ЛитМир - Электронная Библиотека

Зифон выглянул как раз в тот миг, когда раздался оглушительный раскат грома. «Будто какой-то разгневанный бог дает выход своей ярости, — подумалось Зифону. — А может, это не бог, а стихия или… » Он выбрался из отверстия и прижался к каменному туловищу змея. Все вместе они стали пробираться по направлению к хвосту. Солнце совсем скрылось. Было так темно, как будто не вовремя наступила ночь.

Тамир чуть не вскрикнула: на нее в упор глядели сверкающие желтые глаза.

— Это я, Аррамог, — послышался мурлыкающий шепот из пасти, ощерившейся длинными острыми клыками.

Тамир погладила пантеру по голове. — А… это — с тобой?

— Вот она, на земле. — Зифон поднял пирамидку; пантера, опережая их, метнулась по направлению к змеиному хвосту и застыла, припав к земле. Тамир взяла у Котфы золотую пирамидку и спрятала в карман. В тот же миг Зифон прижался спиной к камню, указывая глазами на конец хвоста. К ним кто-то приближался. Сверкнула железная маска.

— Вот они, лазутчики! — гаркнул Лорд Нокстра. — Солдаты бежали за ним по пятам. Завидев, что на них надвигается полчище черных, Тамир с Зифоном попытались отыскать отверстие, через которое они только что вылезли.

Один из солдат замахнулся на Котфу мечом, но воин оказался проворнее и так пнул нападающего в пах, что тот от боли сложился пополам. Вырвав у него меч, Котфа замахал им в воздухе, отражая выпады очередного противника. Едва не задев голову волшебника, по воздуху пролетел нож. Но Тамир уже открыла дверь, и трое людей, а за ними — Аррамог, юркнули внутрь, захлопнув дверь за собой.

Первым добежал до змеиной пасти Аррамог. В тот же миг Съят спустился на каменный пол и обернулся единорогом,

— Съят, мы…

Но единорог не слушал. Глаза его сверкали ненавистью, он опустил голову, наставив рог на своего извечного врага, пантеру. Аррамог, зарычав, отпрянул. Единорог попятился, а пантера, оскалив клыки, вскочила на каменный карниз. Съят наступал, он снова опустил голову, готовясь нанести удар. Пантера; казалось, превратилась в камень.

Тамир подбежала к единорогу. — Не злись, Съят, это же Аррамог! Аррамог, превращайся поскорее! — Воспользовавшись секундным замешательством единорога она закрыла собой пантеру.

И вот уже из-за ее спины выглядывает лаарн. — Аррамог, дружище, — растерянно произнес единорог

— Да, Съят, это правда Аррамог. Он научился превращаться в пантеру, как ты превращаешься в сокола.

— Предупреждать надо! — Съят фыркнул. — Извини, малыш,

— Мы постарались как следует завалить двери, — сказал Котфа, вместе с Зифоном подходя к ним. — Значит, враги появятся из пасти. Но теперь у меня, по крайней мере, есть меч! — Воин взмахнул им в воздухе.

Снизу донесся треск, видимо, потайную дверь взломали. Вскоре они услышали, как противник штурмует вторую дверь.

— Вот что мы сделаем, — пробормотал волшебник, стоя на карнизе. Его окружало неяркое сияние. — Бросим на них все, что у нас есть — пантеру и все остальное. Сначала форма, потом облик! — прошептал он, обращаясь к Тамир. — Сейчас я устрою им фейерверк!

Сосредоточив все свои помысли на изображении колдуна из пещер Ктафы, Тамир вскочила на карниз и встала рядом с Зифоном. Когда дверь с треском распахнулась, перед Лордом Нокстрой предстал не только сверкающий всеми цветами радуги волшебник, но и колдун с совиными глазами, орлиным клювом, волчьими ушами. Его мощные львиные лапы тянулись к врагам. Тамир ощущала произошедшую с ней перемену, ощущала прикосновение звериной шкуры к коже, слышала рядом рык пантеры.

— Трепещите, ничтожные! — взревел Лорд Нокстра. — Верните мне украденное!

— Ты, осквернитель земли! — крикнула Тамир. — Даже это место пропитано твоей злобой! — Она воздела львиные лапы. — У нас нет ничего, что принадлежало бы тебе по праву!

Два солдата Лорда Нокстры попытались перелезть через змеиные зубы, но Котфа столкнул их вниз и замахнулся мечом на третьего, который подбирался снизу. Но через зубы уже лезли еще двое, черные солдаты показались и в проходе. Котфа вскочил на карниз и встал рядом с друзьями, отгоняя мечом наседающих солдат.

