ЛитМир - Электронная Библиотека

Мгновение — все змеи снова превратились в одну. И вот уже перед Зифоном не змея, а гигантский таракан.

— Многих моих собратьев ты убил, волшебник, — прошипел таракан.

Зифон ловко добавил к кружащимся шарикам еще один.

— Я говорю «волшебник», но этим словом можно называть самых разных людей, — продолжало чудище. — Что если твой волшебный дар не будет знать себе равных? Представь себе власть и славу истинного чародея. Все будут приходить к тебе на поклон. — Он слегка опустил голову и снова поднял. — Ты сможешь иметь почти все, что захочешь. Власть, могущество, безграничное богатство — и все это по первому желанию. А что сейчас? Твои фокусы неумелы, незатейливы, ненадежны, а сам ты — неуклюжий новичок.

Волшебник сжал зубы. Продолжая жонглировать, он обдумывал услышанное.

— Есть старая поговорка: не надейся поесть на дармовщину. Какую цену ты запросишь?

Тараканище ловко извлек из-под блестящего черного крыла свиток. — Твою подпись. Здесь сказано, что ты обязуешься творить волшебство на службе у его Тараканьего Величества.

Зифон усмехнулся — до него дошел весь комизм ситуации. — Не могу. Я связан обетом. Дал клятву Анонимному Жукомору убивать тараканов по первому же зову.

— Подпись или смерть! — вскричал таракан, распуская гигантские крылья, как будто собрался броситься в атаку. — Тебя и твоих спутников ждет страшная смерть. Еще никому не удалось выжить, отклонив предложение его Тараканьего Величества.

Зифон не шелохнулся. Шарики продолжали кружиться. Но было видно, что силы волшебника на исходе, лицо его стало пепельно-серым.

— Давайте попробуем передать ему немножко света, — прошептала Тамир.

Сосредоточив все свои помыслы на волшебнике, который был едва виден за бешено крутящимся вихрем шариков, она вместе с Котфой и Аррамогом старалась послать ему спасительный свет, которым они окружили башню.

Тараканище летал вокруг светового кольца, образованного шариками, пытаясь обнаружить брешь в защите. И вдруг из вихря шариков брызнул луч света и поразил чудовище. Таракан рухнул на пол и на глазах стал съеживаться.

Зифон бросил жонглировать и протянул к насекомому руку. С пальцев его срывались искры. — Ступай прочь, исчадие тьмы! — произнес он.

— Мы еще встретимся, — пригрозил таракан и исчез. Волшебник без сил рухнул на пол.

Свет в зале померк. Пол под ногами заходил ходуном, да так, что Тамир и Котфу отбросило к зеркальной стене. Маски с грохотом полетели на пол.

С трудом поднявшись, они стали пробираться туда, где в последний раз видели Зифона. Сжимая в руках кинжалы, друзья осторожно подкрались к нему, и тут в комнату стал пробиваться слабый свет.

Стеклянная клетка бесследно исчезла, а вместе с ней и змеи. Зифон лежал на полу.

Тамир пощупала его запястье. — Пульс слабый, но он жив. — Она достала из кармана небольшой шероховатый кристалл. Взяв его одной рукой, она положила другую Зифону на плечо и постаралась дышать в такт его дыханию.

— Ты так лечишь? — спросил Котфа.

— Да. — Она поводила кристаллом над телом волшебника, несколько раз обвела вокруг сердца.

Аррамог наблюдал за ней, потом подобрался ближе и, положив лапу на неподвижное тело, попробовал поделиться с Зифоном своей энергией.

— Надо бы вынести его из этого проклятого места, только, пожалуй, трогать его пока небезопасно. — Котфа обтер платком лицо Зифона и принялся беспокойно мерять шагами комнату.

В дальнем конце открылась дверь, из нее появился старик в сером балахоне с капюшоном.

— Можно перенести его сюда, — мягко сказал он. — Здесь есть место для отдыха. Может быть, когда он очнется, оракул заговорит.

Котфа с Тамир подняли Зифона, который так и не пришел в себя, перенесли его в соседнюю комнату и положили на выступавшую из пола розовую плиту.

Здесь было светлее, чем в зале масок. В переливчато-блестящем полу отражались розовые стены. Мерцающие струи воды вздымались вверх и падали в розовую мраморную чашу фонтана, поблескивающую золотыми искрами.

За ним высилась зеркальная стена. Высокие розовые свечи в медных подсвечниках лили мягкий свет.

