ЛитМир - Электронная Библиотека

— Боч-ла? — эльф напрягся, но розовая слизь больше не появлялась.

— Взгляните! — Зифон указал на стены.

Их покрывали старые, кое-где стершиеся от времени рисунки: коровы, быки, лошади, львы, какие-то незнакомые животные с закрученными рогами. Шествие возглавлял вставший на дыбы единорог; рог его сверкал серебром.

Волшебник подошел поближе. — Кто знает, может быть, мы — первые, кто их увидел за долгие века!

— И не удивительно, — ввернул Котфа. — Лично я не приспособлен для того, чтобы ползать меж камней по тесным норам.

Тамир отошла в дальний угол пещеры, где на двух сталагмитах покоился большой плоский камень. — Похоже на алтарь. — Она потрогала камень — гладкий. Над алтарем виднелось изображение странного существа. Круглые совиные глаза, пристально глядящие сквозь отверстия маски, орлиный клюв, волчьи уши, львиные клыки и хвост. Торс покрывала звериная шкура. Рядом застыла черная пантера. — Может быть, эти глаза следили за тобой, а, Котфа?

Котфа подошел к девушке, — Хорош, ничего не скажешь! Представляешь, встретить такого темной ночью? — Интересно, что это? — размышлял Зифон. — Изображение неизвестного божества? Может быть, для того, чтобы доказать свою доблесть, нужно было пробраться по тоннелю? И если воин достигал этой пещеры, наградой ему служило посвящение.

— Или жертвоприношение, — заметила Тамир. — Я-то считаю, что этот тип — колдун.

Ортлон залез на камень, чтобы получше рассмотреть картину. — Это сделали не боч-ла. Они способны только разрушать. — Взгляд его упал на землю, и вдруг он задышал часто и прерывисто. — Что-то сверкает… Должно быть, сокровища! — бессвязно залепетал он. Соскочив с камня, эльф упал на колени у подножия алтаря и стал руками рыть землю.

Аррамог присоединился к нему, пустив в ход когти.

— Интересно, что же там: золото, алмазы или рубины? — Глаза Ортлона засверкали от воодушевления. Он грубо оттолкнул лаарна. — Ну-ка, пусти! Я сам… Хочу взять их в руки, прижать к себе! — С его пальцев снова потекла розовая слизь, окружая кольцом то место, где ему привиделся блеск сокровищ. Аррамог отскочил.

— Ну-ка отойди, Ортлон! — приказал Котфа, держа наготове меч. — Убирайся прочь, чтобы я смог отрубить эту чертову мерзость.

— Нет-нет, не надо! Она мне не мешает. Я непременно должен найти эту прелесть, которая так чудесно блестит! — захныкал эльф.

Котфа нагнулся и отшвырнул Ортлона прочь. — Посиди-ка тут и приди в себя. Видать, ты еще не совсем избавился от этой отравы.

Эльф бился, как в лихорадке, не в силах отвести глаз от блестящего предмета. Тамир встала перед ним, загородив собой картину. — Ты пробрался через тоннель, теперь успокойся. Учти, меч у Котфы очень острый.

Эльф глубоко вздохнул, прикрыл глаза и затих. Котфа одним взмахом отсек слизь, и она растаяла.

— Не сердитесь, я думал, что безумие прошло…

— Похоже, не совсем. Посиди здесь, а мы пока посмотрим, из-за чего ты так разошелся.

— Я побуду с ним. — Котфа встал напротив Ортлона, держа в руке меч. — Не думал, не гадал, что мне придется нянчиться с ками-то эльфом!

Слизь у подножия статуи исчезла, и Аррамог возобновил прерванную работу. Наконец на свет появилась маленькая золотая пирамида со стороной дюйма в три, теплая на ощупь.

Тамир поставила ее на камень-алтарь. Зифон достал из кармана красную пирамидку, которую ему дал вожак уорробо, и поставил рядом.

— Размер такой же! — пробормотала Тамир. — А это значит…

— Что трехгорбая зебра может появляться по частям, — докончил за нее волшебник.

— Для вас это важно? — спросил эльф, выглядывая из-за спины Котфы.

— Может помочь в схватке с боч-ла и силами тьмы..,

— Звезда колется! — Тамир потрогала рукой плечо. — Нам грозит опасность! — Она резко обернулась, но не увидела никого постороннего.

— Прячьтесь! — скомандовал Зифон, схватил пирамидки и нырнул за ближайший сталагмит. Котфа поднял Ортлона и бросился к каменной глыбе. Тамир с Аррамогом распластались за сталагмитами, служившими опорами для алтаря.

По стенам запрыгали тени. Пещеру наполнил запах тлена.

