ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Улыбнувшись, леди Ада Темпл открыла дверь и впустила Брендана в свои покои. Как и подобает человеку ее положение, ей предоставили самую лучшую спальню. Паша соскочил со своего поста на кровати хозяйки и сосредоточенно понюхал ботинки Брендана. Затем он чихнул и поковылял прочь.

Леди Темпл прижала свои пухлые руки к дородной груди.

– О, ты ему понравился, дорогой. Паша очень проницательный. Если он относится к кому-то с подозрением, я держусь настороже. Если же он кого-то одобряет, то я делаю то же самое.

Они сели в изысканные кресла.

– Я, пожалуй, не самый популярный мужчина в доме, – сухо заметил Брендан.

Леди Темпл улыбнулась:

– Для тебя это должно быть сложно, дорогой. – В следующее мгновение ее тонкие брови сошлись на переносице. – Мне показалось, что эта ужасная мисс Беттина пыталась обратить всех против тебя.

Брендан слегка покашлял и сказал:

– Я хотел поговорить по поводу игры. Все стало очень запутанно.

Как будто с самого начала все не было достаточно запутанно.

– Что же тебя беспокоит?

Брендан набрал побольше воздуха в легкие и выпалил:

– Я обманул мисс Перселл. – Леди Темпл вздохнула.

– К сожалению, это было одно из условий Уильяма: не говорить девушке, которую ты выбрал, об игре. Но...

– Нет, – перебил кузину Брендан. – Я имею в виду, что это меня тоже беспокоит. Но есть еще кое-что.

– В самом деле?

– Она была так увлечена произведениями Блэкстона, что не хотела размышлять о нем здраво.

– Да, ты говорил мне. Но мне казалось, что ты легко можешь обратить ее мысли на себя.

– Я тоже так думал, но сделал это самым худшим образом. Результат оказался неудовлетворительным.

Леди Темпл выжидающе посмотрела на Брендана.

– Я разработал план. Фредди должен был прикинуться Блэкстоном.

– О Боже! – Леди Темпл прикрыла рот своей пухлой рукой.

– И не только. Мы решили, что он будет ухаживать и одновременно вызывать отвращение у Генриетты...

– ...чтобы она решила, что нашла Блэкстона, – закончила фразу леди Темпл. – Но, найдя его отвратительным, возобновила свое восхищение тобой.

– Вот именно. – Брендан съежился в кресле. Тревога сжимала его сердце.

– И затем мисс Перселл тут же влюбится в простого обычного Брендана, – добавила леди Темпл. – Бедняжка, наверное, совсем запуталась. Не стоило с ней такого делать.

Брендан еще больше съежился, прикрыв глаза рукой.

– Мне надоело все это. Каждый день я хочу сказать ей правду. Я даже хотел рассказать ей об игре, пусть даже в результате я проиграю.

– Что же тебя останавливает? – тихо спросила леди Темпл. Брендан посмотрел в ее голубые глаза, такие яркие, несмотря на ее возраст.

– Генриетта – особенная девушка. Она самая удивительная из всех женщин, которых я встречал, и она заслуживает всего самого лучшего. Она заслуживает правды, да, но она также заслуживает комфорта, заслуживает того, чтобы жить в замке, как королева.

– Ты думаешь, это для нее важно?

– Возможно, нет. Но мои чувства от этого не меняются. Я слышал о ее отце и встречал этого тощего маленького священника, которому он обещал Генриетту. – Брендан внезапно заметил, что сидит прямо, а руки его сжаты в кулаки. – Сквайр Перселл откажется от своего желания выдать дочь за священника и согласится на наш с ней брак, только если будет считать, что я богаче и могущественнее Туакера. А для этого мне надо выиграть игру.

– В этом ты, пожалуй, прав. – Леди Темпл вздохнула, затем нагнулась, подняла Пашу и посадила его себе на колени. – Скажи, а почему ты выбрал мисс Перселл? С мисс Нортгемптон было бы намного проще.

Брендан в изумлении уставился на кузину. Она что, не в своем уме?

– Потому что я влюбился в нее, – ответил он.

– Если позволите, мисс Перселл, – проговорила леди Кеннингтон. – Мне кажется, в данный момент вашей карьеры вам следует написать что-то вроде «Путеводителя по гостиным Англии». – Роскошная блондинка сидела откинувшись в желтом кресле.

