ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сварить медведя
Я твой монстр
Счастливый малыш до года: здоровье, психология, воспитание
Не кладите смартфон на стол
Маньяк
21 урок для XXI века
Она смеется, как мать
Метро 2035: Защита Ковача
Всё сначала!
A
A

Франческа проснулась после ужасной ночи. Ей снилось, что она положила голову на колени принца Фелицио, а он рассказывает ей о своих приключениях, которые ему довелось пережить, прежде чем его жизнь бесповоротно изменилась. Она восторженно смотрит ему в лицо. Внезапно это больше не принц Фелицио, это Бретон. Сильный, здоровый, красивый. И умный. Принц, который ей так нужен. Принц, которого не существует.

Ей хотелось заплакать от этой несправедливости. Но она не позволяла себе этого. Кроме того, напомнила Франческа сама себе, любовь – это всего лишь слово. И для нее оно не может означать ничего конкретного. Как сказала Старлайт, любовь глупа.

Франческа оделась и стала спускаться вниз, когда вдруг услышала странный шум, похожий на цокот копыт по мраморному полу. За поворотом коридора она увидела очень высокую и худую женщину с вытянутым лицом. В руке она держала крепкую палку, а перед ней бежал маленький розовый поросенок. Когда они проходили мимо друг друга, женщина смотрела прямо перед собой, как бы не замечая присутствия Франчески. Но когда девушка взглянула на поросенка, у нее вдруг возникло ощущение, что крохотное существо смотрит на нее умоляющим взглядом.

Как обычно, Франческа пошла в парадный зал, чтобы немного почитать. На этот раз книга, которую она обнаружила у себя на ночном столике, называлась «Краткий справочник по техникам, применяемым на рыцарских турнирах».

Неожиданно она услышала клацанье маленьких твердых копыт позади себя. Вскоре перед ней появился поросенок.

Он сел рядом и посмотрел на Франческу.

– Принцесса Франческа, пожалуйста, помогите мне!

– Помочь тебе? Что случилось?

– Моя мама хочет съесть меня на ужин, и довольно скоро.

Франческа ахнула от удивления:

– Она сделает такую ужасную вещь?

– О да. Она хочет, чтобы я постоянно двигался. Видите ли, ей нравится постное мясо, а я по природе своей склонен к полноте. Как только я похудею, она насадит меня на вертел с яблоком во рту. Так что мне приходится есть как можно больше, чтобы оттянуть этот ужасный момент.

– Как ужасно, – сочувственно проговорила Франческа.

– Это все Старлайт виновата, – объяснил поросенок. – Эта шалунья заколдовала все королевство ради развлечения. Никто не должен говорить об этом ни слова. Никто не может даже осознать это, не говоря уже о том, чтобы разрушить чары.Поросенок настороженно оглянулся. – Подозреваю, я единственный, кто тут еще может мыслить здраво.

– Чары? Какие?

– Любовные. Видите ли, Старлайт разозлилась на нашего принца за то, что он однажды наказал ее за одну ее проказу, и наложила это заклятие. Она считает, что это просто игра. Но теперь, когда я превратился в поросенка, а мама хочет меня съесть, лично мне это не кажется таким уж забавным.

– Она поспорила с принцем? С которым?

А разве вы не видите? Оба принцаэто один и тот же человек. Ей кажется забавным, что она отделила ум принца от его тела. И что теперь не найдется женщины, которая бы пожелала выйти за него замуж, с одной стороны, лишенного красоты, с другой – оставшегося без разума.

Генриетта выглянула из окна спальни.

До сих пор написание романа протекало вяло, временами ей даже казалось, что он пишется как-то сам собой. Но теперь выглядело вполне логично, что два принца были на самом деле одним человеком.

Только откуда у нее взялась эта идея?

Сидя за письменным столом, Генриетта встретила первые лучи рассвета. Это была длинная и волнительная ночь.

– Не понимаю, – сказала Франческа поросенку.

– Ты должна выбрать одного из принцев, – ответил тот. – Но ты должна выбирать осторожно, иначе все будет потеряно. – Черные глаза-бусинки поросенка выражали беспокойство. – Но сможешь ли ты полюбить его? Ты должна его очень сильно любить, иначе...

