ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как получилось, что еще ни один мужчина не обладал тобой? – тихо спросил Брендан, расшнуровывая полуботинки, надетые на Генриетте, будто она была маленькой девочкой. – Ты превосходна, – восхищенно произнес он, увидев ее длинные стройные ноги. – Привычным движением он стянул с нее чулки и подвязки. Почувствовав прикосновение его рук на ее бедрах, Генриетта вздрогнула.

Брендан встал и, развязав завязки на корсете, снял и его. Остановившись на мгновение, он восхищенно взглянул на ее грудь, затем осторожно опустил Генриетту на диван.

Нахмурившись, он провел пальцем по красным отметинам, оставленным корсетом на груди.

– Как бы я хотел изрубить эту штуку своим мечом, – проговорил он гневно. – Только посмотри, что она с тобой сделала.

Чары разрушились. Генриетта рассмеялась, обхватила Брендана руками за шею и запустила пальцы в его волосы.

– Научи меня, – прошептала она.

Брендан встал перед Генриеттой на колени, взял ее руку и положил на свою плоть, которая вздыбилась у него в штанах.

– Видишь, что ты делаешь со мной?

Генриетта хитро улыбнулась, обнажив свои маленькие жемчужные зубки:

– Я это сделала?

Брендан посмотрел на нее сверху вниз и ухмыльнулся:

– Древние предлагали употреблять в пищу воробьиные яйца, сваренные с медом и очищенным маслом.

Генриетта шутливо поморщилась:

– Не очень аппетитно, по-моему.

Брендан слегка пожал плечами.

– К счастью, у меня есть ты. И мне это не нужно. – Наклонившись, он вдохнул пьянящий аромат, исходивший от Генриетты, и накрыл ее губы своими.

Никогда еще он не обладал женщиной столь чувственной и страстной, столь естественной.

Он оторвался от ее губ и опустился ниже по ложбинке между ее грудей, затем осторожно взял в рот сосок и слегка сжал его зубами. Генриетта удивленно взвизгнула.

– А ты знаешь, – пробормотал Брендан, – в «Камасутре» сказано, что существует более сорока видов поцелуев...

– Нет... – вздохнула Генриетта, выгибаясь всем телом вперед. – Какой... интересный... факт.

Брендан стал торопливо стягивать с себя брюки.

Генриетта приподнялась на локтях, желая увидеть, как он выглядит абсолютно нагим. Справившись наконец с одеждой, Брендан предстал перед ней во всей красоте великолепно сложенного мужчины Глаза его возбужденно блестели.

Генриетта почувствовала дрожь в теле, посмотрев на этого обнаженного мужчину с мускулистыми ногами и огромным твердым выпирающим мужским достоинством.

– Ну как, я нравлюсь тебе, обезьянка? Или тебе страшно? – спросил Брендан, прижимаясь к ней.

Генриетта ощущала его плоть, упирающуюся ей в бедро.

– Я не боюсь. Я думаю, ты прекрасен.

Рука Брендана скользнула вниз и обхватила ее упругую ягодицу. Другой рукой он убрал золотистый локон с лица Генриетты.

– Честно говоря, мне еще никогда такого не говорили, – признался он.

Генриетта продолжала мелко дрожать.

Брендан почувствовал это и, хотя ему приходилось сжимать зубы, чтобы сдерживать себя, поцеловал нежную кожу на внутренней стороне руки, погладил ее бархатистый живот – он даже чувствовал ее пульс там, – а затем лег поверх Генриетты во весь рост и поцеловал ее сладкие губы еще раз.

Она громко застонала, и этот звук испугал их обоих. Брендан языком проник глубоко в рот Генриетты, а рукой скользнул вниз по изгибам ее тела и остановил между бедер. Она все еще крепко сжимала их.

– Ну давай же, раскройся, – прошептал Брендан ей на ухо.

Медленно, как цветок, распускающийся по весне, Генриетта раздвинула ноги.

Брендан взял ее руку и положил на свою горячую вздыбленную плоть.

– Теперь он твой, если ты пожелаешь его принять. – Генриетта обхватила его рукой, почувствовав, как он пульсирует в ладони.

– Но ведь он слишком большой, – произнесла она, чуть не плача, и прижалась лицом к груди Брендана. Все ее тело напряглось от страха.

