ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Генриетта глубоко вздохнула, возвращаясь из глубокой задумчивости.

– У нас есть еще городской дом в Челси. Последние несколько лет мама надеялась, что я найду... она хотела, чтобы я устроила свою судьбу. Поэтому последние несколько сезонов мы провели в свете.

Брендан почувствовал, что багровеет лицом – неужели он ревнует?

– И вам сопутствовала удача? – спросил он неожиданно резко.

– Боюсь, что мне с удачей не по пути. Монстр обещал мою руку человеку, который совершенно... мне не подходит.

– А разве вашего отца не тревожит то, что вам этот человек не нравится? – И с чего это он так раздражается?

– Ему на это наплевать. Вообще-то...

– Вот вы где, Кинкейд, дружище! – прогремел вдруг громкий мужской голос. – Я вас повсюду ищу. – Голос принадлежал лорду Трокмортону. Он раскланялся с мисс Перселл. – Жаль отрывать вас от прекрасного собеседника, но нам очень нужен еще один человек для игры.

Брендан вопросительно посмотрел на Генриетту. Она слегка улыбнулась и откинулась в кресле:

– Не стесняйтесь, капитан, идите играть.

Глава 3

Качества идеальной невесты

Было одиннадцать часов утра. Прошли ровно сутки с того момента, когда Брендан прочитал завещание брата. Он вновь сидел в офисе Гроппера и Гринбрайера.

Еще вчера Брендан принял твердое решение поставить свою подпись в графе «Отклонить игру». Это было бы самым логичным. Никакой ответственности за поместье, никаких обязательств, никакой жены. Он мог просто вернуться в Индию состоятельным человеком.

Так что же заставило его взять перо и по собственной воле поставить подпись под словами «Принять условия игры»?

Черт побери!

– Я видела, как ты беседовала с ним вчера, – щебетала Эстелла, накручивая на палец желтые ленты, свисающие со шляпки.

– Беседовала с кем? – Генриетта смотрела прямо перед собой. Кузины шли по Мейфэр за тетей Филиппой, которая решительно шагала вперед. Ей предстояло много всего купить. Небо было безупречно синего цвета, а утренний воздух свежим.

– С капитаном Кинкейдом, глупенькая.

Генриетта с трудом сглотнула и напустила на себя беззаботный вид.

– Ей-богу! – продолжала Эстелла, подмигнув кузине. – У тебя и вправду плохая память. Я...

– Дело не в том, что я не помню, – поспешно перебила ее Генриетта. – Просто наш разговор был таким незначительным, что я и подумать не могла, что ты можешь говорить об этом.

– О да. Как же! Вы вели такую оживленную беседу...

– Оживленную? Неужели! Я...

– Я заметила, что ты постоянно краснела...

– Ерунда.

– ...А капитан Кинкейд не сводил с тебя глаз...

– В платье тети Филиппы?

– ...Что приводит меня к выводу, что разговор был достаточно значительным. Возможно, – добавила Эстелла с загадочной улыбкой, – капитан будет сегодня на балу у Эджертона.

– Девочки, – произнесла тетя Филиппа, обернувшись, – давайте зайдем на минутку в книжную лавку.

Магазин Хайдельбергера был полон посетителями. Запах бумаги и книжного клея смешивался с ароматами духов, а перья, украшавшие дамские шляпки, покачивались над книжными полками. Генриетта сбежала от Эстеллы в секцию с книгами по географии.

Ее щеки пылали. Она прижала руку, облаченную в перчатку, к своему лбу. Мысли путались. Самоуверенно улыбающееся лицо капитана Кинкейда возникло перед ее мысленным взором. Тем вечером он покинул ее в тот самый момент, когда она принялась рассказывать о Монстре. И почему она вообще решила рассказать ему об этом? Сейчас Генриетте было ужасно стыдно.

Она тяжело вздохнула. Воздух был наполнен запахом свежей бумаги и чернил. Мысли о книгах всегда помогали Генриетте избавиться от тяжелых дум. И ей еще нужно было найти информацию об Апеннинах для «Франчески». Она принялась рассматривать полки с книгами по географии. Одна из них, в мягком кожаном переплете, привлекла ее внимание. «Таинственное путешествие в запретную страну Ламу». Ах да. Это та самая книга, которую все так оживленно обсуждали прошлым вечером. Генриетта открыла первую страницу. На ней была помещена искусная литография, изображавшая крутые, покрытые снежной шапкой горы. На переднем плане одинокий всадник поднимался по извилистой тропинке. Генриетта почувствовала, словно ее обдало холодным ветром. Ее всегда влекли приключения.