— Не высовывайтесь из-за камней, — шепнул Зифон. — Я попробую их обмануть, сделать так, чтобы они нас не заметили. Только сидите тихо, слейтесь с камнями, а если боч-ла вас коснутся, не подавайте вида. — Он сосредоточился, взмахнул обручем и замер на месте.

Часть стены, покрытая натеками, пришла в движение. Каменные кристаллы зашевелились и посыпались на пол. Там, где только что свисал каменный занавес, зияла чернота.

На мгновение в пещере повисла тишина, потом прокатился тихий смешок. Путники замерли, боясь вздохнуть. Из черного отверстия в пещеру вползала еще более густая чернота. Ее вездесущие щупальца обшаривали каждый камень, каждую щель. Запах тлена все усиливался.

Тамир заставила себя не шевелиться, хотя от неудобной позы одна нога у нее совсем онемела. Уж лучше онеметь, чем умереть. Она видела, как Котфа напрягает мышцы рук. Должно быть, ему тоже приходится несладко… Черное щупальце поползло по камню, за которым он прятался, коснулось его ноги. Котфа передернулся и, забыв о предупреждении волшебника, выскочил из-за камня, размахивая мечом.

— Не собираюсь терпеть, когда меня лапают какие-то мерзкие твари! — Он занес сверкающий меч. Чернота отступила на несколько шагов и тут же преобразилась. На Котфу надвигались тринадцать черных воинов, каждый размахивал мечом.

Котфа нанес удар прямо в сердце ближайшего из противников. Воин отшатнулся, но не упал. Лицо его оставалось совершенно бесстрастным. Можно было подумать, что ему на нос села муха: это ему слегка досаждало, но не причиняло никакого вреда.

Боч-ла остановились, как будто получили неслышный приказ.

— Верни то, что мы ищем, — раздался глухой голос, доносившийся как будто издалека. — Верни, пока тебя не изрубили на куски! — по воздуху пронесся легкий смех.

Котфа вскочил на камень, его мускулистое тело темным силуэтом выделялось в тусклом свете, наполнявшем пещеру. — Клянусь глазом Актара, вы не получите от меня ничего, кроме моего меча!

— Молчи, глупец! Боч-ла не сражаются со слабыми.

— Сейчас вы на своей шкуре почувствуете слабость моего меча! — крикнул Котфа.

Тамир не могла понять, действует ли еще волшебство Зифона. Его самого она едва могла разглядеть. Похоже, они все еще неотличимы от камней. Боч-ла сосредоточили все силы на Котфе.

— Ну же! — рявкнул глухой голос.

Как только Котфа взмахнул мечом, вокруг его шеи обвилась цепь, потом сильно натянулась. Он выронил меч и. схватился за цепь, стараясь освободиться.

— Ты будешь выполнять наши приказания, как и все, кто вторгается в пещеры Ктафы. — Натяжение цепи слегка ослабло. — Так где же оно?

— Что — оно? — спросил Котфа. — Если меч, так я его выронил.

— Его нашли, — произнес глухой голос. — Через столько лет! Мы должны завладеть им и уничтожить! Если ты нам не скажешь, тебе конец!

Цепь снова натянулась. Напрасно Котфа пытался ее сбросить.

Зифон неслышно поднялся. Он казался огромным, как гора. Из левой руки, сжимавшей золотую пирамиду, вылетали сверкающие лучи. В правой он держал обруч. Кристалл сиял кроваво-красным огнем, осыпая врагов слепящими искрами.

— Прочь! Ступайте отсюда! — загремел голос Зифона, громом прокатившись по пещере, так что свисающие с потолка нити кристаллов мелко задрожали.

Боч-ла отошли от Котфы на несколько шагов. Он застонал, потом упал и затих. Было видно, что он еще дышит. Черные воины наступали на волшебника, который вертелся волчком, окружая себя силовым кольцом.

— Прочь! Убирайтесь прочь! — выкрикивал он. — Это место — священное!

— То, что мы ищем, у тебя! Брось свое дурацкое волшебство! — Глухой голос звучал нетерпеливо, почти просительно. — Отдай пирамиду — и ты свободен!

— Не выйдет! — крикнул Зифон.

— Что ж, мы подождем, — проговорил голос. — Ведь ты смертен, волшебник. Силы твои истощатся, и ты устанешь.

Тамир сжимала рукоять кинжала. Как помочь друзьям? С губ Котфы сорвался сдавленный стон, и девушка, прячась за сталагмитами, стала подкрадываться к нему. Она подергала цепь, обвивавшую шею Котфы, потом взялась за кинжал. Разжать бы хоть одно звено!

23
{"b":"8132","o":1}