Тут поросенка прервали гневный крик его матери:

– Геркулес, ты отвратительный проказник! Что за ерунду ты рассказывал Франческе? – Женщина замахнулась на поросенка палкой. – Пошевеливайся!

– Да, мама, – с покорностью ответил поросенок. Бросив еще раз умоляющий взгляд на Франческу, он поспешно удалился, стуча копытцами по мраморному полу.

– Генриетта, – прошептала Эстелла, – тебе нужно хоть что-нибудь съесть. После завтрака будет соревнование по, стрельбе из лука.

Генриетта бездумно смотрела в свою фарфоровую тарелку. Желток ее яйца уже свернулся, масло на тосте застыло жирными пятнами. В животе громко бурчало.

– У меня нет аппетита, – сказала она кузине.

И это была правда. Сама мысль о том, что ей нужно будет что-то жевать и глотать, была непереносима. Генриетта спала не больше часа и, посмотрев в зеркало над столиком, заметила, что у нее появились темные круги под глазами. След от укуса насекомого все еще был заметен, лицо было таким бледным, что все веснушки выступили на нем отчетливее. Генриетта была рада, что Брендан не явился к завтраку. Ей бы не хотелось, чтобы он увидел ее такой.

Прошлой ночью он сказал, что влюблен у нее, а что сделала она? Пролепетала какую-то чепуху про бутылки шампанского и укусы насекомых. Неудивительно, что теперь он пытался избегать ее общества. Нужно найти его и все исправить. Сказать ему, что она чувствует то же самое. Что она любит его.

Комната для завтрака, обитая кремовыми панелями, на полу которой лежал нежно-голубой ковер, была почти пуста. Мисс Аманда Нортгемптон сидела на другом конце стола, попивая чай. У буфета маячила крупная спина леди Темпл, судья Доллфус ковырял вилкой бекон на своей тарелке. Паша, который всегда был тут как тут, с неподдельным интересом смотрел на серебряное блюдо с беконом.

Эстелла проследила за взглядом Генриетты.

– Большинство мужчин пошли на прогулку в лес, – объяснила она. – Для охоты еще не сезон, но лорд Тиллингем хотел показать им птенцов фазана у хижины лесника.

Генриетта вертела в руках чайную ложку. Кузина была слишком наблюдательна, и Генриетта боялась, что та может расспрашивать о Брендане. Нужно было отвлечь ее как-то.

– Как идет твой план? – спросила Генриетта. – Я имею в виду с Баклуортом и Абигайль.

Эстелла намазала тост апельсиновым мармеладом.

– Замечательно. Со вчерашнего дня Баклуорт ни разу не посмотрел на меня взглядом грустного щенка. И они станцевали пять раз прошлым вечером. Я думаю, что у них все получится.

– Хорошо. – Голос Генриетты прозвучал как-то странно.

– С тобой все в порядке? – встревожилась Эстелла.

Генриетта глубоко вздохнула, готовясь притвориться взволнованной по какому-нибудь пустячному поводу, но тут в комнату вошла Джессика Тиллингем. На этот раз на ней была амазонка зеленого цвета с желтой окантовкой.

– Почему грустим, девочки? – весело спросила она. – Разве вы не ждете с нетерпением состязания по стрельбе из лука?

Эстелла и Генриетта заверили ее, что они не могли дождаться этого замечательного события. Хозяйка дома села напротив. Ее большие карие глаза с участием смотрели на Генриетту.

– Мисс Перселл, боюсь, вы не получаете от пребывания здесь удовольствия. Не согласились бы вы поболтать со мной немного в моей комнате?

– Да, конечно, – ответила Генриетта.

Интересно, о чем будет разговор?

Джессика улыбнулась, обнажив свои белые зубы:

– У меня есть довольно важная тема для обсуждения.

– Конечно, в лесу есть и тропинки для верховой езды, – заявил лорд Тиллингем собравшимся мужчинам. – Эти чертовы фазаны ничуть не важнее лошадей.

Брендан засунул руки в карманы и прислонился к стволу дуба. Эта экскурсия по угодьям, устроенная специально для мужчин, начинала действовать ему на нервы. Лес был наполнен пением птиц и запахом прелой листвы. Но жалобы лорда Торпа на репейник, цепляющийся к его штанам, и дружеские похлопывания по спине, которые ему то и дело отвешивал лорд Тиллингем, могли надоесть кому угодно.

53
{"b":"8134","o":1}