ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сэр, я прошу вас не отзываться дурно о принце Фелицио. – Франческе было ясно, что принц Бретон просто завидует своему выдающемуся брату.

– Как можно? Это было бы то же, что отзываться дурно о себе. – Бретон изобразил на лице некое подобие улыбки. – Ведь разве он не моя вторая половина?

– Полагаю, в каком-то роде... – Франческа осеклась, заметив, как молодой принц направился к ней с каким-то странным выражением лица.

– Мне сложно делить вас с кем бы то ни было, даже с собственным братом, – проговорил он.

Право, сэр. Это совсем не то, что вы думаете. Кроме того, я еще не принадлежу вам.

Принц не обратил на слова Франчески ни малейшего внимания. Он подошел к ней так близко, что она чувствовала тепло, исходившее от него.

– Прошу вас, сэр, не подходите так близко... – встревоженно проговорила она.

И в тот самый момент, когда принц вытянул руку, желая прикоснуться к ее мягким волосам, у двери послышался женский голос.

Это была дуэнья Франчески Ипполита.

– Немедленно отойдите от этой девушки, сэр! – закричала она.

Принц Бретон отдернул руку и резко обернулся назад.

– Как вы смеете приставать к моей питомице?! – возмутилась Ипполита.

– Прошу прощения, – извинился принц Бретон, затем поклонился и поспешно покинул комнату.

И тут, как морской прибой, на Франческу нахлынуло чувство безнадежности. Ей никогда не познать прикосновений принца Бретона, никогда не испытать восхитительного удовольствия от прикосновения его теплой руки, от его сильных объятий.

Глава 11

Каждому романтическому герою нужен друг

Салон леди Темпл был, как заметил Брендан, местом, где можно неплохо скоротать время. Но чертовски сложно любоваться безделушками, расставленными на низеньких столах, наслаждаться легким ветерком, доносившимся из сада через открытые двери, и рассматривать нефритовый камин, украшенный искусной резьбой, когда твоя судьба висит па волоске.

Возможно, он получал бы от всего этого несколько больше удовольствия, если бы мягкое зеленое бархатное кресло, в котором он ожидал появления хозяйки, не засасывало его все глубже и глубже в свои недра. Брендан взялся за ручки и приподнялся, но кресло тут же засосало его обратно.

Он расслабился и вытащил из кармана жилета помятый листок бумаги, на котором его собственной рукой были нацарапаны три имени – список потенциальных невест.

Под номером один была записала мисс Джессика Тиллингем, под номером два – мисс Эмили Нортгемптон. Третье имя, мисс Генриетта Перселл, было вычеркнуто жирной линией.

Брендан вписал это имя, но тут же вычеркнул. Генриетта ясно дала понять, что не желает его. Причем сделала это сразу после того, как они переспали. Эта девушка и вправду непростая штучка. Брендан откинулся головой на спинку кресла. Конечно, она отвергла его, но ведь он-то ее соблазнил, лишил ее девственности. Теперь его долгом было жениться на ней, даже если бы никакой игры не было и в помине.

Брендан опять залез в карман и вытащил оттуда еще один листок бумаги. Он в отличие от первого был аккуратно сложен. Брендан долго рассматривал его, а затем бережно развернул.

Почерк у Генриетты был очень красивый, несмотря на то что она писала огрызком карандаша в подпрыгивающей на ухабах карете.

Брендан прочитал:

«Уважаемый мистер Блэкстон.

Я взяла на себя смелость написать вам в надежде, что вы получите это письмо и сочтете возможным ответить на него.

Я – страстная почитательница вашего таланта и осмелюсь сказать, что чувствую особого рода привязанность к вам, хотя мы никогда не встречались. Мне бы хотелось поближе познакомиться с вами и побольше узнать о вашей работе. Если у вас найдется время, перешлите мне ответ через нашего общего друга, капитана Кинкейда.

Ваша страстная поклонница, мисс Генриетта Перселл».

Брендан снова сложил записку и закрыл глаза. На его лице появилась ироничная улыбка. Мисс Генриетта Перселл так увлечена Блэкстоном, что на нее рассчитывать не приходится. Ну и дурак же он был, что добавил ее в свой список.

