ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Склон над восточным трактом изобиловал ямами и рытвинами, скрытыми под снегом. На жгучем морозе было трудно дышать и даже смотреть. Все трое молчали. Ангус, похоже, знал, куда едет, ибо в каждом шаге его коня чувствовалась решимость, несколько успокаивающая Райфа. Ангус всегда находил какие-то особые пути и потайные тропы.

Пробираясь через рощу высоких сосен, Райф услышал какой-то шум на дороге внизу. Топот копыт, звяканье сбруи и чей-то хриплый кашель ползли вверх по склону вместе с поднимающимся туманом. Ангус молча прибавил шагу. Почти все металлические части на сбруе Лося и гнедого обмотали овчиной, чтобы не обморозить лошадей, и те двигались почти бесшумно.

Почва постепенно стала выравниваться, и перед ними открылось подобие тропы, узкой и усеянной оленьим пометом. Ехать стало легче, и Райф не сразу сообразил, что они вернулись на какой-то дальний восточный склон Смертельной горы. Ровный ход коня убаюкал Аш, и она прислонилась головой к плечу Ангуса. Райф почему-то больше не беспокоился за нее: он знал, что это обыкновенный вызванный усталостью сон — не тот, что одолевал ее прежде.

Немного погодя он решился заговорить с Ангусом.

— Куда мы едем?

— Так и знал, что ты спросишь. — Голос Ангуса был тише, чем ползущий по земле туман. — Если твоему старому дядьке не изменяет память, где-то рядом с этой тропой должен быть подземный ход, идущий под восточной дорогой.

Мысль о подземном ходе не слишком ободрила Райфа.

— А если наши преследователи тоже заберутся туда?

— Нет, парень. Семерка скорее всего останется на дороге и будет ждать, когда мы вернемся туда. Они знают, что эта тропа никуда не ведет.

— Так им известно, что мы здесь, наверху?

— Если у них полная семерка, то известно.

— Полная семерка?

— Шесть солдат и один маг. Именно так выслеживали колдунов в прошлые века. Ингар Раскованный, Красный Священник Сирас, Маормор из Транс-Вора, Асанна Горная Королева — все они использовали такие семерки. Чтобы найти колдуна, нужен другой колдун. Одной силы тут недостаточно. Некоторые мастера древней науки способны управлять воздухом, землей и водой. Они могут расколоть лед, по которому едут враги, наслать на них бурю или заставить землю разверзнуться под ними во время ночлега. Могут свести с ума собак следопытов, чтобы те накинулись на своих собратьев по своре и вселить колдовскую искру в сердце коня. — Ангус искоса посмотрел на племянника.

Щеки у Райфа запылали, и он рванул поводья.

— Опытный чародей способен на многое. Он обучен отклонять силу, превышающую его собственную, ограждать своих сотоварищей путем заклинаний и запускать когти в другого мага, постепенно вытягивая из него силу. Он может сбить с толку врага, наслав на него тонкую колдовскую сеть — мару. — Ангус нахмурился в облаке тумана. — И выслеживает колдунов не хуже ищейки.

Райф вздрогнул. Туман колыхался вокруг них, тяжелый и мокрый, как море, и видно стало не больше, чем на десять шагов вперед.

— А как они это делают?

— Они вынюхивают не человека, а колдовство. — Ангус оглянулся через плечо, пронзив Райфа своими медными глазами. — Всякое колдовство оставляет след, который можно учуять. Маги чувствуют на вкус кровь ворожащего человека, чуют металл, оставленный им в воздухе. Даже недели спустя осадок еще держится на волосах и одежде чародея, оставляя за ним след, как помеченные деревья — за оленем.

— Значит, то, что сделала Аш...

— Да, парень. В это самое время семерка скорее всего идет по ее следу.

— Как же мы тогда можем надеяться уйти? Если мы даже найдем путь с горы, они узнают об этом.

Ангус помолчал, направляя гнедого через скопление маслянистых скал. Аш, потревоженная переменой шага, тихо вздохнула и поудобнее устроилась за спиной Ангуса. Ангус заговорил снова, и Райф напрягся, чтобы расслышать его.

