ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, по правде говоря, не знаю. Что вы имеете в виду? – Генриетта заставила себя откусить еще кусочек булочки, хотя та вдруг стала по вкусу напоминать мел.

– Вы любите моего дядю?

Генриетта замерла на мгновение, затем поморгала глазами и продолжила жевать.

– Люблю его? – переспросила она.

– Я хочу сказать – я надеюсь, что вы его любите, потому что тогда вы могли бы выйти за него замуж и все получилось бы просто замечательно для меня. Если мне придется стать графом Керри, то я просто умру.

Стук туфель на твердой подошве слышался все ближе и ближе. Хорас ахнул и торопливо запихнул сверток с пирожными под скамейку.

– Мама, – прошептал он, смахивая крошки с колен. – Пожалуйста, мисс Перселл, не говорите ей, что я рассказал вам об игре! Обещаете?

– Игре? – переспросила Генриетта. Она почувствовала, как на нее надвигается ужасающая тень.

Пейшенс Даутрайт возникла из темноты.

– Что, Хорри, преследуешь молодых леди? – Она окинула Генриетту недобрым взглядом. – А вы всегда прячетесь в темноте с молодыми людьми, мисс Перселл?

– Обычно нет, – ответила Генриетта спокойным тоном. Пейшенс снова повернулась к сыну.

– У тебя на лице крошки, Хорри! – рявкнула она. – Отдай мне! Что на этот раз? Тебе что, не довольно было трех порций шоколадного крема за ужином?

Генриетта почувствовала жалость к бедняге. Манерами Пейшенс Даутрайт могла сравниться с Монстром.

– Твой отец тебя ждет! – прорычала Пейшенс, обращаясь к своему сыну. Не говоря ни слова, Хорас убежал, оставив за собой след из крошек.

Пейшенс уперла руки в бока и, прищурившись, посмотрела на Генриетту.

– Не найдетесь выпытать у Хорри какую-либо информацию для собственной пользы. Если вы решитесь влезть в эту историю, которой Уильям проклял нас, то убедитесь, что я опасный противник. – Скривив губы, Пейшенс развернулась и удалилась.

Брендан дошел до усыпанной гравием подъездной дороги. Луна заливала парадную лужайку радужным серебристым светом. Кусты смотрелись темными силуэтами на фоне светло-серой травы.

Ему нужно было убраться отсюда, хотя бы на час или два. Дойдя до конца дорожки, он свернул на тенистую извилистую тропинку. Он помнил, что деревня Примроуз находилась всего лишь в миле отсюда. Возможно, там можно будет выпить немного эля и выкурить сигарету в компании мужчин в грязных ботинках и с руками, покрытыми мозолями от настоящей работы.

Важно было не думать. Конечно, даже если не думать, удушающая боль под ребрами никуда не исчезнет. Он знал, что этой ночью спать ему не придется. Лицо Генриетты будет преследовать его, парить под гобеленовым пологом его кровати.

В самом начале главной деревенской улицы, напротив кузницы и лавки сапожника, Брендан нашел подходящее местечко. На знаке, висящем на двух коротких цепях над дверью, он прочитал надпись: «Веселая черепаха». Оранжевый свет лился из сводчатых окон, изнутри доносились мужские голоса, перемежающиеся грубым смехом и звяканьем оловянных кружек.

Никто не обратил на Брендана внимания, когда он вошел. Дым из трубок, сигар и огромного каменного камина создал в комнате таинственную атмосферу. Брендан упал на табурет в углу и заказал пинту эля. Едва он сделал первый глоток, как услышал знакомый голос.

Слегка повернув голову, Брендан искоса посмотрел в угол и увидел спину Сесила Туакера. Перед ним стояла нетронутая кружка эля, а напротив сидел полный низенький человек, потиравший свой огромный сизый нос. Это должен был быть сквайр Перселл, подумал Брендан. Было заметно, что сквайр навеселе.

Туакер жалобно пропищал что-то своим высоким голосом, на что сквайр Перселл ответил:

– Она успокоится, как только ты затащишь ее в постель. Всегда так происходит. Но должен предупредить, Гетти – еще та штучка, будь она проклята. Следовало пороть ее в детстве, только ее мамаша не позволяла.

