ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что же он, по-вашему, животное? – снова спросила Генриетта. – Даже у капитана наверняка есть не только физические потребности.

– Откуда вам это знать? – Аманда начинала злиться. – Книжный червь, веснушчатая дочка сквайра.

Она подлетела к Генриетте, выхватила у нее из рук книгу и перекинула ее Летти, та бросила книгу Эмили. Генриетта резко вскочила на ноги:

– Отдайте!

Эмили лишь рассмеялась в ответ и, наугад открыв книгу, замерла. Глаза ее полезли на лоб. Эмили удивленно похлопала ресницами и посмотрела на страницу.

– Черт возьми! Что это?

Две другие девушки подошли к ней. Уже вскоре все трое жадно рассматривали детально прорисованные иллюстрации, торопливо листая страницы.

Генриетта выхватила книгу из рук Эмили и тоном знатока добавила:

– Это книга об индийском тантризме, и я уверена, что после стольких лет, проведенных на субконтиненте, капитан Кинкейд очень хорошо знаком с этой практикой. И любая хрупкая английская розочка, желающая удовлетворить все его желания, может обнаружить, что взялась за задачу, которая ей не по силам.

– В дальнейшем, капитан Кинкейд, вам следует держаться подальше от моей племянницы. Она слишком наивна и неопытна, чтобы общаться с людьми вашего сорта. – Филиппа Хэнкок сделала паузу.

Брендан проклинал себя за то, что не рассчитал время. Он хотел покинуть театр до того, как закончится пьеса, но в это время откуда ни возьмись появилась миссис Хэнкок.

– А Эстелла, она всего-навсего ребенок, она тоже ее видела, – продолжила Филиппа. – А один лишь вид этой... этой вещи может на всю жизнь отпугнуть ее от мужчин.

Брендан не знал, с чего начать.

– Я прошу прощения, мадам, но я понятия не имею, о чем вы говорите.

– Как смели вы послать эту отвратительную статую в мой дом?

– Статую?

– Этого языческого идола.

Брендан в недоумении смотрел на миссис Хэнкок.

– Я не посылал в ваш дом никакого языческого идола. Вы должны мне верить.

– А с какой стати я должна вам верить? Я едва вас знаю. Ваше родство с мисс Темпл – единственная ниточка, спасающая вас от изгнания из общества. А что касается вашей золотой статуи, то будьте добры прийти завтра же утром и забрать эту грязную вещь из моего дома. – Филиппа смерила Брендана суровым взглядом, губы ее побелели от злости. – И это будет последний раз, когда вы подойдете близко к моей племяннице.

– Золотая статуя? – переспросил Брендан, понемногу начиная что-то понимать. Мрачное предчувствие охватило его.

– Вы прекрасно знаете, о какой статуе идет речь.

– И кто-то прислал ее в ваш дом в качестве шутки? – Филиппа презрительно фыркнула:

– Капитан, никто не посылает золотые статуи стоимостью в десятки тысяч фунтов в качестве шутки.

Беттина Ратледж не могла не слышать, как миссис Хэнкок отчитывает Брендана. Удивительно, чего только не наслушаешься, стоя за колонной в холле, в то время как в зале идет второй акт. Беттина растянула губы в улыбки, довольная тем, что бранят Брендана. Так ему и надо.

– Ой! – вскрикнула она, когда кто-то наступил ей на ногу. – Смотрите, куда идете, идиот неуклюжий... О! Простите пожалуйста, преподобный Туакер. – Беттина изобразила на лице некое подобие улыбки.

– О нет, простите вы меня.

– А вы озорник, подсматриваете здесь, как беднягу капитана Кинкейда отчитывает этот сержант в юбке. – Беттина ехидно усмехнулась.

Туакер побледнел:

– Вы не понимаете. Я не смотрел... я просто... – Беттина выпятила нижнюю губу.

– Вы прячетесь за колонной. Не пытайтесь сделать вид, что не шпионите.

Туакер провел рукой по лысеющей голове.

– А что вас так заинтересовало в этой перебранке, мисс?..

– Мисс Беттина Ратледж. Меня это интересует, поскольку я – законная невеста капитана Кинкейда.

– Правда? – Туакер сделал руками неуловимое движение.

Беттина кивнула.

– Но он исчез и опять попал в беду.

– И это часто с ним случается?