Генриетта закрыла за собой дверь гостиной. Та захлопнулась с тихим щелчком.

– Возможно, и напишу. Но мне кажется, ее нужно будет назвать «Секреты самых скандально известных гостиных Британии» или... – Генриетта запнулась. Почему она обсуждает свою будущую книгу со случайной знакомой? Никто не должен был знать о ее секрете. В слабой попытке спрятать свой ужас Генриетта слегка пожала плечами. Черт. Так она выглядела еще подозрительнее.

Леди Кеннингтон приподняла бровь.

– Я знала, что у вас должно быть редкое чувство юмора, а также склонность к романтическим историям, когда прочитала ваш последний роман в журнале «Барклиз ледиз мэгэзин». Миссис Неттл, не так ли?

У Генриетты перехватило дух, ладони стали влажными. Она слегка покашляла, пересекла комнату, ступая по толстому персидскому ковру, и, остановившись перед зеркалом, сделала вид, что поправляет прическу. Ей нужно немного успокоиться.

– Честно говоря, леди Кеннингтон, – начала Генриетта после паузы, – не представляю, о чем вы говорите. «Барклиз ледиз мэгэзин», вы сказали? – Она поправила ленту в волосах.

Молодая вдова холодно посмотрела на девушку:

– Я очень надеялась, что вы не будете притворяться, мисс Перселл. Было бы так хорошо найти женщину-писательницу, которая гордится своей работой и которой не нужно прятаться за псевдонимом или именем брата.

Если леди Кеннингтон хотела пристыдить Генриетту, то ей это удалось.

– Я не прячусь. Просто... – начала было Генриетта, но осеклась и вздохнула. Леди Кеннингтон была права. Она пряталась. – Как вы узнали?

– Мне рассказал мой знакомый, мистер Крокер, – ответила леди Кеннингтон.

– Мой издатель?! – в изумлении выдохнула Генриетта. Он предал ее.

– Пожалуйста, не сердитесь на него, – проворковала леди Кеннингтон. Ее лицо приняло довольно лукавое выражение. – В конце концов, у него не было выбора. Я умею заставить любого мужчину говорить.

Смущенная тем, что подразумевала леди Кеннингтон, Генриетта принялась изучать рисунок уэльского пони, висящий на стене. Желтый свет газовых рожков, которыми освещалась комната, отражался от поверхности холста.

– И вы говорите, – пробормотала она, – что вам нравятся готические романы?

– Да. Некоторые говорят, что это всего-навсего эскапистские пустяки, но я позволю себе не согласиться.

–Как это?

– Нам, женщинам, нужны приключения и любовь. Разве может повседневная жизнь или средний англичанин предоставить их? – Леди Кеннингтон насмешливо хмыкнула.

– Но ведь это доказывает, что любовные романы не что иное, как те самые желанные рассказы, в которых мы можем убежать от реальности.

– Но хороший роман – это намного больше, мисс Перселл. – Леди Кеннингтон склонила голову набок. – И меня беспокоит тo, что такая замечательная писательница, как вы, стесняется того, что делает.

– Мой отец, – пояснила Генриетта.

– Да, конечно. Скажите, пожалуйста, а как капитан Кинкейд относится к вашему занятию?

Генриетта посмотрела собеседнице в лицо. Оно все еще было спокойным и холодным, как будто сделанное из фарфора.

– Капитан Кинкейд? Думаю, он ничего об этом не знает. Он всего-навсего знакомый.

Леди Кеннингтон скривила губы.

– В любом случае, – Генриетта постаралась, чтобы ее голос прозвучал решительно, – я надеюсь, что он никогда не узнает.

Генриетта вскоре рассталась с леди Кеннингтон. После разговора с ней в душе остался нехороший осадок. Виконтесса знает ее секрет, и обидно то, что мистер Крокер рассказал ей о нем.

Что-то еще мучило Генриетту. Это что-то мешало и тревожило.

Ее чувство к Брендану захватывало Генриетту все больше. Она не могла сказать, когда это началось, но, хорошенько поразмыслив, пришла к выводу, что оно зародилось в тот самый момент, когда она впервые встретила Брендана и увидела, как он нежно баюкает эту ужасную обезьянку, так нежно...

Нужно было что-то делать. И Генриетта решилась.

50
{"b":"8134","o":1}