Брендан усилием воли остался на месте, буравя взглядом пространство перед собой. Словно со стороны он наблюдал за тем, как его руки сжимают край стола. Ногти побелели от напряжения.

Туакер вновь заговорил, на этот раз разборчивее:

– А бумаги уже подготовлены?

Сквайр Перселл проглотил эль, вытер пену с верхней губы грязным отворотом рукава.

– Бумаги?

– Ваше новое завещание. Мы уже обсуждали это. Если уж мне придется взять на себя хлопоты по избавлению вас от ответственности за Гетти...

Брендан сжал зубы. Чёртов подлиза! Как бы хотелось врезать ему прямо в рожу!

– ...то я должен получить финансовую компенсацию. Честно говоря, сквайр, я начинаю сомневаться в вашей возможности заплатить мне.

– Не забивай себе голову, приятель. Как только все это закончится и Гетти станет твоей женой, ты станешь моим наследником.

Плечи Туакера напряглись.

– Все это очень хорошо, но это пустые обещания. Всем же известно, что ваше поместье стоит не больше цыганской повозки. В последний раз, когда я наносил вам визит, там не было даже мебели.

Сквайр покачал головой.

– У меня есть и другие средства дохода.

Он попытался многозначительно приподнять бровь, но, покачнувшись, едва не упал со стула.

Брендан резко вдохнул наполненный дымом воздух. Разумеется. Как же он раньше не догадался! Сквайр Перселл воровал драгоценности своей собственной жены из хранилища в Лондоне, из чего следовало, что это он взял статую.

Подняв воротник пиджака и пригнув голову, Брендан пробрался сквозь толпу расшумевшихся посетителей и поднялся по скрипучей лестнице на второй этаж.

Он все еще чувствовал во рту привкус злости, ярости и отвращения, которые охватили его, когда он услышал, как двое мужчин обсуждают Генриетту в подобных выражениях. Неудивительно, что она убежала из дома.

Но сейчас это было уже не важно, Брендан поклялся, что защитит ее.

В узкий коридор на втором этаже выходили всего три двери. Легонько толкнув первую дверь, Брендан увидел огромную храпящую тушу на постели. Лунный свет, льющийся из окна, освещал женское лицо с квадратной челюстью пол украшенным лентой ночным чепчиком. Также осторожно Брендан закрыл дверь.

Вторая комната не была занята, узкая кровать застелена, окна закрыты.

В третьей комнате никого не было, но она загромождена чьими-то вещами. Два сундука занимали большую часть свободного места на полу.

Брендан резко обернулся, убедился, что в коридоре никого нет, зашел в комнату и закрыл за собой дверь. Первым делом он подошел к окну, распахнул его и выглянул наружу. Для прыжка тут было высоковато, но неподалеку росло дерево, так что он вполне мог выбраться через окно при необходимости.

Не зажигая огня (вполне хватало лунного света), Брендан нагнулся над одним из сундуков. Вещи внутри были сложены с военной аккуратностью. Накрахмаленные белые рубашки, уложенные идеальными плоскими квадратами, скатанные в аккуратные ролики шелковые чулки и оттого напоминающие булочки, стопка носовых платков.

Во втором сундуке одежда была свалена как попало и напоминала смердящее гнездо гадюки. Поверх одежды кто-то рассыпал сигары, отчего все содержимое сундука было пересыпано крошками табака. Из-под пиджака, окрашенного красными винными пятнами, выглядывало горлышко бутылки французского бренди.

Но никакого деревянного ящика тут не было. Никакой статуи.

Брендан почувствовал первые признаки паники. Он заглянул под кровать. Кроме пыли, там ничего не было.

Брендан проверил гардероб, заглянул за шторки под раковиной и отпрянул в отвращении. За ними стоял неопорожненный ночной горшок.

Брендан в растерянности опустил руки.

Статуи нигде не было.

Спустившись вниз по лестнице и выйдя из трактира в ночную темноту, он позволил себе слегка обернуться. Сквайр и Туакер, возможно, просидят в «Веселой черепахе» всю ночь.

Глава 15

Последнее испытание Баклуорта

ФРАНЧЕСКА

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В которой наша героиня встречается с еще двумя обитателями замка и узнает новые волнующие факты.

52
{"b":"8134","o":1}