ЛитМир - Электронная Библиотека

В голове бродят разные мысли, и ему в зависимости от настроения хочется то искать родных своей матери, то сделаться пекарем в каком-нибудь восточном городке, то просто скитаться по свету в поисках приключений. Посещали его и замыслы отомстить отцу, о которых столь проницательно догадался Фальк, но он не позволит им распоряжаться собой.

Он немного озяб и опять пробежался, чтобы согреться. Он перескакивал через канавы и поваленные стволы, вилял между деревьями и топтал подлесок. Остановиться заставила его боль в ногах. Сапоги, которые дал ему Фальк, пришлись не совсем впору: ногам в них, правда, было сухо и тепло, но в носке они жали. Джек всегда испытывал трудности с обувью и одеждой: все ему вечно было не впору, и он уже привык подвязывать штаны веревкой и прорезать дыры в носках сапог.

Отдуваясь, он повалился на землю. Голод опять одолевал его. Подумав, что бы такое съесть, он отрезал себе оленины, а закусил яблоком. Он мечтал о городах, в которых побывает. Аннис, жемчужина севера, гордый и прекрасный; Высокий Град, суровый и величественный; Брен, превышающий всех своей мощью. Джек вонзил зубы в яблоко. Есть только один верный выбор, только один город, в который Джек, как он чувствовал, непременно должен попасть. Он пойдет в Брен.

Хрустя яблоком, он не сразу расслышал шум — а когда расслышал, перестал есть и насторожил уши. В желудке у него заурчало от страха, когда он узнал топот скачущих в отдалении лошадей. Баралис нашел его! Столько времени спустя, когда он уже думал, что опасность миновала! Джек стал оглядываться, ища, где бы спрятаться. Но вокруг не было ни ям, ни кустов — одни только тонкие высокие стволы. Джек подхватил мешок и кинулся бежать.

Погоня приближалась. Джек, решивший держать на отдаленный холм, уже задыхался, но заставлял себя бежать. Слыша, что лошади близко, он кинулся наземь, надеясь, что всадники его не заметят. Холодная земля гремела от топота копыт. Он уже различал между стволами всадников: это были те же люди, что гнались за ним в прошлый раз, только теперь их стало больше.

Джек думал уже, что останется незамеченным, — он остался в стороне от тропы, по которой скакали всадники, явно стремясь к какой-то определенной цели. Но вот первый наездник крикнул что-то, и отряд сбавил ход. Джек совсем вжался в землю. Первый спешился и осматривал подлесок, а после подобрал что-то и показал другим. Джек не сразу разглядел, что это, но потом узнал ломоть оленины и яблоко, которые бросил, пустившись в бегство. И проклял себя за глупость — надо же было учудить такое!

Наемники смотрели теперь в его сторону. Он, наверное, оставил за собой следы. Джек совсем ослабел от страха. Что делать — остаться на месте или попытаться бежать? Надо как-то действовать. Джек, крепко ухватив мешок, вскочил и побежал. На бегу он слышал крики увидевших его людей. Отчаяние придавало Джеку сил, и он несся как ветер.

Он уводил погоню в гущу леса, зная, что только там может скрыться. Командир преследователей отдал приказ рассыпаться цепью. Они приближались. Джек мчался так, что кусты и деревья сливались в мутные пятна. В уме стучало одно: он должен уйти. Один из всадников обогнал его, другой скакал по пятам. Джек попытался свернуть в узкий просвет между двумя деревьями.

Тут ближний всадник набросил на него веревочную сеть, спутав ему ноги. Джек упал, все еще порываясь бежать и стараясь освободиться. Распутывая ноги, он отчаянно дергал за толстую веревку. Ему удалось сбросить сеть, но его уже окружили спешившиеся враги, вооруженные мечами и копьями.

— Лежи смирно, парень, — предостерег вожак, — не то проткнем тебе ногу копьем. — Джек замер. — Ты, я вижу, ловкий малый. Свяжите его, ребята, чтобы на этот раз не оплошать. — К Джеку подошли двое, и один сильно пнул его по почкам. — Спокойно, ребята, не надо делать того, что может не понравиться лорду Баралису. — Слова вожака возымели действие. — Притом если мы доставим его целым и невредимым, то, глядишь, и награду получим. Ведь лорд Баралис не ждет, что мы привезем парня. Он точно отсыплет нам больше, чем уговаривались. — Вожак оглядел своих людей. — Так что парня не трожьте, ясно?

