ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И все же отец, как видно, чуял беду и предостерег сына, прежде чем отправить его с поля битвы верхом на Туче. Жезл еще навлечет проклятие на Иллгиллов, сказал барон. Как же он был прав!

Теперь игра окончена. Семь лет опасностей и борьбы пошли прахом. Джайал, впрочем, был так оглушен недавними событиями, что его уже не томила загадка сокрытого под плитой. Почти бессознательно он протянул к ней руку.

Когда он провел пальцами по рунам, в голове у него внезапно возникло видение летнего луга, покрытого белыми и желтыми цветами. Над ним ярко сияло оранжевое солнце. У беседки бил копытом и фыркал белый конь. Вдали на ослепительно лазурном небе виднелась стройная башня. Старые магические знаки вызвали картину старых времен, когда земля еще не впала в дряхлость, как теперь. Времена Маризиана и погибшего города Искьярда. Призраки и живые мертвецы тогда еще не бродили по свету, и солнце еще не начало угасать.

Палец Джайала обвел последний завиток — и каменная плита с легким шипением поднялась над полом, повиснув в воздухе. Под ней сияла золотая клетка, словно взятая из видения Джайала, а на клетке висел золотой замок. Джайал невольно поднял руку к груди, где все эти семь лет хранился ключ, и только тогда вспомнил, что ключа у него нет.

— Ты что-то ищешь, братец? — Голос Двойника разбил прекрасную картину, напомнив Джайалу, что тот теперь служит дьяволу, а не Ре. Джайал не обернулся, зная, что Двойник дразнит его. — Эту клетку нельзя трогать, если только у тебя нет одной маленькой вещички, — просюсюкал демон.

— Будь ты проклят! — крикнул Джайал и с размаху ударил кулаком по золотым прутьям клетки.

Раздался легкий перезвон, и по пальцам Джайала пробежал ток — это не причинило боли, лишь вызвало прилив энергии.

— Перестань! — панически завопил Двойник. Неведомо откуда вдруг пахнуло зловонием, точно звон вызвал что-то, чего боялся Двойник. Джайал, почувствовал свой перевес, истерически рассмеялся и опять стукнул кулаком по клетке. Бумагу, раскиданную по полу, точно вихрем подхватило, и тени в дальнем углу кабинета сгустились, обретая форму. Казарис и двое стражей попятились назад, и Джайал увидел перед собой возникшее из тени существо — во тьме сверкали его красные глаза. Двое разбойников с криком ужаса бросились бежать, но Джайал едва заметил это, глядя на существо в углу.

— Не делай этого в третий раз. — Двойник уже не насмехался и говорил очень тихо.

Существо медленно двигалось к ним, словно змея гигантского размера, даже на расстоянии обдавая их горячим и влажным дыханием. Оно колебалось между этим и иным миром, словно прибой, когда он в час отлива отступает удовлетворяясь своим могуществом. Оно скользило, вклиниваясь между Двойником и Джайалом. Казарис переминался в углу, выставив перед собой меч.

— Возьми, — сказал Двойник, протягивая Джайалу блестящий ключ, — возьми, открой замок, пока оно не бросилось на нас! — И он бросил ключ Джайалу прямо сквозь призрачное существо. Поймав ключ, Джайал посмотрел опять на Двойника, чье внимание было поделено между Джайалом и зловещим существом. Джайал знал почему-то, что, если он еще раз ударит по клетке, они все умрут, и тайна клетки останется неразгаданной, пока ее не откроет кто-нибудь — возможно, кто-то из живых мертвецов.

Каково было бы желание отца? Вероятно, он все же предпочел бы, чтобы сын остался в живых, даже если возможность побега ничтожна? И Джайал вставил ключ в замок. Нежный перезвон, до сих пор звучавший, в ушах Джайала, утих, а теневое существо стало таять в потоке бело-золотого света, хлынувшего из открытой дверцы, и наконец исчезло совсем.

На клетку было больно смотреть, такой силы свет пылал в ней. Джайал прищурил глаза и разглядел внутри, точно в бесконечной перспективе, то, что принадлежало золотому веку — веку зеленого луга и белого скакуна, то, для охраны чего в старину поставили теневого стража. Столбцы золотых монет, сверкающее оружие, ковры, точно сотканные из огня, чаши, полные серебристого вина, горы сияющих самоцветов. Джайал опустился на колени, ошеломленный блеском былого.