Если только...

Брендан резко встал с кресла, прошел через комнату к письменному столу с инкрустацией из слоновой кости, что стоял у окна, разгладил листок на покрытой кожей столешнице и обвел слова «мисс Генриетта Перселл».

– Мой дорогой Брендан, извини, что заставила тебя ждать. – Леди Темпл вплыла в салон. У ее ног семенил маленький коричневый терьер. – Паша отвратительно себя вел. Он просто ненавидит зеленщика и его корзину. Хорошо, что зеленщик носит крепкие ботинки.

Леди Темпл села на диван.

Вернувшись в кресло, Брендан настороженно посмотрел на маленькую собачку. Несмотря на небольшой рост и потрепанный вид, Паша и впрямь был задиристой собачонкой, способной яростно вцепиться в ногу обидчика. Хотя сейчас, запрыгнув на диван и усаживаясь рядом со своей хозяйкой, он выглядел достаточно безобидно. Леди Темпл склонила голову набок:

– Ты принес список?

– Да. – Брендан наклонился вперед и передал леди Темпл листок. Он опять был смят. Брендан бессознательно смял его в руке.

Кузина с легкой полуулыбкой на губах рассмотрела его. Брендан сложил руки на груди, затем расцепил их, сглотнул, вытащил носовой платок и промокнул лоб.

– Ну что же, – проворковала леди Темпл наконец. – Здесь есть имя, которое я от всего сердца одобряю.

Брендан приподнял бровь.

– Да?

Кузина кивнула, и ленты на ее чепчике качнулись.

– Да. Вы многого добились за последние дни, если и вправду желаете ее.

Брендан попробовал наклониться вперед, но кресло его не отпускало, засасывая в свою мягкую пучину.

– Какое имя? – поинтересовался он.

– Хотя, – добавила леди Темпл задумчиво, – оставшихся четырех недель может оказаться мало, чтобы завоевать эту особу. Я знаю ее: она всегда знает, чего хочет.

– Какое имя?

Небесно-голубого цвета глаза леди Темпл удивленно округлились.

– Ты не знаешь, которая девушка из трех в этом списке – идеальная невеста для тебя?

– Знаю. – Брендан прикрыл глаза, прислушиваясь к приглушенному стуку своего сердца. В этот момент все происходящее совсем не походило на игру. – Я просто надеялся, что вы согласитесь.

Нахмурив свои почти невидимые брови, леди Темпл спросила:

– Но почему ты вычеркнул ее имя, если все равно потом обвел его вновь?

Кресло, казалось, ослабило свою хватку, и Брендан наклонился вперед, облокотившись о колени.

Генриетта. Леди Темпл считала, что Генриетта – идеальная невеста. Для него. Лицо Брендана расплылось в улыбке, которая, впрочем, быстро угасла.

– К сожалению, – сказал он, – я ее не интересую. Мне кажется, она влюблена в другого человека.

Леди Темпл рассмеялась. Паша вздрогнул и настороженно взглянул на свою хозяйку.

– Но ведь она и этот священник...

– Нет. Не в Туакера. – Брендан потер себе лоб, чувствуя жуткую головную боль. – Но это еще хуже. Ей кажется, что она любит Феликса Блэкстона.

– Правда? – На лице вдовы промелькнуло непонятное выражение – то ли озабоченности, то ли веселья. – Ну что же, мальчик мой, тогда тебе придется избавиться от этого мошенника.

Брендан не удивился, узнав, что Фредди переехал к Бринку.

– Это все мои племянники, – пожаловался он. – Их трое. Моя нервная система еще не восстановилась после болезни, так что каждый раз, когда кто-нибудь из них издает военный клич, я едва не лишаюсь чувств, думая, что меня вот-вот срежет вражеская пуля или голову снесет ятаганом. – Он вздрогнул, отчего все его тело всколыхнулось. – Меня это просто выводит из себя.

Брендан легко кивнул, сжимая в руке стакан с ирландским виски. Фредди кивком головы указал на руку друга.

– У тебя аж костяшки пальцев побелели. – Он многозначительно улыбнулся. – Уж не замешана ли здесь женщина?

39
{"b":"8134","o":1}