Джек скрючился от боли — наемник знал, куда пнуть. Его связали по рукам и ногам кожаными ремнями, затянув их так туго, что он поморщился.

— Положите его на запасную кобылу да следите, чтоб он с нее не сполз. Ехать нам еще долго, и я не хочу потерять его по дороге.

Джека погрузили на крупную лошадь, привязав к ней толстой веревкой.

— Мы вернемся в замок, Трафф, или за девчонкой поедем? — спросил кто-то.

Трафф, их вожак, подумал немного.

— Едем за девчонкой.

Наемники вскочили на коней и вместе с Джеком двинулись через лес на юго-восток.

* * *

Мейбор с удовольствием выпил стакан лобанфернского красного, что всегда проделывал перед тем, как начать одеваться к какому-нибудь торжеству. Его немного беспокоила аудиенция, назначенная ему на завтра королевой, но это, вероятно, для того, чтобы окончательно назначить день помолвки. Времени остается в обрез. Если дочь не найдется в ближайшие два дня, пиши пропало.

Сладкое вино между тем делало свое дело, и мысли Мейбора обратились к менее тревожному предмету. Что бы такое надеть? На балу будет королева и все высшие сановники — стало быть, надо предстать в подобающем виде. Мейбор мысленно перебрал весь свой гардероб. Одеться нужно в красное, решил он, и не просто в красное, а с золотом, лентами и драгоценными камнями. Пусть весь двор завидует его богатству в этот знаменательный вечер.

— Крандл! — позвал Мейбор своего нового слугу, и подобострастный Крандл тотчас явился.

— Слушаю, мой господин.

— Подавай одеваться.

— Что прикажете подать, господин?

— Красное с золотым шитьем и жемчугом. Нынче на празднике я буду словно король.

Крандл бросился исполнять приказание и вскоре вернулся с красным одеянием на одной руке и дохлой крысой в другой.

— Это еще что? — прогремел Мейбор.

— Виноват, мой господин. Не знаю, как она попала в вашу гардеробную, но эта тварь, похоже, сдохла, не успев натворить бед.

Но Мейбора совсем не устраивало присутствие крысы, дохлой или живой, в его гардеробной.

— Дурак! — Лорд помолчал, подыскивая достойную угрозу. — Если это повторится, я тебе уши оторву!

Слуга всем своим существом выражал раскаяние, и к Мейбору вновь вернулось хорошее настроение.

— Ладно, Крандл, давай одеваться. Ванну, пожалуй, принимать не стану — пусть этим балуются изнеженные юнцы да попы. Поосторожней, болван! — вскричал Мейбор, когда слуга в пылу усердия наступил ему на ногу. — Не то я тебе и ноги оторву заодно с ушами.

* * *

Мелли снова туго-натуго зашнуровали в ее малиновое платье. Ей это совсем не нравилось: желтолицая Кедди напоследок так рванула шнурки, что груди стали дыбом: стоит глубоко вздохнуть, и они вывалятся наружу.

— Кедди, где мое старое платье? — осведомилась Мелли.

— Тетушка Грил велела его выкинуть — она сказала, что не позволит тебе носить этот серый закрытый балахон, покуда ты здесь.

— Завтра меня, Кедди, здесь уже не будет. Я твердо решила покинуть этот город завтра и сделаю это в своем собственном платье. Ступай и отыщи его.

Девушка выскочила за дверь и вскоре вернулась вместе с тетушкой Грил.

— Платье твое порвали на тряпки, — заявила та, — придется походить в этом. Если будешь умницей, я справлю тебе еще одно. — Грил обошла вокруг негодующей Мелли. — Лучше будет, пожалуй, опять сшить красное. Красное показывает твою кожу в самом выгодном свете. Ничто так не нравится мужчинам, как молочно-белая кожа.

— Тетушка Грил, мне безразлично, что нравится мужчинам, а что нет. И вы ошибаетесь, полагая, что я останусь здесь. Позвольте заявить вам, что утром я ухожу.

Грил, ничуть не смутившись этим взрывом, поправила волосы и платье Мелли.

— Но надо тебя чуточку нарумянить, милочка, — уж очень ты бледна. — С этими словами Грил сильно ущипнула Мелли за обе щеки. — Вот — этого, пожалуй, довольно.

46
{"b":"8131","o":1}