ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Боги! — сморщился тот. — Это что же такое?

— То, что я ношу. Можно мне теперь пройти?

— Проходи, коли охота, — с отвращением отвернулся страж. — Да не показывайся никому, во имя Исса!

Жрец, не дожидаясь дальнейшего приглашения, поспешил нырнуть в калитку. Прочие стражники, словно не замечая их перебранки, продолжали греться у жаровни, безразличные ко всему, кроме пронизывающей вечерней сырости и быстро меркнувшего света. Жрец устремился вперед по улицам Нижнего Города, между оплетенных плющом руин. Торчащие к небу черные стропила свидетельствовали о пожаре, прокатившемся здесь семь лет назад. Холодная, глубокая тень лежала в извилистых переулках, ведущих вверх, на скалы. На улицах было пусто. Памятуя предостережение Захарии, жрец торопливо поднимался в гору, скользя сандалиями по влажным булыжникам. Глаза его сквозь прорези маски перебегали вправо и влево, всматриваясь во мрак по обе стороны улицы. Зияющие двери, окна без единого стекла, провалившиеся крыши, почернелые стены, сорняки, выросшие на них в тех скудных лучах, что сюда проникают.

Впереди кто-то поспешно шмыгнул в дом, где еще имелись двери и решетки на окнах. Жрец, проходя мимо, услышал лязг задвигаемых засовов и звон цепей. Чувство одиночества, одолевавшее его весь месяц пути через Огненные горы, сделалось еще сильнее — точно он был одним из отверженных, что рыщут по этим улицам, наводя ужас на жителей. Это город призраков — больше ему не повстречался никто, хотя бы и спешащий укрыться в доме. Через двадцать минут подъема жрец остановился перевести дух на террасе, откуда видна была равнина. Солнце, плоский пурпурный овал, висело над западными горами. Его лучи не грели, и из носового отверстия маски вырывалось густое облачко пара. Содрогнувшись, жрец поспешил дальше.

Страх и возбуждение переполняли его. Встреча с часовым у ворот послужила предостережением: каждый служитель Ре в этом городе находится под подозрением. Но вскоре он окажется в безопасных стенах храма, рядом с братом, и узнает, зачем тот вызвал его сюда после двенадцати лет разлуки, семь из которых он не видел ни единого человеческого лица.

Он миновал стену внутренних укреплений толщиной в двадцать футов. Со свода подворотни капала вода. Ворота никем не охранялись, и жрец вновь вышел в угасающий небесный свет.

Здесь, на плоской гранитной верхушке утеса, помешалась самая старая часть города. Перед жрецом открылось широкое пространство протяженностью ярдов в сто. На нем стояли невысокие обелиски, каждый окруженный концентрическим узором из булыжника. Справа высилась пирамида Ре. Ее темные ступени поднимались к сереющему небу, и стервятники лениво кружили над столбом дыма, встающим из ее вершины. Впереди, к северу, темнели разрушенные стены и сожженные башни внутренней цитадели. Слева вздымалась зеркально отражающая храм Ре пирамида Исса, окруженная высокой стеной. Последние лучи солнца зализали площадь, отражаясь от булыжника. Кроме жреца, на ней, казалось, не было ни души. Он удивился этому: должна же тут быть какая-то жизнь, если солнце еще светит?

Из храма Ре донесся звучный удар гонга, созывающий верующих на молитву. Потом послышался еще один звук — человеческий голос, слабый, по достаточно громкий, чтобы перекрыть раскаты гонга.

— Да не ступит нога твоя в тень, брат Маска, — произнес он.

Жрец удивленно обернулся и только теперь разглядел колодки, стоящие в ряд на границе света и тени у западного края площадки, как раз рядом с ним. Колодок было четырнадцать, и все были заняты, голос же доносился из самых ближних. Жрец подошел. Человек, сидевший в них, был худ, как скелет. Кисти, торчащие из деревянных плах, казались огромными по сравнению с высохшими руками. Глаза на желтом лице были обведены пурпурным ободом, волосы слиплись космами, как у больного в горячке. Одежды, такие же красно-оранжевые, как и у пришельца, были грязны, изодраны, и сквозь них проглядывало тело. На жуткую маску путника он смотрел без трепета, как тот, который знает, что скоро умрет. На вид ему было столько же, сколько пришедшему, — лет двадцать.

