ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однажды нам приказали поднять большую группу «Спитфайров», чтобы патрулировать над аэродромом, так как должен был прилететь «Шторх» с Очень Важной Персоной. Вскоре самолет появился, держась всего в нескольких футах над живыми изгородями. Когда он остановился, мы с удивлением увидели премьер-министра с неизменной сигарой в зубах. Нам выпала редкая честь встретиться с Черчиллем и выслушать одну из его зажигательных речей.

В другом случае на «Шторхе» прилетел генерал Демпси, командующий 2 Английской Армией. Он попросил нашего командира группы показать ему атаку тяжелых бомбардировщиков с воздуха, после чего генерал и вице-маршал авиации вместе совершили полет над нашими линиями. На высоте около 300 футов «Шторх» еле полз со скоростью 90 миль/час. Внезапно в хрупкий самолет попало несколько снарядов наших собственных легких зениток. Позднее выяснилось, что он получил 11 попаданий. Но в тот момент главной заботой пилота было успеть приземлиться, пока его самолет не разнесли на куски. Преступление совершилось над пшеничным полем. Бродхерст стремительно снизился и перескочил через живую изгородь. Оказалось, что они приземлились прямо посреди расположения зенитных батарей. Возбужденные солдаты совсем не желали терять законную добычу и продолжали стрелять, опустив стволы своих орудий горизонтально. Они даже не сообразили, что скорее перестреляют друг друга! «Шторх» остановился в самом углу поля. Бродхерст и Демпси выпрыгнули из самолета. Вскоре они увидели огромного канадского лейтенанта, вооруженного автоматом «Стэн», который мчался им навстречу со зверским выражением лица. Вице-маршал повернулся к генералу и крикнул:

«Помашите своей красной фуражкой, чтобы показать этому уроду, что мы свои».

Мы с радостью узнали, что наши войска готовят операцию по прорыву с полуострова, чтобы начать наступление на юг и юго-восток. Более 2 месяцев мы проторчали на маленьком грязном клочке суши, и всем нам это жутко надоело. Мы должны были принять участие в широкомасштабном наступлении, и для этого требовалось подтянуть боеспособность эскадрилий.

Войска союзников начали наступление, и еще раз стратегические бомбардировщики попытались бомбовым ковром расчистить им путь. Налет американских бомбардировщиков до такой степени деморализовал немцев, что линия обороны между Сен-Ло и Карантаном рухнула мгновенно. Прорвавшись на юг к реке Луара, американцы повернули к Сене, обходя 7 Армию фон Клюге. Фон Клюге еще имел время отвести свои дивизии через Сену, однако он получил прямой приказ Гитлера стоять до последнего и проводить контратаки. Тем временем британские и канадские войска прорвались на юг от Кана и в середине августа захватили город Фалез. Исключая узкую брешь между Фалезом и Аржантаном, войска союзников стальным кольцом охватили армию фон Клюге. Его контратаки провалились, и теперь ему предстояло выводить свои войска через эту горловину, чтобы их не уничтожили.

Горловина Фалезского мешка имела ширину около 25 миль. Перед II Тактической Воздушной Армией, состав которой входила наша 83-я группа, была поставлена задача заткнуть это горлышко. Гарри Бродхерст, несомненно, был самым опытным и способным офицером Королевских ВВС из тех, кто планировал и руководил воздушными операциями. Он уже имел детальный план действий.

Самолеты-разведчики начали доносить о первых передвижениях немецких частей. Эти пилоты поставляли важнейшую информацию о дорогах, по которым двигался поток немецкой техники, пытающейся достичь сравнительно безопасных берегов Сены. Это означало, что близится критический момент наших воздушных операций в Нормандии. Мы хотели уничтожить германские войска там, где они стоят, а не гоняться за ними по всей Европе. Неспособность английской армии своевременно захватить Кан и прорваться на юг стала предметом жестокой критики. Она вызвала трения между английским и американским командованиями. Однако кое-кому из нас посчастливилось ознакомиться с планом Монтгомери, который хотел уничтожить германские войска в Нормандии. Два месяца подготовки, разведки, атак и контратак завершились. Наступил момент, чтобы заткнуть глотку критикам.

