ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так-то лучше. Больше он не вернется.

Генриетта поспешила подавить в себе странное чувство сожаления.

– Вам нравится пьеса, мисс Хэнкок? – поинтересовался Баклуорт, глядя на Эстеллу с обожанием.

– Очень, а вам? Как вы ее находите?

– Сцены фехтования просто потрясающие.

– Согласна. – Эстелла кивнула. – Мне нравятся мужчины, умеющие обращаться со шпагой.

Генриетта недовольно посмотрела на кузину. Она уже чувствовала, куда та клонит. Но Эстелла делала вид, что не замечает взгляда кузины.

Баклуорт нервно переступил с ноги на ногу.

– Вам нравится фехтование? – Эстелла широко открыла глаза.

– Я обожаю фехтование.

– Я. и сам умею довольно неплохо фехтовать, – заявил Баклуорт, раскачиваясь на каблуках вперед-назад. – Возможно, вы позволите мне когда-нибудь продемонстрировать свои умения?

– О-о-о! – Эстелла всплеснула руками. – Как бы я хотела увидеть, как вы фехтуете!

«Одна из хороших вещей, которые ты получаешь, живя в Англии, это французское шампанское», – подумал Брендан.

Сделав небольшой глоток, он задумался над тем, почему встреча с мисс Перселл и этим женоподобным Туакером так его взволновала. Брендан непроизвольно сжал свободную руку. Ему не хотелось бы бить человека, который в два раза меньше по росту, но этот священник просто напрашивался.

– О! – раздался удивленный голос девушки, столкнувшейся с Бренданом. Он помог ей восстановить равновесие, окинул быстрым взглядом ее белокурые локоны, голубые глаза и лицо, как у фарфоровой куклы. – Прошу прощения, сэр, – проговорила девушка, смущаясь.

– Не стоит, – ответил Брендан.

Юная красавица потупила взгляд и осталась стоять на месте. Казалось, она и не собиралась никуда уходить.

– Эмили, вот ты где, – послышался голос молодого человека, возникшего рядом. Он выжидающе посмотрел на Брендана. – Сэр! А вы?..

– Капитан Кинкейд, – представился Брендан, гадая, что тут происходит.

– А! – Молодой человек бегло окинул оценивающим взглядом фигуру Брендана. Должно быть, он остался удовлетворен увиденным, поскольку сказал: – Лорд Нортгемптон. Позвольте представить вам мою сестру, мисс Эмили Нортгемптон.

Генриетта сказалась больной, чтобы не сидеть в ложе во время второго акта. Устроившись на обитой скамье в дамской комнате, она вытащила из ридикюля свои очки и «Индийский тантризм».

Тантризм, читала она, это религиозный культ эротизма. Существует множество древних храмов богинь плодородия, где разыгрывались оргии между добровольными последователями этой религии. Англичане обычно считают своей заслугой то, что им удалось привести эту религию к гибели, хотя Феликс Блэкстон не был уверен, насколько успешны оказались их попытки в этом направлении..В восточной части Индии все еще существовали подпольные группы, исповедующие тантризм.

Интересно, откуда Феликс знал об этом?

Генриетта пролистывала книгу, и тут ее взгляд задержался на одной иллюстрации. Она внимательно изучила ее, а затем глубоко вздохнула.

Никаких сомнений быть не могло: это та самая статуя, которую Генриетта получила этим утром.

В подписи к иллюстрации говорилось о том, что статуя является сокровищем, принадлежащим разрушенному храму в Ассаме. А ведь это был как раз тот район, где еще совсем недавно путешествовал капитан Кинкейд. Популярное место.

Обычно монахи хранили статую под замком и выставляли на всеобщее обозрение лишь два раза в год во время особых церемоний. Ее возраст оценивался примерно в четыре сотни лет, а в переводе на деньги она была бесценна.

Мог ли капитан Кинкейд украсть столь ценный объект из храма в Индии и провезти ее в Англию? И если он все это сделал, то почему он послал статую ей?

Конечно, Генриетта почти не знала капитана. Но то немногое, что ей было известно, заставляло ее усомниться в том, что он был способен на кражу. Капитан казался слишком безыскусным, слишком положительным. И возможно, еще не слишком умным. Разумеется, он игрок и распутный человек, но он очаровательный игрок и распутник. Совсем не такой человек, которого можно было бы заподозрить в краже.

