса, и он взял себе на заметку последить за Вейсом в его городском жилище. Исс уже немало знал о Женомуже, но узнать еще больше никогда не помешает.

— Рад видеть тебя в полном здравии, Сарга Вейс. — Вейс открыл было рот, но Исс не дал ему ответить. — Я не заметил, чтобы тебя сопровождала семерка. Надеюсь, с братьями-гвардейцами ничего не случилось?

— Они попросили разрешения проехать вперед, когда мы оказались в виду города, и я не нашел причины им отказать.

Он лгал. Ни один Рубака не стал бы спрашивать разрешения у Сарги Вейса. По всей вероятности, они просто бросили его, как только сочли это безопасным.

— Понимаю, — кивнул Исс.

Сарга Вейс, подозревая, что правитель раскусил его ложь, расправил плечи.

— Выполняя ваше следующее поручение, мой господин, я предпочел бы сам отобрать себе семерку.

— Как тебе угодно. — Иссу было все равно. Пусть отбирает. Любопытно будет посмотреть, как далеко он зайдет, прежде чем Марафис Глазастый скажет свое слово. — Есть ли еще какие-нибудь просьбы до того, как мы начнем? Новый конь, новый титул, новый наряд с золотой оторочкой?

Фиолетовые глаза Сарги Вейса потемнели, шея дернулась, и правитель не сразу понял, что за этим последует: колдовство или ответ. Казалось, что Вейс не помнит себя, но миг спустя он успокоился и проглотил то, что висело у него на языке, — то ли чары, то ли слова.

— Прошу прощения, мой господин. Дорога меня утомила. Я плохо переношу холодные просторы Севера.

68
{"b":"8130","o":1}