– Нет, – пробормотал Брендан, пытаясь успокоить ее. – Мы созданы друг для друга, все будет хорошо. Ты должна доверять мне. Ты веришь мне?

– Да, – ответила Генриетта приглушенно и слегка расслабилась.

В этот момент она почувствовала, как плоть Брендана осторожно проскользнула внутрь ее и замерла.

Генриетта издала удивленный вскрик и схватила Брендана за плечи. Он сделал осторожное движение бедрами и слегка продвинулся вперед. Генриетта зажмурилась, почувствовав тупую боль.

– Больно, – простонала она.

– Сейчас все пройдет, – прошептал в ответ Брендан. – Доверься мне. Постарайся расслабиться.

Он перестал двигаться и продолжил ласково целовать Генриетту. Под воздействием его поцелуев она расслабилась окончательно и раскрылась вся. Брендан без труда скользнул внутрь ее тела. Генриетта тут же обхватила ногами его за талию и еще теснее прижалась к нему.

С величайшей осторожностью Брендан стал двигаться внутри ее жаркого влажного лона. Это был рай или сладчайшая мука ада, поскольку он не был уверен, что еще долго продержится в этой жаре.

– Падмини, – прошептал он. – Падмини. Ты как цветок лотоса.

Генриетта робко начала двигаться под ним. Вскоре они делали это в одном ритме, постепенно ускоряясь. Дыхание обоих участилось, бедра двигались навстречу друг другу в едином порыве.

Когда Брендан почувствовал, что Генриетта близка к разрядке, он сжал ее в своих объятиях, словно хотел защитить от каких-то неведомых ему опасностей.

Их бедра толкнулись еще несколько раз навстречу друг другу, а затем Брендану показалось, будто он парит высоко в небе с розоватыми облаками. Когда он услышал крик Генриетты, то этот звук заворожил его, они вместе взлетели к высшему пределу, а затем скользнули вниз, чтобы отдохнуть в теплой долине блаженства.

Генриетта медленно приходила в себя, неохотно покидая уютное прибежище сна. Наконец она открыла глаза и увидела, что лежит совершенно голая в объятиях мужчины. Остатки сна моментально слетели с нее.

Солнечный свет стал ярче. Должно быть, она проспала более часа. В панике Генриетта выбралась из объятий Брендана и лихорадочно стала собирать предметы своей одежды, в беспорядке раскиданные по полу.

Пока она в спешке надевала на себя юбки, в голове пронеслись галопом разные мысли.

– О Боже, что я натворила?! – проговорила она. Что скажет тетя Филиппа на ее долгое отсутствие?

Когда Генриетта стала надевать платье, проснулся Брендан.

– Куда ты, дорогая? – спросил он, протирая глаза. Генриетта застыла на месте и, не отрывая взгляда от пола, пролепетала:

– Я не твоя дорогая.

Тень недовольства набежала на лицо Брендана, но тут же исчезла.

– Я провожу тебя, – проговорил он, торопливо натягивая брюки.

– Спасибо, – сухо ответила Генриетта. Брендан нанял ландо, чтобы доехать до Хэнкоков. Генриетта сидела прямо, сложив руки на сумочке, глядя прямо перед собой. Было совершенно ясно, что ей не хотелось находиться рядом с Бренданом, поэтому он пересел на противоположное сиденье, хотя очень хотел обнять Генриетту за плечи.

Вообще-то само это желание успокоить было довольно странным. Ничего подобного Брендану еще не приходилось переживать ни с одной другой женщиной. Обычно его любовницы уходили одни, он их не провожал.

Но сейчас он даже не мог допустить мысли, что Генриетта уедет одна. Брендану вообще была непереносима мысль о том, что она уедет. Он вспомнил, с каким блаженством держал ее в своих объятиях, слушал ее ровное дыхание, когда она спала, смотрел на ее сияющую при солнечном свете кожу.

Скоро это пройдет как лихорадка, подумал Брендан.

– Твоя тетя будет спрашивать о том, где ты была? – спросил он Генриетту.

– Нет. – Их взгляды встретились лишь на мгновение, и Генриетта торопливо отвернулась. – Она думает, что я пошла в библиотеку.

– А!

– Прости, что ворвалась в твой дом.

– Всегда рад предоставить тебе убежище, – улыбнулся Брендан.

Генриетта в ответ нахмурилась, и, заметив ее недовольство, он поспешил стереть улыбку со своего лица.

37
{"b":"8134","o":1}