Генриетта вновь принялась рассматривать иллюстрацию статуи. Не следовало ей этого делать. От мысли о капитане Кинкейде, застывшего над ней в подобной позе, ее бросило в дрожь.

О Боже! Генриетта поспешно перелистнула страницу.

В этот момент в комнату с шумом и хохотом влетели три разнаряженные девушки. Двух из них Генриетта узнала. Это были близняшки Нортгемптон, Аманда и Эмили. Они заполнили комнату своими звенящими и полными уверенности голосами. Генриетта надеялась, что они ее не заметят. Красота девушек могла разбить сердце любого мужчины, и, к сожалению, они знали это. Кто-то когда-то внушил им мысль, что красота позволяет с презрением относиться к тем, кому не так повезло с лицом и фигурой.

Девушки начали толкаться, пытаясь отвоевать себе немного места у огромного зеркала, висевшего на стене напротив скамейки. Они болтали о кавалерах и обсуждали планы своих будущих побед. В комнате стало нечем дышать от зависти и розовой воды.

– Ты заметила, как этот потрясающий капитан Кинкейд подошел прямо к Эмили? – захихикала Аманда Нортгемптон, приглаживая свои белокурые локоны. – Если бы я не была уже просватана, то ни перед чем бы не остановилась, чтобы заполучить такого мужчину. Хотя еще ничего не потеряно – быть может, так я и сделаю, – и она игриво ущипнула свою сестру за щечку.

– Прости, дорогая, но Торпу это ни капельки не понравится, – ехидно заметила Эмили и, достав из сумочки хрустальный флакон с духами, принялась обильно поливать свою белоснежную грудь.

– Действительно! – воскликнула третья девушка, пухленькая, в желтом платье, больше похожая на служанку. – Капитан просто без ума от тебя.

Эмили хмыкнула:

– А тебе-то откуда знать? Честное слово, я бы хотела затащить его в постель. Это было бы просто блаженство.

Эмили мечтательно посмотрела на свое отражение в зеркале и тут только заметила Генриетту.

– На что ты уставилась? – грубо спросила она. Генриетте показалось, что перья в прическе Эмили встают дыбом.

– Так, ничего особенного, – спокойно ответила Генриетта.

Эмили подлетела к Генриетте и, нагло глядя ей в глаза, спросила:

– Разве ты не то украшение у стены?

Она кинула взгляд на своих подруг, ища у них поддержки. Летти решительно кивнула:

– Это мисс Генриетта Перселл. Всего-навсего дочь сельского сквайра.

– Вы только посмотрите на эти очки. Боже правый!

– Она помолвлена с этим маленьким отвратительным священником. Тем, что появляется на каждом собрании в последнее время.

– Преподобный Сесил Туакер. – Эмили прищурилась:

– Я припоминаю, что и во время других светских событий вы забивались в угол и читали книгу.

– Ты бы тоже начала так делать, если бы тебя повсюду преследовал этот жалкий священник, – заметила Аманда.

– Я бы не позволила каким-то жалким поклонникам преследовать меня, – продолжила Эмили. – Они бы не посмели. Я не удостою и взглядом человека, если он не красив и не богат как паша.

– Как капитан, – захихикали девицы.

– Да. Как этот замечательный капитан Кинкейд.

– Вам следует быть поосторожнее с подобными людьми, – посоветовала Генриетта. – Он слишком опытен для вас и много повидал.

Эмили разинула рот от изумления.

– Вы смеете советовать мне? – Она расхохоталась, и звук этот был совершенно не похож на тот пустой звенящий звук, который она издавала в присутствии мужчин. – Позвольте заметить вам кое-что, мисс Перселл. Вам не справиться с таким человеком, как капитан Кинкейд, поэтому можете выйти и за священника. Такому мужчине, как капитан, нужна женщина совершенно особого сорта.

– Правда? – спросила Генриетта, медленно снимая очки. – И что же это за особый сорт женщин, мисс Нортгемптон?

Эмили презрительно усмехнулась и склонила голову набок:

– Ему нужна настоящая женщина. Женщина, при виде которой мужчины сходят с ума. Женщина, которая может удовлетворить все его желания.

26
{"b":"8134","o":1}