Прижав книгу к себе, она направилась к прилавку. В сумочке еще оставалось несколько монет. Конечно, когда твое будущее туманно, глупо тратить последние деньги на книгу, но Генриетта не могла не купить ее.

Если бы Пейшенс Честити Кинкейд Даутрайт не была такой практичной женщиной, сообщение, которое она только что получила, довело бы ее до истерики. В ситуациях, когда другим дамам нужны были нюхательные соли и уксус, она становилась еще сильнее. Бороться до конца было ее жизненным девизом.

– Это в тебе говорит ирландская кровь, – бывало, говаривал ее отец, но, по правде говоря, в ней не было и капли этой сомнительной крови. Пейшенс прикусила губу. Никакой ирландской крови. К сожалению, она не могла сказать то же о своем младшем сводном брате Брендане.

– Даутрайт! – прокричала Пейшенс. – Где ты прячешься, черт возьми, тряпка?! Где ты? – Видимо, кричать она могла сколько угодно, и все без толку. – Даутрайт!

Наконец появился дворецкий.

– Мадам?

– Что «мадам»? Где мой муж – этот ничтожный человек? – Дворецкий растерянно заморгал:

– Он в свинарнике, мадам, с молодым мастером Даутрайтом. Их призовая свинья только что опоросилась дюжиной поросят.

Пейшенс возмущенно фыркнула и направилась к свинарнику. Семейное поместье в Суррее могло быть роскошной усадьбой. Но муж и сын, обуреваемые необъяснимой страстью к разведению свиней, превратили его в скотный двор.

Пейшенс нашла мужа и сына сидящими бок о бок на ограждении загона. Они выглядели точь-в-точь как два огромных Шалтай-Болтая. Самая пора была пополнить редеющие ряды их подопечных.

– Это место можно и с завязанными глазами найти, Даутрайт! – рявкнула Пейшенс, отчего муж и сын чуть было не упали с забора прямо в хлев. – Эта вонь просто отвратительна!

– Пегги, ты могла бы и предупредить, – кротко заметил муж.

– Ты что-то сказал, Даутрайт? – строго спросила Пейшенс.

– Нет, дорогая, ничего.

– Мама, посмотри, что сделала Салли! – закричал рослый неуклюжий сын Пейшенс, все еще сидевший на заборе.

Она с отвращением посмотрела на свинью и ее отпрысков.

– Эти хрюшки выглядят как огромная копошащаяся куча личинок. Начинаешь задумываться, какими отвратительными существами они станут, когда вырастут. – Пейшенс помахала письмом перед лицом мужа. – Что, как ты думаешь, учудил наш молодой капитан Брендан? – спросила она и, не дожидаясь ответа, объявила: – Он принял тот идиотский вызов Вильяма. Вот что он сделал!

– Вызов? – переспросил Даутрайт-старший.

– Игру! – пояснила Пейшенс. – Не волнуйся, дорогой, – добавила она, обращаясь к своему сыну-увальню. – Ты станешь графом Керри. Мамочка не позволит этому выскочке украсть у тебя титул.

– Но, мама, я не хочу быть графом Керри. Я ведь даже не ирландец. Да и в Ирландии я не хочу жить.

– Тебе нужен этот титул, дорогуша, – произнесла Пейшенс назидательным тоном. – Ты еще слишком молод, чтобы понимать это.

– Мне уже пятнадцать лет, мама. И я уверен, что никогда не захочу жить в Ирландии. Я хочу работать с папой.

– Довольно, – оборвала сына Пейшенс. – Мы немедленно уезжаем из Лондона. Я не собираюсь сидеть сложа руки, пока это... это создание, что мой отец прижил вне брака, становится законным наследником дома моего детства.

Отказавшись от права на свою жизнь, Брендан направился прямиком к Бринку. Ну может быть, и не на жизнь. В конце концов, маловероятно, чтобы он окончил игру женатым человеком. Но по крайней мере он самым глупым образом отказался от дополнительных пятисот фунтов годового дохода. Брендан решил, что это следует запить чем-нибудь покрепче.

10
{"b":"8134","o":1}