— Выслеживать кого-то колдовским способом — дело рискованное. Порой чародею приходится принимать особые снадобья и покидать свое тело, а такое даром никогда не проходит. Это выжимает все соки из человека, делая его слабым, как загнанная лошадь. Бывает, что чародей, покидающий свое тело, так и не возвращается назад. Небосвод искушает их, маня к себе своей холодной, сверкающей твердью. Им кажется, что там таятся великие тайны, открывающиеся лишь перед смертью, — и маги, не в силах устоять, бросают свои тела навсегда. Их мозг умирает в тот самый миг, когда дух соприкасается с крышей мира, но тело может пролежать еще много недель.

У Райфа даже легкие ныли от холода. Он взглянул в черный провал неба, понимая, как оно может искушать человека. Ангус проследил за его взглядом.

— Я не уверен, что нас будут выслеживать этой ночью таким образом да еще так близко от города. Уж слишком велика цена. Всякий раз, когда человек прибегает к древнему знанию, он отнимает что-то от себя, а расплачивается за это его тело. У разных людей это происходит по-разному. У одних, я видел, идет кровь изо рта, другие трясутся, как в лихорадке. Некоторые даже теряют память или разум. Я знал одного из Гончих Бури, жившего на высотах Стыка, так он терял часть своего тела каждый раз, как насылал бурю. Увидев его впервые, я подумал, что он побывал в огне — руки и ноги у него были черные, как обгорелые ветки, и мертвые.

Райф отвернулся. Он питал ненависть ко всякому колдовству. Кланники у себя такого не допускали. Сила ума, духа и тела — вот что ценится в клановых землях. Только слабые и отвергнутые всеми прибегают к колдовству. Райф помнил, как одним зимним утром Дагро Черный Град и Кот Мэрдок во дворе избили дубинками до бесчувствия одну темноволосую девушку. Он уже позабыл, кто она была — то ли сестра Кро Баннеринга, то ли дочь Мета Ганло, но люди заметили, что она подзывает к себе животных без слов. Неделю спустя она умерла, и никто, даже ее родные, не пожалели о ней. Была еще Безумная Бинни, живущая в ветхой хижине на сваях над Холодным озером, — ее изгнали из круглого дома тридцать лет назад. Говорили, что она умеет заставить овец скидывать приплод и предсказывать, какой зимой умрет больше всего народу.

— Почти все маги нуждаются в отдыхе после ворожбы, — нарушил его мысли Ангус. — Одним нужно просто выспаться, другие принимают лекарства, придающие силу.

— Вроде призрачного питья?

— Да, вроде него.

Райф, видя, что Ангус все время наблюдает за ним, вдруг понял, с какой целью дядя говорит все это. «Прими себя таким, как есть, — подразумевалось в его речи. — Из моих объяснений следует, что ты владеешь древним знанием. Я предупредил тебя об опасностях этого дара и оповестил о твоих пределах. Теперь учись жить с этим и перевари свою неприязнь».

Туман вливался в рот Ангуса, когда он говорил, и выходил обратно.

— Не все люди осуждают древнее знание. Есть места, которые не смогли бы существовать без нее, где она переплетена с историей так тесно, что людей невозможно отделить от их чар. Быть может, мы с тобой еще отправимся туда однажды.

Райф промолчал. Он не хотел больше этого слушать. Он тосковал по клану, представляя, как едет по глубокому белому снегу на выгоне, как стреляет во дворе по мишеням вместе с Дреем, как сидит у Большого Очага так близко, что горячее желтое пламя опаляет щеки.

— Девушка просыпается, — сказал он через некоторое время. Ангус прищурился, и миг спустя Аш зашевелилась у него за спиной. Райф понял, что выдал себя: сказал, что она просыпается, когда дядя ничего еще не чувствовал. Он натянул поводья, желая остаться позади.

Аш и Ангус немного поговорили, и она взяла из поклажи мех с водой и вяленое мясо. Райфу показалось, что она немного посвежела после сна. Он тоже попил воды, следуя ее примеру. От загустевшего ледяного питья внутри у него все онемело.

Они приближались к верхнему краю границы леса; местность становилась все более голой и каменистой. Тропу обступили скалы, с которых непрестанные ветры сдували весь снег. Сосны с гладкими, как кость, стволами и сморщенными серыми иглами жались к земле. Сильно пахло смолой, и туман стал липким, как будто тоже пропитался ею.

81
{"b":"8130","o":1}