ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Робб Кло был правнуком Гламиса Кло, одного из лордов-основателей города.

— Он был король?

— Нет, парень. В Венисе королей никогда не было, но не потому, что никто не пытался стать королем. Все лорды-основатели были незаконными отпрысками королевских домов; их отцы правили далеко на юге, и каждый имел достаточно законных сыновей, чтобы не оставить бастардам никакой надежды на земли или титул. Бастардов это не устраивало, отчего произошло немало сражений и немало ножей вошло в тела принцев крови. Двое из четверых, братья Терон и Рангор Пенгароны, объединились с Гламисом Кло и Торни Файфом, собрали войско и двинулись с ним на север, через Кряж. Терон, их предводитель, мог бы назвать себя королем, если бы не трое других. Так или иначе, он бросил свое войско на суллов, оставил этот город и построил первое укрепление из камня и дерева на том месте, где стоит теперь Крепость Масок. Но все четыре крепостные башни воздвиг уже Робб Кло.

Райф вслед за дядей взглянул на Кость. В этот миг гора содрогнулась у него под ногами, и щебень посыпался вниз по склону. Лед на башне чуть слышно хрустнул, и по нему побежала тонкая трещина.

— А почему бы им просто не снести ее?

— Из-за гордыни, парень. На Железном Шпиле, венчающем ее, будто бы сидит птица-собачник, покровительница города. Пятьсот лет назад туда с помощью подъемных воротов втаскивали изменников и насаживали их на шпиль, поэтому крылатым бестиям было чем поживиться. — Ангус прищурился на тучи, окутывающие башню.

Они направили лошадей в объезд. Райфу делалось все жарче, пока они пересекали изрытый ямами известняк и спускались в лощину. Каменные каналы, выводящие из города сточные воды, следовало переезжать с осторожностью, поскольку лед был мокрый и некрепкий. Лось порезал левую бабку об острый камень, но Ангус не стал останавливаться, и за ними тянулся кровавый след.

Час спустя, когда наконец показались ворота, Райф не испытал ничего, кроме облегчения. Швы у него чесались как оголтелые, а из волдыря на руке в перчатку вытекло столько жидкости, что кожа задубела и скрутилась в трубочку вокруг поводьев. Забраться бы в какой-нибудь печной дом и поспать. Он так устал, что даже снов не будет видеть — во всяком случае, не запомнит их.

Ангус сказал, как называются ворота, и поехал под гору, к ним. Они были меньше Морозных, и их свод, выложенный из простого камня, выгибался красиво, как натянутый лук. К ним не вело никакой дороги, и никто не ждал, когда его впустят в город, — да и негде было ждать, ибо ворота открывались прямо на травянистый склон. Когда путники поравнялись с первой воротной башней, раздался хриплый крик:

— Держи ее!

В воротах показалась девочка, совсем еще ребенок. Услышав крик, она заколебалась, оглянулась назад и побежала. За ней гнались двое мужчин, одетых как нищие, но вооруженных мечами из кроваво-красной стали. Девочка была слабенькая, тоненькая, и они ее мигом схватили. Она вырывалась от них молча, как пойманный зверек, отчаянно лягаясь и дергаясь. В борьбе она растеряла капюшон и варежки. Ее волосы слиплись от грязи, на губе виднелась болячка.

На подмогу двоим подоспели другие. Один был особенно могуч, и руки болтались у него по бокам, точно налитые свинцом. Его маленькие глазки поблескивали, как чугунные опилки. Райф с растущим гневом смотрел, как этот здоровяк подошел к девочке и ударил ее по лицу. Голова девочки запрокинулась назад, и она перестала бороться. Из носа у нее потекла струйка крови. Здоровяк сказал что-то остальным, и они возбужденно загоготали — в их смехе было больше страха, чем веселья. Здоровяк ударил еще раз, теперь не сильно, наполовину согнув пальцы.

Райф почувствовал, как кровь у него закипает. Он слез с коня и шагнул вперед. Ангус схватил его за руку, не пуская дальше.

— Нам лучше не вмешиваться. Это Марафис Глазастый, верховный протектор города. Если ему вздумалось наказать нищенку около собственных ворот, мы с тобой ему помешать не можем.

Райф продолжал двигаться вперед. Марафис сорвал с девочки плащ. Ткань порвалась, и девочка испуганно ахнула.

— Потише, парень. — Пальцы Ангуса впились Райфу в руку — Нам нельзя привлекать к себе внимание. От этого зависит нечто большее, чем моя и твоя жизнь.

Ангус смотрел сумрачно, и складки около его губ стали глубокими, как шрамы.

