ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, существует. Дай подумать... – Эстелла подняла глаза к лепному потолку и стала в задумчивости накручивать на палец прядь своих волос. – Его волосы черны как ночь, а глаза цвета Адриатического моря, а...

– Гм!.. Прошу тебя, не говори мне о джентльменах с черными волосами. У мистера Туакера волосы такого же цвета. Хотя большей их части, должна признать, уже нет.

– Он лысеет?! – взвизгнула Эстелла. Ее глаза округлились от ужаса. – Неужели он такой старый?

– Ему нет и двадцати пяти. Когда он постареет, у него на голове не останется ни единого волоска.

– Нет, нет, нет. Он тебе совсем не подходит. Генриетта, ты была одной из красивейших девушек в обществе на протяжении последних, – Эстелла подсчитала, загибая пальцы, – пяти сезонов.

– Смешно, не так ли?

– Все потому, что ты до сих пор не встретила подходящего мужчину. И ты не встретила никого, кто понял бы то, что ты пишешь, вот и все. Ты просто обязана пойти на бал к лорду Хорсфорду. Нельзя рисковать, ты можешь разминуться с мужчиной своей мечты.

– Эстел...

– Но ты абсолютно права. Иссиня-черные волосы – это ужасно банально. Мужчина твоей мечты блондин – может быть, цвет его волос близок к твоим. Но его глаза цвета моря, в этом я не уступлю.

– Эстелла, ты не слушаешь меня. – Голос Генриетты прозвучал необычно строго. Эстелла широко раскрыла глаза. – Мне не нужен никакой джентльмен, – продолжала Генриетта, – для спасения. Если меня нужно будет спасать, то я все сделаю сама.

Конечно. Ведь плющ обвивал ее башню так, что она могла и сама спуститься по нему.

– Боже мой, Генриетта! Ты что, стала синим чулком? – Эстелла широко улыбнулась. – Конечно, граница между украшением у стены на балу и синим чулком может быть немного размытой...

– И кроме того, – перебила Генриетта кузину, – единственное платье, которое у меня есть, надето на мне, а оно испорчено. Только взгляни на мои чулки. – Генриетта взмахнула ногой в воздухе. – Они изорваны в клочки. Моя пелерина выглядит так, будто я провела неделю в хлеву, а...

– Не глупи, дорогая. Ты можешь надеть одно из моих платьев.

Генриетта рассмеялась:

– Это ты глупышка. Я по меньшей мере на четыре дюйма выше тебя, и, кроме того, у меня на самом деле есть грудь. Я никогда не влезу ни в одно из твоих крохотных платьев.

Эстелла театрально вздохнула:

– Как ты смеешь говорить, что у меня нет груди? – Она посмотрела на свою почти плоскую грудь, закатила глаза и рассмеялась. Затем так же внезапно ее лицо вновь стало серьезным. – Но неужели ты и вправду так решительно настроена, когда говоришь, чтотебё не нужен джентльмен, который бы тебя спас?

Генриетта прикусила губу.

– Да.

– И нет никаких шансов, что ты передумаешь?

– Абсолютно никаких.

– Но ты пойдешь на бал сегодня? – Эстелла ухмыльнулась, как шаловливая водяная фея, задумавшая какую-то шутку. – Тебе, как писательнице, это пойдет только на пользу. Ты будешь наблюдать за людьми. Ну, знаешь, записывать выходки дебютанток и молодых людей...

– ...и охотиться на какого-нибудь златовласого распутника с интеллектом репы? – Генриетта откинула голову назад и рассмеялась. – Возможно, он даже войдет в танцевальный зал с крикетной клюшкой в одной руке и богатой невестой в другой. Как ты думаешь, следует мне захватить сеть, чтобы его поймать?

Брeндан с интересом изучал книгу. Она была в кожаном переплете, а на корешке золотыми буквами выведено название: «Таинственное путешествие в запретную страну Ламу». М-м... неплохое название. Автор – Феликс Блэкстон.

На полке географической секции книжного магазина Хайдельбергера стояло с полдюжины этих книг.

Улыбаясь, Брендан открыл книгу. Обложка изнутри была оклеена бумагой нежно-сиреневого цвета, под мрамор.

– Вы, наверное, единственный мужчина из тех, кого я знаю, – промурлыкал чей-то хрипловатый голос, – которому красивая бумага в книге интереснее того, что на ней написано.

