ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно Брендана охватило желание лично встретиться с этим человеком. Но лишь для того, чтобы удовлетворить свое любопытство, разумеется. Он был совершенно уверен, что то, как сжалась его пустая рука, ровным счетом ничего не значило.

Отхлебнув еще немного из бокала, Брендан вошел в дымный зеленоватый полумрак комнаты, уставленной карточными столами. Ни одна женщина не смогла бы последовать за ним сюда.

Брендан пристально посмотрел на столик, стоящий в другом конце комнаты.

Ни одна женщина, кроме мисс Джессики Тиллингем, поправил он мысленно сам себя.

Джессика сидела за карточным столом, окруженная несколькими мужчинами без пиджаков. Сигарета свисала из угла ее рта, девушка пристально смотрела на карты в руке.

– Черт возьми, женщина! – воскликнул один из ее противников, когда она торжествующе выложила карты на стол. Послышались шуршание и звон – Джессика собрала ставки остальных игроков и подтянула их к себе.

– Простите, ребята! – хохотнув, сказала она, не выказывая ни малейшего сожаления. Затем затянулась сигаретой и одним глотком опрокинула в себя остатки бренди. – Кто еще хочет сыграть?

– А почему бы и нет? – пробормотал один из игроков. – А вот и капитан Кинкейд! Уж он-то поможет мужчинам отстоять свою честь.

Брендан пододвинул для себя стул. Мисс Тиллингем смело посмотрела на него и улыбнулась, показав все зубы.

Джессика хорошо играла в карты. Очень хорошо. Но недостаточно, чтобы справиться с Бренданом. Он выиграл следующие три партии.

Когда остальные игроки ушли, получив свою порцию удовольствия, Брендан и мисс Тиллингем с интересом посмотрели друг на друга.

– Итак, – усмехнулся Брендан, – вы пытаетесь обобрать мужчин не только на бегах, но и в игровой комнате?

Мисс Тиллингем расхохоталась и вытащила из сумочки еще две сигареты.

– А почему бы и нет? – Она снисходительно пожала плечами. – Почему все веселье должно доставаться только мужчинам? Вышивка и украшение шляпок мне не подходят. Не могу вообразить ничего скучнее. Сигарету?

Брендан взял предложенную сигарету, но прежде чем успел зажечь спичку, Джессика поднесла ему огонь. Некоторое время Брендан молча курил, пытаясь прийти в себя. Если жена делает все, что пристало мужчине, то что же остается делать мужу? Будет ли это один из тех браков, что создаются на небесах, или муж будет вынужден взяться за спицы? Брендан украдкой улыбнулся своим мыслям.

Мисс Тиллингем внимательно наблюдала за ним.

– Вы очень привлекательны, капитан. – Брендан приподнял бровь.

– Вы украли мою реплику. – Джессика выдохнула струю голубоватого дыма.

– Я так устала от всех этих условностей, если вы красивы, то почему я не могу этого сказать?

Брендан в недоумении пожал плечами:

– В самом деле, почему бы нет?

– Папа говорит, что вы просто находка и что я могу выйти за вас, если захочу.

Слава Богу, он не раскачивался на стуле, как это частенько делает. Иначе бы точно упал.

От одной мысли о мисс Тиллингем, склонившейся над колыбелькой с сигарой, свисающей из ее рта, Брендана бросило в дрожь. Он закашлялся.

Джессика подскочила к нему и стала колотить по спине.

– Простите, я не хотела вас так напугать. Вы так побледнели, когда я предложила вам жениться на мне.

– Но почему вам взбрело в голову предложить мне жениться на вас? – с трудом выдавил из себя Брендан. – И почему ваш отец согласен на такой необдуманный шаг?

– Вы один из нас, капитан Кинкейд. Вы любите лошадей, бега, игры. Вы не против того, чтобы женщина была независимой. Вы станете ценным вкладом в нашу программу по разведению.

Брендан задумался, какое именно разведение имеется в виду.

– Весьма польщен. Можно ли мне некоторое время обдумать ваше предложение?

Джессика хлопнула его по плечу:

– Сколько угодно, жеребец. Только не забудьте, что вы обещали навестить нас с папой сегодня в театре.