Бродхерст держал в готовности на аэродромах свои 22 эскадрильи «Спитфайров» и «Тайфунов», вооруженных бомбами и ракетами. Пилоты должны были взлететь сразу по получению приказа. Каждая упущенная секунда означала, что еще несколько немцев успеют перебраться через Сену. Но слишком запутанное положение на земле мешало нам.

Части польской танковой дивизии, которая входила во 2-й канадский корпус, сообщили, что находятся в Шамбуа, хотя на самом деле были в совсем другом городке с похожим названием. То, что колонна, идущая на восток от Шамбуа, — немецкая, мы установили точно. Наш командир группы поручил это задание самым опытным командирам. Чарльз Грин поднял свои «Тайфуны» и пролетел на малой высоте над колонной. После этого он вызвал по радио командира группы.

«Кто там, Чарли?» — спросил Бродхерст.

«Фрицы, сэр», — ответил подполковник.

«На какой высоте вы летите?» — уточнил вице-маршал.

«50 футов, сэр», — ответил Грин.

«Вы совершенно уверены, что это немцы?» — настаивал Бродхерст.

«Я вижу черные кресты и квадратные головы водителей!» — последовал классический ответ.

Когда «Спитфайры» прибыли к маленькому треугольнику между Фалезом, Трупом и Шамбуа, «Тайфуны» уже приступили к работе. Излюбленный тактический прием по разгрому длинных колонн заключался в том, что голову и хвост колонны останавливали метко сброшенными бомбами. Вражеская техника оказывалась в ловушке на узкой пыльной дороге. Машины часто стояли вплотную, и уничтожать их ракетами и пушечным огнем было довольно просто. Некоторые бронеавтомобили и танки пытались спастись, сворачивая в поля и рощицы. Но «Тайфуны» перехватывали их раньше, чем они успевали скрыться.

После того как «Тайфуны» улетели, за дело взялись «Спитфайры». С бреющего полета из пушек и пулеметов они расстреливали грузовики, штабные автомобили и бронетранспортеры. Тут и там посреди обломков возвышались смертоносные тяжелые танки «Тигр». Хотя наши снаряды ничего не могли им сделать, мы обстреляли на всякий случай и «Тигры». Как только «Спитфайры» израсходовали боезапас, они на большой скорости помчались на свои аэродромы, где механики и оружейники под палящим солнцем принялись торопливо готовить их к новому вылету.

В течение всего периода боев в Фалезском мешке Люфтваффе не сумели толком помочь своим наземным войскам. Столкнувшись с угрозой потери своих передовых аэродромов, они были заняты перебазированием в район Парижа. Поэтому наши истребители-бомбардировщики полностью господствовали над полем боя. Чтобы воспользоваться сложившейся благоприятной ситуацией, Бродхерст отдал приказ: до появления самолетов Люфтваффе действовать парами. Это было мудрое решение, так как пару «Спитфайров» или «Тайфунов» можно подготовить к новому вылету за несколько минут после приземления. Необходимость детального инструктажа отпала, так как все пилоты знали, где находятся наши войска. Мы экономили драгоценное время и смогли увеличить количество вылетов. До Фалеза мало кто из летчиков-истребителей совершал более 3 или 4 вылетов в день. В ходе этой операции 6 вылетов в день, стали совершенно привычной нормой.

Деревья и высокие живые изгороди были покрыты густой листвой и служили хорошим укрытием для немцев, которые привязывали ветки и целые кусты к своим грузовикам, чтобы скрыть их от глаз наших пилотов. Но блеск солнца на металлических частях, струйки пыли, свежие следы гусениц позволяли истребителям-бомбардировщикам найти цель. Когда сгущалась темнота, измученные немцы получали некоторую передышку, а мы подводили итоги дневной работы. Мои пилоты в общей сложности уничтожили и повредили около 200 автомобилей. Были атакованы несколько танков, но здесь результаты были сомнительными. Метеорологи порадовали, пообещав на завтрашний день солнечную погоду. Пилоты отправлялись спать сразу после обеда, так как им требовались все силы, чтобы выдержать такое напряжение. Засыпая, они слышали гул моторов легких бомбардировщиков, которые спешили нанести ночной удар по немецким колоннам.

61
{"b":"8138","o":1}