Брендан поднял глаза и выдавил из себя галантную улыбку:

– Мисс Ратледж! Какая приятная встреча! – Он поклонился. – Я и не знал, что вы также вернулись из Индии.

Черт возьми, что она тут делает? Брендан был совершенно уверен, что расстался с ней навсегда в Калькутте.

Беттина Ратледж натянула губы в улыбке, обнажив острые зубки:

– Да, я настояла на том, чтобы папа отослал меня обратно на некоторое время. Мое слабое здоровье не перенесло бы еще одного муссона.

Мисс Ратледж была пухленькой миловидной девушкой с золотисто-каштановыми волосами и выглядела достаточно крепкой для того, чтобы перенести сотню муссонов. Но Брендан решил, что говорить об этом невежливо.

– Что побудило вас вернуться к цивилизации, капитан?

– Несчастная и безвременная кончина моего брата Уильяма.

– Ах да, я слышала об этом. Пожалуйста, примите мои соболезнования. – Девушка с трудом сдержала зевок.

– Благодарю вас, мисс Ратледж.

– Ну, Брендан, – жеманно проговорила Беттина и взяла Брендана под руку, – после всего того, через что нам пришлось пройти в Индии, для вас я просто Беттина.

– Разумеется, Беттина.

Девушка наклонилась ближе, и от аромата ее духов Брендану стало дурно.

– Что за книгу вы с таким интересом рассматриваете?

– Последнее сочинение капитана Феликса Блэкстона. – Брендан показал корешок книги.

– Ах да, я слышала об этой книге. Говорят, она полна увлекательных приключений. Автор, должно быть, состоятельный человек, книга хорошо продается.

– Правда? На продаже книг можно заработать?

– А то вы не знаете! – Беттина стояла так близко, что Брендан мог видеть свое отражение в ее глазах. – Прошу вас, скажите, не могли бы вы сопроводить меня на бал к лорду Хорсфорду? Я ненавижу ходить куда бы то ни было одна.

Брендан изобразил на лице гримасу недовольства:

– А я-то уже начал спрашивать себя, когда же свет вновь примет меня в свои объятия.

Примет? Лучше сказать «затащит». Уж кому, как не ему, Брендану, знать, что от Беттины невозможно отвязаться. Он поставил книгу на полку.

– Уж не хотите ли вы сказать, что вас игнорируют? – воскликнула девушка.

– Я в Лондоне всего несколько дней. Был занят обустройством моего старого дома, встречами со старыми друзьями... – Брендан недоговорил. На самом деле он большую часть времени посвящал посещению мест, куда когда-то частенько заглядывал. Он побывал в Бринксе (наполненном табачным дымом, звоном бокалов с бренди и шумом газет, к тому же там не бывает много женщин), фехтовальном клубе и некоторых игровых заведениях. Но рассказывать об этом Беттине Брендан не собирался.

Смирившись, он поцеловал ее руку.

– Мисс Ратледж, сочту за честь сопроводить вас в ад и обратно. Вам лишь нужно назначить время.

Противостоять Эстелле было невозможно. Так повелось, с самого детства. Откуда-то из памяти тут же всплыла картинка: златокудрая пухленькая малышка Эстелла с демоническим смехом швыряет на пол серебряный поднос.

Да, люди мало меняются.

Генриетта мельком взглянула на свое отражение в одном из зеркал, украшавших бальный зал в доме лорда Хорсфорда. Искрящийся свет тысячи свечей придавал лицам остальных дам божественное сияние, в то время как Генриетта выглядела бледной и истощенной. Волосы казались тусклыми и безжизненными. Да и одета она была в нечто напоминающее мешок из-под картофеля. Надо признать, что этот мешок был сшит из зеленого шелка, но это не утешало. Горничной тети Филиппы удалось совершить чудо: всего за несколько часов она превратила одно из необъятных одеяний во что-то более или менее подходящее Генриетте по размеру. И все же...

Эстелла, маленький эльф в платье из серебряного атласа, взяла кузину под руку.

– Не волнуйся, – прощебетала она под звуки оркестра. – Он будет здесь. Я в этом уверена.

– Кто? Баклуорт? – Генриетта изучала пеструю толпу в зале.

– Черт! Нет! Я не о нем. Я имею в виду мужчину твоей мечты. Того, кого ты еще пока не встретила.

2
{"b":"8134","o":1}