— Если бы речь шла только о нас с тобой, я бы ее спас. Поверь мне — я не стал бы лгать, когда дело касается человеческой жизни.

Райф верил. Он видел по глазам дяди, что тот очень боится кого-то или чего-то в этом городе... между тем Ангус не принадлежал к людям, которых легко испугать. Райф перестал напирать, и Ангус его отпустил.

Девочку окружили теперь шестеро вооруженных людей. Все они, кроме двоих, были одеты в грязные плащи и лохмотья, но Райф уже понял, что никакие они не нищие. Их клинки были смазаны льняным маслом, волосы и бороды чисты и подстрижены, на руках и шеях играли крепкие мышцы, которые вырабатываются долгими упражнениями на ристалище. Человек по имени Марафис имел на себе грубый бурый балахон наподобие монашеского и был вооружен одним только ножом. Все остальные подчинялись ему беспрекословно.

От девочкиного платья оторвали воротник и рукава. Ее держали трое, и только один из них был одет в мягкую промасленную кожу, как стражники у Морозных ворот. Юбка у девочки перекрутилась, голова бессильно поникла.

— Не держите, пусть падает, — произнес Марафис. Трое мужчин разжали руки, и девочка повалилась наземь Марафис ткнул ее носком своего сапога. — Думала, что сбежала, да? Думала, что одурачила Ножа? — Он еще дважды ткнул ее в ребра. — Думала, что сгубила моего человека и сбежала? — Он вдавил ее пальцы каблуком в снег. Что-то хрустнуло, как трухлявое дерево, но девочка даже не вскрикнула.

Райф, охваченный гневом, придумывал для них шестерых медленную и мучительную смерть. Кланники никогда бы не стали так обращаться с женщиной. «А как же Дорога Бладдов?» — шепнул ему тихий голос, но Райф прогнал его от себя.

— Ну что ж, давай беги. Поглядим, далеко ли ты убежишь. — Марафис поддел девочку сапогом под спину и приподнял ее с земли — Беги, я сказал. Грод желает поохотиться. Помнишь Грода, а? Ты ему оставила свой локон на память.

Девочка попыталась встать. Худущая какая — откуда у нее только силы берутся? Опершись на поврежденную руку, она громко всхлипнула и снова повалилась на снег. В этот миг она увидела Райфа и Ангуса.

Вооруженные люди расступились, чтобы она могла встать, и ничто больше не отделяло ее от двух путешественников. Райф впервые разглядел ее как следует — раньше этому мешали мельтешившие тела, — и горло у него сжалось. Ей было не так уж мало лет, как ему показалось вначале.

Тучи разошлись, и солнце упало на лицо девушки, сделав ее кожу серебристой. Райф похолодел, волоски у него на теле стали дыбом, и точно призрачные пальцы прошлись по позвоночнику. Трясясь как в ознобе, он заметил нечто малозначительное и в то же время жизненно важное.

Она смотрела не на него.

Она смотрела на Ангуса Лока.

Серые глаза притягивали к себе медные Ангусовы, словно невидимой нитью. Мгновение повисло, как пыль в теплом воздухе. Все исчезло — ветер, мороз и солнечный свет. Райф почувствовал себя бесплотной тенью. Ангус и девушка — только они шли в счет.

Дядя затаил дыхание, и у него вырвалось какое-то слово. Райф ясно расслышал его, но не понял, что оно значит. «Гера», — произнес Ангус.

Ангус Лок обнажил свой меч — простой, грифельно-серый. Он ступил вперед, и в этот миг что-то сползло с него, как старая кожа. Он стал крупнее, выше и грознее, а глаза его из медных сделались золотыми.

— Держи лошадей, — бросил он, не глядя на Райфа. — Стой на месте и жди.

Райф безотчетно взял под уздцы гнедого. Пустота у него в груди заполнилась страхом. Он ничего не понимал. Неужели Ангус полагает, что справится с шестью вооруженными людьми? Что происходит?

Ангус шагал вперед, стиснув обмотанную кожей рукоять меча. Его била сильная, заметная издали дрожь. Девушка сидела на снегу, и Марафис толкал ее сапогом на манер охотника, не уверенного, жива или нет подстреленная им дичь. Стражник в черной коже увидел Ангуса первым. Он поднял свой красный клинок и пихнул Ножа в бок.

74
{"b":"8130","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дочери без матерей. Как пережить утрату
Женись на мне до заката
Падение Ворона
Как продать слона. 6-е юбилейное издание
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Кай
Как работает йога. Философия физического и духовного самосовершенствования
Северное сияние
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами