ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А! Его! – Генриетта поправила постоянно сползающее декольте мешка из-под картофеля, решив сэкономить силы и не замечать шокирующих выражений Эстеллы. По крайней мере сейчас. Что за «черт»?! Не иначе как она позаимствовала это словечко у трубочиста. – Тот, что спасет меня от Сесила? – Генриетта вздохнула. – С иссиня-черными волосами и пронзительным взглядом?

Эстелла разочарованно вздохнула:

– Ты что, не помнишь? У него русые волосы, как у тебя.

– А веснушки у него есть?

– Вряд ли, они есть только у тебя и... – Эстелла осеклась и тут же в сердцах произнесла: – Черт, Баклуорт.

Юный лорд Баклуорт уже заметил свою жертву и направлялся к девушкам. На нем был жилет болотного цвета и брюки, которые, казалось, хрустели от новизны.

– Добрый вечер, мисс Перселл. Мисс Хэнкок. – Эстелла прилагала отчаянные усилия, чтобы сдержать хохот.

– Как приятно видеть вас, лорд Баклуорт, – проговорила Генриетта, одарив юношу приветливой улыбкой. Ей трудно было быть с ним грубой. В свои двадцать с небольшим Баклуорт выглядел очень юным. Щеки все еще сохранили детскую округлость, и временами на лице то тут, то там появлялись прыщики. Баклуорт был самозабвенно влюблен в Эстеллу.

Сейчас он смотрел на нее не отрывая глаз.

– Мисс Хэнкок, – пробормотал он, – это просто потрясающе... То... Украшение, что у вас сегодня в волосах. – Баклуорт покраснел.

– Благодарю вас. – Эстелла провела рукой по узкому обручу с бриллиантами, украшавшему ее прическу.

– Вы выглядите совершенно вел... кра... мило. – Баклуорт в отчаянии посмотрел на Генриетту. – Мисс Перселл, какой у вас великолепный наряд.

Генриетта вежливо улыбнулась. Не стоило рассказывать юноше трагическую историю мешка для картошки, туфелек под цвет, которые были длиннее, чем нужно, на несколько дюймов, и ее отчаянного желания оказаться отсюда как можно дальше.

Но лорд Баклуорт и не ожидал ответа. Его взгляд уже вновь устремился на Эстеллу.

– Не соблаговолите ли вы сопроводить меня в зверинец? Лорд Хорсфорд открыл его нам в назидание. Правда, он настаивает на том, чтобы никто не сходил с тропинки.

– О, благодарю вас, – ответила Генриетта. – Но я лучше останусь здесь. На лице Эстеллы появилась озорная улыбка. Она приняла протянутую руку лорда Баклуорта.

– Знаете, в атриуме живут дикие животные. Там может быть даже тигр.

Юноша судорожно сглотнул.

– Возможно, мисс Хэнкок. Но не беспокойтесь, я сумею защитить вас. Генриетта проводила взглядом удаляющуюся парочку. Лорд Баклуорт так влюблен! И зачем Эстелла его мучает?..

– Да это же мисс Перселл!.. – раздался чей-то голос, и рядом с Генриеттой возникла невысокого роста пухленькая, розовощекая, но при этом исполненная достоинства дама с сияющими глазами.

– Добрый вечер, леди Темпл. Надеюсь, вы в добром здравии?

Леди Ада Темпл была розовощекой вдовой с сияющими глазами. Ее седые волосы скрывал кружевной чепчик, а необъятную талию – широкие юбки.

– Со мной все в полном порядке, дорогуша, – прокудахтала она. – Я не видела вас с самой свадьбы Глендовера. Где вы прятались все это время?

– Я возвращалась в Йоркшир, – ответила Генриетта. – Возникли некоторые обстоятельства...

Не могла же она рассказать о том, что ее отец потребовал, чтобы она вернулась вместе с ним в деревню, поскольку он решил выдать ее замуж против ее воли. От этого за версту несло Средневековьем.

– Какая это была очаровательная и романтическая свадьба, – продолжала леди Темпл.

– Глендовер и Имоджин повезло, что они нашли друг друга. – Генриетта прикусила губу. Она не могла объяснить, почему у нее на глаза вдруг навернулись слезы. Плаксой она никогда не была.

– Какое мудрое наблюдение, мисс Перселл. А правда ли, что вы скоро собираетесь стать женой священника?

О Боже!

– Буду с вами предельно откровенной. – Генриетта наклонилась поближе к леди Темпл и понизила голос: – Я бы лучше умерла на улице, чем вышла замуж за мистера Туакера.

Глаза пухленькой вдовушки округлились.

– Неужели он так ненавистен вам? В конце концов, дитя мое, он духовное лицо.

– Седьмой сын сельского сквайра может выбирать только между армией и церковью. Мистер Туакер выбрал последнее в связи с его... хрупким телосложением.

– А твое увлечение литературой? Как он относится к этому?

Генриетта издала короткий смешок:

– Он запретил мне прикасаться к перу и бумаге. Считает, что мои повести греховны.

По крайней мере ей больше не хотелось плакать. Сейчас она готова изрыгать огонь.

– О Боже! – воскликнула леди Темпл. – Но ведь твой отец мог бы найти тебе супруга и получше. – Ее взгляд остановился на ком-то появившемся на другом конце зала. – Вон капитан Кинкейд, мой дальний родственник. – Она перевела взгляд на Генриетту. – Он замечательный джентльмен, хотя, между нами говоря, не знает об этом. Полагаю, что обществу об этом тоже еще неизвестно, поскольку последние семь лет он провел в Индии.

Генриетта посмотрела на другой конец зала. Кузен леди Темпл был высоким мужчиной со светлыми волосами. Он шел под руку е какой-то рыжеволосой женщиной.

Когда они приблизились, Генриетта отметила про себя, что лицо у него угловатое, загоревшее и красивое настолько, насколько только может быть красивым лицо мужчины. Его плечи обтягивал великолепно сшитый костюм. Ноги у него были длинные и мускулистые, как у человека, ведущего весьма подвижный образ жизни.

Ему не хватало лишь доспехов и ослепительно белого коня...

– Только у него нет титула... – Голос леди Темпл прорвался сквозь мысли Генриетты. – Как ты и сама можешь видеть, он так красив и настолько хорош в разного вида спорте и играх, что люди обычно считают его, – она взмахнула веером, – не слишком сообразительным. Но вообще-то он чрезвычайно умный молодой человек. Он многого добьется, попомни мои слова. – Леди Темпл вдруг расширила глаза. – Ты не хотела бы с ним познакомиться? Я буду рада тебя представить.

– Нет, леди Темпл. Большое спасибо, но с меня довольно многообещающих молодых людей.

– В таком случае прошу прощения, дорогая, – извинилась пожилая дама и степенно удалилась.

Генриетта воспользовалась этим и устроилась в малиновом бархатном кресле. Она предпочитала наблюдать за вечерами и балами, а не принимать в них участие самой. Брат Джеймс всегда дразнил ее, называя авантюристкой в кресле. И Генриетте казалось, что он вполне прав. Кроме того, если платье с тебя постоянно сваливается, а туфельки больше похожи на речные баржи, желание радостно общаться с окружающими пропадает совсем.

– Мисс Перселл! – прогремел вдруг над самым ухом мужской голос. – Опять прячетесь?

Несколько гостей повернули головы в их сторону. Пожилой лорд Хорсфорд, некогда, судя по всему, служивший капитаном на артиллерийском корабле, был туг на ухо и поэтому разговаривал громко.

Генриетта встала и присела в реверансе..

– У вас великолепный бал, лорд Хорсфорд.

– Ну, дорогая, я же знаю, что вы, также как и я, ненавидите светскую болтовню.

Генриетта почувствовала, как кровь приливает к ее щекам. Хотя, учитывая то, какая она сегодня бледная, это даже к лучшему.

– Мне показалось, что в прошлый раз, когда вы здесь были, вам очень понравилась моя библиотека. Возможно, вы хотите осмотреть мои последние приобретения? Я только что получил несколько книг из Эдинбурга.

Хорсфорд протянул Генриетте руку, и она с радостью приняла ее.

Библиотека лорда была действительно впечатляющей. Резные дубовые полки, заставленные книгами, тянулись к великолепному сводчатому потолку. Наверху вдоль стены располагался подиум, чтобы с него было легче дотянуться до второго яруса книг.

– Я знаю, что вам понравилось то исследование итальянских мавзолеев шестнадцатого века, – говорил (или, вернее, кричал) старик. – Немного необычная тема для молодой леди, но не важно. Я только что приобрел великолепную книгу гравюр из Трансильвании.

3
{"b":"8134","o":1}