Но тут на видение упала тень — это подошел Двойник. Но он, в отличие от Джайала, совсем не мог смотреть на свет и с проклятием отвернулся.

Подошел и Казарис, тоже заслоняя глаза. Двойник что-то крикнул ему, и Джайал почувствовал на шее острие Зуба Дракона.

— Возьми то, что там лежит, и прикрой этот проклятый свет! — с угрозой приказал Двойник.

Джайал думал, не закрыть ли дверцу, сказав, что там ничего нет, но тут заметил один предмет, в отличие от остальных не излучавший света: маленькую книжечку в кожаном переплете, лежавшую сразу за дверцей. Не ее ли оставил ему отец?

Не раздумывая больше, Джайал схватил книжку и захлопнул дверцу. Свет тут же померк, и плита опустилась обратно. Трое мужчин стояли молча, вновь приучая глаза к сумраку полуосвещенной комнаты. Джайал, охваченный печалью, смотрел на книгу. Она была всего с ладонь величиной, кожаный переплет потерся и уголки загнулись. На коже была вытиснена порядком выцветшая огнедышащая саламандра — фамильный герб Иллгиллов.

Двойник тоже понял это и выхватил книгу у Джайала. Джайал потянулся было за ней, но острие меча давило на шею, и голос Казариса звучал предостерегающе: делать было нечего.

Двойник неловко листал страницы раненой рукой, шаря глазом по строчкам, будто коршун. Добравшись почти до конца, он испустил торжествующий вопль и прочел вслух:

— "Главная опасность, помимо множества мелких, заключается в том, что внешние залы охраняет демон огня. Тот, кто не остережется, сгорит в мгновение ока".

Это описание гробницы Маризиана! — крикнул Двойник Казарису.

— Похоже на то, — согласился маг.

— "Спускаясь ниже, — продолжал Двойник, — увидишь хищные растения — они съедят тебя, если подойдешь слишком близко. Затем ищи дверь, которая на дверь не похожа: медный символ укажет тебе дорогу". — Весело сверкнув глазом, Двойник снова уткнулся в книгу. — «Дальше начнется лабиринт. Там явится тебе призрак Прародителя; горе тому, кто не познал свою душу и не готов дать полного отчета, — его бренное тело погрузится в сырые катакомбы глубоко под городом и будет затеряно во тьме. Лабиринт ведет к погребальной палате — оттуда я в последний день самена, перед тем как князь Фаран Гатон двинулся с востока, извлек Жезл, открывающий врата между Миром Плоти и Миром Теней. Он и только он, согласно писаниям, глубоко изученным мною и всеми Братьями Жертвенника, спасет мир. Посему я оставил в гробнице другой чудесный предмет — Сферу, заметив лишь на ней, где находятся меч, Зуб Дракона, и Бронзовый Воин. Путь и к тому, и к другому труден. Меч пребывает в Хангар Паранге, бронзового же Талоса, описанного в старых книгах, следует искать в кузне близ Полунощной Чуди. Лишь безумец рискнет отправиться туда, но именно в ту сторону ляжет мой путь, если завтрашняя битва будет проиграна и Червь восторжествует». Эта запись была сделана ровно семь лет назад. Двойник опустил книгу с безумным блеском в глазах. — Сфера! — вскричал он, пускаясь в пляс. — Сфера укажет нам, где Жезл! — Он потряс книгой. — Только найти его — и я опять буду цел и невредим, а ты, — плюнул он в Джайала, — вернешься в свое истинное тело.

А потом, — задумчиво протянул он, — я уж выдумаю тебе муку: суну тебя в яму со щелоком по шею, а глаза тебе выедят шершни!

— Будь ты проклят! — прорычал Джайал. Его так и подмывало броситься на Двойника, но мешал Зуб Дракона, который Казарис держал твердой как сталь рукой. Маг заставил Джайала медленно подняться на ноги и направил его к двери. Двойник с ехидным смешком, сунув книгу в карман плаща, последовал за ними. Джайал клял себя за то, что не воспользовался случаем и снова оказался во власти тени.

Люди Двойника сгрудились на том конце темного зала, с оружием наготове ожидая, что явится из кабинета. Двойник рассмеялся, видя их испуг.

— Это всего лишь я, сучьи дети, так что уберите свое железо: оно еще пригодится. В Город Мертвых, ребята, да поскорее — там готовится заварушка, которая может обернуться нам на пользу.

82
{"b":"8139","o":1}