За колодками в хаосе полуразрушенных домов легли густые вечерние тени. Темные переулки змеились там среди покосившихся стен и нависших крыш.

Жрец понял, почему человек в колодках предостерегал его.

Во мраке двигались какие-то фигуры, с виду человеческие — они потихоньку подкрадывались к узникам, отворачиваясь от скудных лучей солнца, как от жерла пылающей печи. Но их движение, хоть и медленное, было неотвратимо, как наползающая тень, и жрец сквозь носовую прорезь маски уловил их запах, запах плесени, могильной земли и мертвечины.

Он попятился назад, ближе к центру площади. Он уже не нуждался в предостережениях — он понял, кто они такие. Вампиры. Живые мертвецы, не выносящие солнечного света. Какой-то миг он стоял, как пораженный параличом, и только сердце билось в его груди. Никогда еще он не бывал так близко от них. Никогда еще не стоял на границе дня и ночи, видя их мертвые белые лица. Он уже различал красное свечение их глаз и слышал, как они подвывают, будто голодные псы, томясь по глотку крови. Солнце быстро закатывалось, и тени от домов надвигались на площадь. А вместе с нею и вампиры — они подкатывали к колодкам, как черный прилив. Жрец знал, что должен бежать как можно скорее — бежать в храм Ре.

Он оглянулся на своего собрата, чьи руки и голова были защемлены меж двух прочных деревянных плах. Узник мог дышать, но не мог шевельнуть руками. Плахи скреплялись вместе железными кольцами, на которых висели массивные бронзовые замки.

Жрец, преодолев страх перед наползающей тенью, снова шагнул вперед и стал гнуть замок со всей силой, доступной его перчаткам. Железные когти стиснули замок, словно клещи — он скрипел, однако не поддавался. Со времен своего создания перчатки еще ни разу не встречали столь упорного сопротивления. Жрец снова приналег что было мочи, но дужка так и не уступила.

— Побереги силы, брат, а заодно и жизнь, — прохрипел умирающий — уже едва слышно. Жрец, не вняв его словам, предпринял еще одну попытку — металл опять заскрипел, но не поддался.

— Ты понапрасну теряешь время — замки заговорены, — выдохнул узник. Жрец прервал свои усилия — тени подползали все ближе, а с ними и холод, от которого стыл мозг.

Человек говорил правду — замки и впрямь, должно быть, заговорены. Перчатки пришельца могли крушить камень, но этот жалкий кусочек бронзы ускользает из их железных когтей, точно ртуть.

— Ступай отсюда, — торопил узник, — спасайся. — Пена выступила у него на губах, но его уговоры лишь прибавили жрецу решимости. Ловя краем глаза движение у ближнего дома, он опустился на колени и попытался найти слабое место в кольце, скрепляющем колодки. Тогда он увидел на шее узника прерывистые следы — один, два, три укуса; всю шею окружал сплошной вздувшийся рубец, и кожа воспалилась. Руки жреца опустились.

— Сколько же ночей ты провел тут, брат? — тихо спросил он.

— Только одну, — едва выдавил узник.

Жрец вгляделся в тень. Там поблескивали зубы, и всего в трех ярдах от него, под темным сводом, слышался шорох. Тени уже подползали к ногам приговоренного, лежавшего у колодок ничком. Каких-нибудь пять минут — и живые мертвецы снова вцепятся в его шею, словно осы в кусок протухшего мяса. Сердце пришельца подступило к горлу, и кровь запела в жилах. Опасность была так близка, что чувствовалась, как нечто осязаемое. Внутри закручивалась тугая спираль — и вдруг один упырь с ворчанием кинулся к колодкам. Жрец выбросил вперед когтистую правую руку, взмахнув ею, как косой. Воздух вокруг нее задрожал, и пламя, точно из пасти дракона, оранжевой волной метнулось вперед.

Вампир застыл в ярком свете, разинув вопящий рот, — потом пламя охватило его плащ. Вампир завертелся волчком, тщетно пытаясь сбить огонь руками, — все его тело вспыхнуло, точно старый папирус. Разбрасывая клочья горящего мяса, он упал. Огонь с шипением угас, оставив на мостовой кучку обугленных лохмотьев с легким дымком над ними.

4
{"b":"8139","o":1}