Беттина приблизила свои губы к уху священника и прошептала:

– Постоянно, преподобный отец.

Туакер отскочил, как будто ее дыхание было дыханием ада и его ухо могло превратиться в уголек и отвалиться. Он ухватился за колонну, чтобы сохранить равновесие.

– А вы, как я слышала, помолвлены с мисс Перселл, – сказала Беттина.

Туакер немного успокоился.

– Да. Она причинила много боли мне и своему отцу, мисс Ратледж.

– Прошу вас, простите меня, если я причиню вам еще больше боли, но не кажется ли вам, что мой Брендан и ваша мисс Перселл могут быть?.. – Беттина слегка кашлянула, прикрыв рот веером.

– Могут быть – что? – переспросил Туакер, непонимающе глядя на нее.

– Близкими друзьями, – добавила Беттина. Туакер потер ухо.

– Не думаю, что моя невеста позволит кому-либо... – Беттина рассмеялась:

– Это просто ощущение, которое у меня возникло.

Она выглянула из-за колонны. Брендан уже ушел, скорее всего чтобы забыть о своих проблемах за картами, а миссиc Хэнкок спешила вверх по лестнице.

Допивая свой бренди, Беттина подумала, заинтересовало бы миссис Хэнкок известие, что ее наивную и неопытную мисс Генриетту Перселл видели в Ист-Энде ранее тем же днем. Без сопровождения.

Бедная Франческа! Она оставлена на несколько дней, стоящей в ожидании на конце разводного моста. Не говоря уже о бедной кляче, на которой они сидели вдвоем с Ипполитой. Ее спина, наверное, ужасно болела.

Генриетта зажгла две свечки, поместив их по обе стороны стола. Как обычно, она не могла заснуть. Когда она вытянулась на перьевом матрасе сразу по возвращении из театра, то почувствовала себя опустошенной. Но стоило ей закрыть глаза, как странно волнующие образы тут же возникли перед её мысленным взором. Все смешалось – лицо капитана Кинкейда, тантрическая статуя, иллюстрации из «Индийского тантризма».

Генриетта ненавидела капитана Кинкейда, но обожала Феликса. Так почему же она постоянно их путала?

ФРАНЧЕСКА

Сочинение миссис Неттл

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

В которой наша героиня и ее дуэнья обретают приют в крайне необычном месте и начинают подозревать, что в действительности там скрывается больше, чем кажется на первый взгляд.

Франческа и Ипполита соскользнули с серой лошади и поднялись по мраморной лестнице, ведущей к красивой двери замка. Там они стояли некоторое время, не зная, что предпринять.

– Как странно, – прошептала Ипполита.

– Но мы устали и умираем от голода, – также шепотом отозвалась Франческа. – У нас нет другого выбора, как только попросить приюта у людей, обитающих здесь.

Но прежде чем она успела поднять руку и постучать, массивная дверь широко распахнулась. Яркий свет ослепил девушек.

В этом золотом сиянии Франческа могла лишь различить силуэт огромного рыцаря в серебряных доспехах. Слегка взлохмаченные волосы обрамляли его лицо, которое напоминало лик мстящего ангела: загорелое, грубоватое, с пронзительно-голубыми глазами. Его взгляд, казалось, пронизывал насквозь.

– Мы ожидали вас, – проговорил рыцарь, улыбнувшись загадочной улыбкой. – Входите, прошу вас.

Франческа вдруг испугалась:

– Откуда вы знаете нас? Что вам известно? —Рыцарь рассмеялся:

– Вы расспрашиваете хозяина, даже не войдя в дом? Имейте терпение.

Он отступил немного назад, поклонился и сделал широкий жест рукой, приглашая девушек войти.

Генриетта вычеркнула два последних предложения с такой силой, что капельки чернил разлетелись в разные стороны. Почему же ее рыцарь выглядел таким похожим на этого невозможного капитана Кинкейда? Она закрыла глаза и глубоко вздохнула. Вечер был утомительным. Встреча с Монстром, не говоря уже о перепалке с Миньоном, достаточно напугала ее. Глубоко вздохнув еще раз, Генриетта вновь принялась писать.

Голод и усталость были сильнее, чем страх, а потому Франческа решительно шагнула вперед. Ипполита последовала за ней. То, что предстало перед их взором, было просто невероятным.

27
{"b":"8134","o":1}