ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы должны приехать в Брайтвуд-Холл, капитан, – проговорила мисс Тиллингем. – Мы только что узнали, что наша чемпионка, Кемблширская Гроза, родила замечательную кобылку. – Даже театральный наряд девицы был отделан по-особенному: обилие украшений из шнура и медных пуговиц создавало впечатление конской сбруи.

– Да, приятель, приезжай к нам, – вторил дочери лорд Питер, ударив Брендана по плечу. – Мы покажем тебе, чем мы живем.

– Лошадей? – Брендан вспомнил милую гнедую кобылку, проигравшую его черной.

– Вам понравится там, капитан. Ну скажите, что приедете, – взмолилась мисс Тиллингем. Лорд Питер повернулся к дочери:

– Знаешь что, Джесс? Думаю, пора нам опять влиться в вихрь развлечений. Почему бы не устроить званый вечер? Такое импровизированное событие, знаешь ли. А то Лондон становится несколько скучным в эти дни.

– Папа! Это замечательная идея. Давай! – обрадовалась мисс Тиллингем.

Брендан заметил, что отец и дочь смотрят на него, словно ожидая чего-то.

– Замечательная идея, – согласился он и при этом струпом представлял себе, во что ввязывается. Обычно Брендан старался любой ценой избегать участия в вечеринках и балах.

– Вы полюбите там все, – прошептала мисс Тиллингем ему на ухо. – Я сама познакомлю вас с нашей программой по разведению.

Первый акт закончился, занавес опустился, и в зале зажегся свет. Генриетта, ослепленная им, заморгала. Ей нужно сбежать в дамскую комнату, прежде чем Монстр заметит ее.

– Сюда идет Баклуорт, – весело сообщила Эстелла, толкнув Генриетту в бок своим острым локотком.

Спенсер Баклуорт вошел в ложу и почтительно поклонился:

– Миссис Хэнкок, можете ли вы оказать мне честь, позволив сопровождать вашу дочь и племянницу в фойе за угощениями.

Тетя Филиппа ничего не сказала и лишь недовольно нахмурила брови.

– Ну пожалуйста, мама. Нельзя же запирать Генриетту и выкидывать ключ от комнаты только потому, что какой-то мужчина в нее влюбился.

– Двое мужчин, – заметила тетя Филиппа недовольно. – Двое весьма неподходящих мужчин.

– Я буду защищать мисс Перселл, не щадя жизни. – Баклуорт вытянулся в струнку, его мальчишеское лицо вдруг стало серьезным.

– Ладно. Идите и веселитесь. – Тетя Филиппа снисходительно улыбнулась. – Но, Баклуорт, вы несете личную ответственность за любые неприятности. Вы должны защищать девушек от этого отвратительного Туакера и ненормального Кинкейда.

Юноша под руку со своими юными спутницами прошествовал в фойе.

Лорд Баклуорт стал проталкиваться сквозь толпу к столику с угощениями, а Генриетта и Эстелла остались скучать у колонны.

– И, вот мы снова служим украшениями стены, – простонала Эстелла.

– Не совсем, – ответила Генриетта, хитро улыбаясь. – Если мы и украшаем стены, то не в одиночестве – нас со всех сторон окружают поклонники.

Эстелла усмехнулась:

– Насколько же лучше было в старые времена, когда ни один из молодых людей еще не заметил нас.

Девушка вздохнула, вспоминая то благословенное время.

– Если не ошибаюсь, лорд Баклуорт обратил на тебя внимание на первом же балу и с тех пор ни разу не оставлял тебя одну.

– О Боже! Не оборачивайся, вон Туакер! И он идет сюда! – Эстелла испуганно схватила Генриетту за руку. – Не бойся, Я сумею спровадить его отсюда. – Она сделала движение рукой как будто смахивала надоевшее насекомое.

Генриетта заставила себя улыбаться. Туакер и впрямь выглядел как таракан. Как только он подошел достаточно близко, Эстелла яростно прошипела:

– Убирайтесь! – И даже занесла руку, в которой держала розовый ридикюль, словно намереваясь ударить его.

Туакер с ненавистью взглянул на нее:

– Я не собираюсь никуда уходить, потому что желаю поговорить с моей невестой.

– Я не ваша невеста, сэр, – сухо ответила Генриетта. Туакер принял суровый вид.

– Клянусь всем, что есть законного на земле и святого небе вы моя невеста. И скоро ты будешь согревать своим телом мою постель и носить в себе плод, порожденный мной.

– Никогда!