Было уже почти время обеда, когда Генриетта прокралась в дом через кухню. Слуги суетились, и никто не обратил на нее внимания. Никем не замеченная, она поднялась в свою комнату, но едва успела спрятать купленные книги в гардероб и снять накидку, как услышала стук в дверь.

– Генриетта! – Голос Эстеллы дрожал от возбуждения. – Кто-то послал тебе посылку! Спустись в переднюю и открой се.

Кто мог послать посылку? Возможно, мама прислала еще платья?

Спустившись в зал, Генриетта увидела, что Эстелла крутит сверток на столе и поднимает, пытаясь определить его нес. Если бы она думала, что это ей сойдете рук, решила Генриетта, она бы уже трясла его, проверяя, не загремит ли там что-нибудь внутри.

– Смотри, почерк такой элегантный. – Эстелла указала на адрес Хэнкоков и слова «Мисс Генриетте Перселл», выведенные в верхней части свертка на коричневой упаковочной бумаге.

Но это не был почерк ее матери.

– Женская рука, мисс. – Даже Джейке был тут, стоя на приличном расстоянии.

– Давай открывай, – торопила Эстелла.

– Возможно, Генриетта хотела бы открыть посылку наедине, – предположила вошедшая в комнату тетя Филиппа. Она все еще была в утреннем халате.

– Все в порядке, тетя Филиппа, – пробормотала Генриетта. – Мне нечего скрывать.

Генриетта осмотрела коробку. Та была небольшой по размеру, но на удивление тяжелой. Под бумагой оказался упаковочный ящик из грубого дерева.

– Изготовлен из какого-то сорта тропического дерева, мисс, – заметил Джейкc, проведя рукой в перчатке по поверхности ящика и понюхав ее.

В ящичке были две дверки на кожаных петлях и крючок. Генриетта откинула крючок и открыла одну из них. Внутри все было забито обрывками ткани и бумагой. Генриетта вытащила их и сморщила нос, почувствовав запах плесени.

– О Боже! – Она прикрыла рот рукой, почувствовав приступ тошноты.

– Похоже на золотую статую! – воскликнула Эстелла.

– Мисс, позвольте мне достать ее для вас. – Джейкc подошел ближе и вытащил какой-то предмет. Он и вправду сиял как золотой. – Она очень тяжелая, мисс. Думаю, может быть, из чистого золота.

– Чистого золота?! – В голосе тети Филиппы послышалась тревога. – Но это же целое состояние!

Джейкc поставил статую на стол, и они все уставились на нее, разинув рты. Некоторое время их глаза привыкали к ее яркому экзотическому сиянию.

Внезапно до Генриетты дошло, что статуя, на которую она смотрит, изображает мужчину и женщину, чьи тела сплелись в объятиях страсти. Причем делали они это самым замысловатым и причудливым способом. Женщина, лежавшая на спине, каким-то образом умудрилась закинуть ноги за голову, а мужчина стоял перед ней на коленях, готовясь ворваться в ее лоно. Генриетта заставила себя отвернуться.

Эстелла прижала обе ладони ко рту, глаза ее округлились.

– Черт!.. Что они делают?

Тетя Филиппа презрительно скривилась:

– Не все делают это, дорогая. По крайней мере так. Отвернись, дорогая.

Джейкc извлек из кармана большой носовой платок и, развернув его, накрыл статую.

– Так будет лучше, мадам.

– Посмотрите, тут в ящике записка.

Эстелла вытащила маленький конверт и передала его Генриетте.

На нем тем же самым элегантным почерком было выведено ее имя. Раздраженная тем, что ее руки трясутся, Генриетта разорвала его и вытащила маленькую карточку. На ней было написано: «Моей дорогой. Смотри на это и думай обо мне».

Тетя Филиппа вырвала конверт из рук Генриетты, прочитала ее и швырнула в ярости на пол:

– Отвратительный человек! Он мне за это заплатит!

Глава 7

Юркий таракан

В дверь тихонько постучали. Генриетта вскочила, сорвала с носа очки и запихнула их вместе с «Индийским тантризмом» под диванную подушку.

– Войдите, – произнесла она с беспечным видом. Генриетте нужно было переодеться перед походом в театр, но она просто не могла оторваться от чтения книги Феликса.

Или от рассматривания экзотических гравюр, изображавших пары, занимающиеся любовью во всевозможных позах.

23
{"b":"8134","o":1}