Посреди суматохи незаметно появился старик в остроконечной шапке.

— Немедленно верните похищенное! — бесновался Лорд Нокстра.

— Ну-ка, Зифон, сложи все вместе! — раздался голос пришельца.

Зифон взял в руки фигурку зебры.

— Она моя! — взревел Лорд Нокстра. Казалось, увиденное пригвоздило его к месту. Съят, обернувшись соколом, налетел на него и острыми когтями сорвал сверкающую маску. Она с глухим стуком упала на землю.

Обнажилась голова гигантского таракана с торчащими усами. — Это запрещенный прием, запрещенный! — верещал он. — Взять их!

— Неужели вы, люди, пойдете за этим злобным насекомым? — крикнула Тамир.

Солдаты, как завороженные, смотрели на своего командира и не трогались с места.

— Вы мне не нужны! — заявил Нокстра, с явным усилием пробираясь к карнизу, на котором стояли его противники. В руке он сжимал огромный меч. — Я сам отсеку им головы!

— Обруч! — крикнул старик. — Достань его скорее,

Зифон!

Зифон на миг отвлекся, и Тамир ощутила, как от таракана, клубясь и обволакивая, наползает чернота и запах тлена.

Волшебник достал из кармана обруч, который, как ему раньше казалось, здесь был совершенно бесполезен. В одной руке он сжимал зебру, в другой — обруч.

— Бросай в него обруч! — велел старик, а потом ставь скорее все пирамиды на место!

Зифон швырнул обруч прямо в голову Нокстры. Тот отшатнулся, а волшебник тем временем установил все пирамидки — красную, зеленую и золотую — на спине у зебры. Потом нацелил фигурку на врага, и тот задохнулся, зашипел и рассыпался в прах.

— Вы появились как раз вовремя, Бейнсток, — переведя дух, вымолвил Зифон.

— Волшебство — могущественная штука! Я не раз говорил тебе об этом до того, как ты столь грубо прервал учебу да еще и разбил мой горшок.

Черные солдаты разошлись, Тамир, Съят и Аррамог приняли свой обычный вид.

— Что бы вам появиться немного пораньше, — посетовала Тамир.

— Мне не так уж легко сюда добираться. Это странная, ничейная земля. Когда-то здесь было море Псиатль. Но оно давным-давно высохло. Хорошо, что вы его отыскали. Для начала я дал вам равные шансы. Тебе повезло, Зифон, что ты подыскал себе достойных друзей.

— Может быть, теперь, когда все уже позади, вы наконец объясните, что все это значит? — Подбоченясь, Зифон сверху вниз оглядел своего бывшего учителя.

— Что ж, пожалуй. Видишь ли, этот тип был не просто гигантским тараканом, а злым волшебником. Он вознамерился нести все зло, весь мрак в этот мир, да и в твой тоже. И изобрел для этого способ, несложный, но достаточно эффективный. Он задумал пробраться в ваш мир, расширив тем самым сферу своей деятельности, и для этого превращался в тараканов. А возвращаясь обратно, они объединялись в одно гнусное злобное насекомое.

— Какая мерзость, — передернулась Тамир.

— Но это еще не все. Ему удалось уничтожить символ равновесия, который не давал силам тьмы, хаосу окончательно взять верх.

Зифон поднял вверх зебру. — А это…

— Это новый символ, — улыбнулся Бейнсток. — Его должны были создать человек и животное, помогая друг другу. Мне удалось выжить его из вашего мира, но для того, чтобы покончить с ним раз и навсегда, требовался особый человек.

— Волшебник-жукомор? — спросила Тамир.

— Вот именно. Способный, находчивый и родом из другого мира.

Зифон скривился.

— Так вы думаете, что мы навсегда избавились от всего зла, — с сомнением покачал головой Котфа.

— Ну, нет! — засмеялся Бейнсток. — Тишь, гладь да Божья благодать настанет еще очень не скоро. Но есть свет, который способен уравновесить тьму. Как на шкуре у зебры. А пирамида у нее на спине означает, что волшебство все еще действенно. — Он взял фигурку из рук Зифона. — Я отправлю ее в тайное хранилище. — Старик взмахнул рукой — и вот уже зебра, заключенная в хрустальный шар, вылетела из пасти змея и растворилась в небе.

39
{"b":"8132","o":1}