– Ах, как приятно видеть вас здесь, мисс Перселл, мисс Хэнкок, – раздался вдруг рядом мужской голос.

Все трое обернулись на голос и увидели капитана Кинкейда, облаченного во все черное. Он учтиво поклонился и улыбнулся.

Генриетта вдруг вся вспыхнула, а сердце ее забилось сильнее. Вспомнив присланную ей золотую статую, она смущенно потупила взор.

– А вы, должно быть, молодой человек, – преподобный Сесил Туакер, о котором говорят все в обществе? – спросил капитан Кинкейд. – Из дебрей Йоркшира?

– Уверен, сэр, что никто обо мне не знает.

– Ну тогда, – Брендан коротко кивнул, – капитан Кинкейд, к вашим услугам.

Генриетта смотрела на капитана, открыв рот. Он только что подмигнул Эстелле или ей показалось?

– Вообще-то все вас знают, Туакер, – продолжал капитан Кинкейд. – Да всего несколько минут назад старик Хорсфорд, вон он там стоит, сказал мне: «Не преподобный ли это Туакер из Лейдиз-Филд в Йоркшире? Священник, который пытается навязать себя невинной молодой девушке? Тот, который собирается жениться, если нужно, даже силой, на прекрасной мисс Генриетте Перселл?»

Лицо Туакера побагровело.

– Как смеете вы, нахальный ирландский выскочка... – Капитан Кинкейд тихо рассмеялся:

– Вы, должно быть, один из тех людей, кто, как терьер, не осознает своего маленького роста и слабости.

– Убирайтесь отсюда, или я...

– Или вы – что? – Капитан Кинкейд с вызовом скрестил руки на груди и сделал шаг вперед. – Многие бордер-тeрьеры окончили свою жизнь в зубах того животного, на которого накинулись.

Туакер отступил назад и наткнулся на колонну. Он смерил Генриетту взглядом и проскрипел:

– Я поговорю с тобой позже, Гетто.

– Честно говоря, преподобный, – спокойно заметил капитан Кинкейд, – я так не считаю. Мне кажется, мисс Перселл не склонна принять ваше щедрое предложение руки и сердца. – Брендан подошел к Туакеру и посмотрел на него с презрением.

Генриетта как завороженная следила за тем, как Туакер весь сжался, резко повернулся и смешался с толпой.

– Просто замечательно! – воскликнула Эстелла. – Вы наш герой! – Она бросила строгий взгляд на кузину. – Не правда ли, Генриетта?

Генриетта коротко кивнула:

– Разумеется. Спасибо, капитан. Только боюсь, что он вернется.

– Возможно. – Брендан слегка пожал плечами. – Но по крайней мере не сегодня.

Генриетта чувствовала взгляд его ярко-голубых глаз на своем лице, но не могла заставить себя посмотреть на него. Эта статуя...

– Не хотели бы вы прогуляться со мной, мисс Перселл? – спросил Брендан.

– Да, – обрадовалась Эстелла, – иди, Генриетта. Я подожду тебя здесь.

– Боюсь, это невозможно, капитан. Моя тетя запретила...

– Не беспокойся о маме, – настаивала Эстелла. – Я прикрою вас. – Она хитро улыбнулась. – Опять.

Генриетта строго взглянула на кузину:

– Ты что, забыла его подарок? Его щедрый подарок? – Капитан в недоумении посмотрел на Генриетту, заметив на себе ее злой взгляд.

– Мой подарок? – спросил он и сдвинул брови. Неужели он еще, кроме всего прочего, притворщик и лжец, подумала Генриетта, а вслух спросила:

– Вы хотите сказать, что ничего не знаете о статуе? – Брендан прислонился к колонне со скучающим видом и покачал головой.

Генриетта зло сжала зубы. Он такой хороший актер, что ему следовало пойти на сцену.

– Возможно, он не знает о статуе, – прошептала Эстелла. – Может быть...

Именно в этот момент вернулся лорд Баклуорт с двумя бокалами миндального ликера. Увидев капитана Кинкейда, он произнес, запинаясь:

– Знаете, вам лучше удалиться до тех пор, пока миссис Хэнкок не успокоится. Она почему-то очень злится на вас.

Капитан Кинкейд ничего не ответил и лишь вопросительно взглянул на Генриетту. Их глаза наконец-то встретились, но она нахмурилась и поспешно отвернулась. Даже не попрощавшись, капитан резко развернулся и ушел.

Баклуорт буквально раздувался от гордости за себя.

25
{"b":"8134","o":1}