— Вода фонтана очень освежает, — сказал старик. — Пейте без всяких опасений. За этой дверью — бассейн. Для путников приготовлена чистая одежда. Вы находитесь в палатах оракула.

Тамир поспешила к фонтану, чтобы наполнить бурдюк и смочить платок. Тем временем старик удалился через дверь, ведущую в зал масок. Девушка омыла лицо и руки волшебника. Как только вода коснулась его лица, он слабо застонал и медленно открыл глаза.

— Где я?.. И как сюда попал? — пробормотал он, ловя взгляд Тамир.

Девушка сжала его руку.

— Ты победил, старина! — воскликнул Котфа. — Задал жару этому змею или таракану, в общем, этой нечисти.

— Твое волшебство удалось, — добавила Тамир. — Теперь мы в палатах оракула. Ну-ка, выпей.

Она поднесла к губам Зифона бурдюк, Котфа тем временем поддерживал волшебника сзади. Зифон жадно напился, и на лицо его стал возвращаться румянец.

Тамир с тоской подумала о бассейне. Вот бы смыть дорожную пыль… Но если она хочет продлить маскарад, нужно проделать это без свидетелей.

— А где тараканище? — спросил Зифон.

— Исчез, — успокоила его Тамир, — причем весьма эффектно: стены ходили ходуном, маски с грохотом падали на пол. А ты без чувств рухнул ничком. В общем, волшебство сработало.

— Вот оно что. — Зифон слабо улыбнулся и сделал большой глоток из бурдюка. — Вкус какой-то необычный.

— Он сказал, что можно еще и искупаться. Зифон медленно направился к двери, на ходу снимая одежду. — Фантастика! — воскликнул он. — Вы, ребята, тоже должны попробовать.

Котфа не нуждался в уговорах. Он сбросил одежду и ринулся за волшебником. Тамир заметила, что ноги у него такие же мускулистые, как и руки. Но при всем при том она решительно отдавала предпочтение волшебнику.

— Иди к нам, Тамир! — позвал Зифон. — Вода просто отличная.

— Я подожду, пока вы вернетесь. Вдруг оракул решит заговорить, а здесь никого не будет.

Аррамог искоса взглянул на нее, но мужчины никак не отреагировали. Они наслаждались теплом искрящейся, тонко благоухающей воды.

Вскоре оба появились, облаченные в темно-синие штаны и камзолы. На левом плече у каждого красовалась белая звезда.

— Теперь моя очередь. Пойдем, Аррамог. — Тамир подхватила свой мешок и вошла в дверь, лаарн — за ней. Девушка разделась и погрузилась в теплую воду. — До чего же хорошо! — Она вымылась с головы до пят и сразу ощутила, что всю усталость как рукой сняло. — Иди же, Аррамог, попробуй, это не обычная вода!

Аррамог нерешительно топтался на краю бассейна.

— Я не дам тебе утонуть. Просто у меня такое чувство, будто все мы обязательно должны окунуться в эту воду. — Она протянула руку, и Аррамог, зажмурившись, плюхнулся в воду. В следующее мгновение он обнаружил, что вполне может держаться на плаву. Они немного поплескались, потом Тамир вылезла и закуталась в мохнатое розовое полотенце, лежавшее на стуле.

Аррамог выбрался вслед за ней и, отвергнув предложение Тамир вытереть его полотенцем, принялся энергично отряхиваться. С его синей шубки полетел дождь капель, и Тамир поскорее ушла в нишу, где была устроена гардеробная. На вешалке висели одеяния всех фасонов и расцветок. Она замерла перед тонким, голубым с золотом платьем — как раз ее размер! Потом надела синие штаны и камзол, что висели рядом. И на платье, и на камзоле левое плечо украшала белая звезда. Платье же свернула и спрятала в мешок.

Вскоре все они уже сидели у фонтана и смотрели в зеркало. Сначала они видели только свои отражения. Мгновение — и картина изменилась. Перед ними — бурные волны, вздымающиеся почти до самого неба. Потом они увидели темное отверстие и маленьких человечков, пробирающихся через песок или грязь. За ними — лев, он широко разинул пасть, ощерив острые клыки.

Вдруг комнату наполнил зычный голос:

— Алчность льва ненасытна. Ищите единорога. Пещеры Ктафы. Оникс в руке женщины убьет лебедя. Звезды предупредят об опасности. Спешите со всех ног!

17
{"b":"8132","o":1}