ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но, когда лорд Халдейн стал зазывать их в свой гостиничный номер — поглядеть на прелестные акварели Алана, Адам несколько растерялся. Если леди Флора здесь, то… Что «то», решить было трудно. Так хочет он ее увидеть или нет? Конечно, соблазн велик, но и осторожность подавала свой скрипучий строгий голос.

Адам колебался столь явно, что в разговоре возникла неловкая пауза.

— Ну, быть может, заглянете попозже, при случае, — вежливо помог ему лорд Халдейн. — Когда снимете номер и отдохнете.

Джеймс хмуро покосился на Адама, понимая, какие чувства борются в душе брата.

Адам, казалось, проглотил язык. Джеймс решил, что надо закруглить разговор и откланяться. Но только он собрался ответить, как Адам вдруг выпалил:

— А что откладывать? Можно прямо сейчас.

Граф улыбнулся кузену сквозь сизоватый прокуренный воздух бара, одним глотком осушил содержимое своего стакана и решительно встал.

Когда они зашли в гостиную, оформленную во вкусе провинциальной роскоши, леди Флоры в номере не оказалось. Адам быстро обежал взглядом комнату, полную полосатого шелка и массивной мебели, и не заметил никаких признаков присутствия возлюбленной. Однако аромат ее был здесь, и он почуял его — как волк издалека узнает по запаху свою волчицу. Адам упер диковатый взгляд в два кресла у восточной стены — в котором она сидела совсем недавно?

Возникнет ли она в одной из арок? Повеет ли на него густым розовым ароматом ее духов? Или она не появится, ибо сегодня развлекается где-то с другим мужчиной?

Ноздри молодого человека задрожали от одной мысли о другом. Кровь бросилась в лицо, потом отлила… Где ему было сосредоточиться на разговоре!

— Алан просто чудо! — тем временем живо говорил лорд Халдейн, подводя гостей к широкому столу, на котором были разложены объемистые альбомы в кожаных переплетах. — Он с таким мастерством зарисовал абсарокские наряды! Не могу выразить словами, Адам, как я благодарен вам за то, что вы рекомендовали меня Четырем Вождям. Даром что глубокий старец, память у него необычайная, полная, отчетливая, да и рассказчик он дивный: любит детали и бесподобно воспроизводит атмосферу былого!

— Мой отец близко познакомился с ним в тридцатые годы, — сказал Адам. — И уже тогда это был старик. Отец тоже восхищался его феноменальной памятью. Рад, что смог чем-то помочь вашему благородному делу.

— Кстати, Четыре Вождя поминал вашего батюшку, — заметил лорд Халдейн, раскрывая один из альбомов. — Говорил, что граф был очень щедр по отношению к Речным Воронам.

— Перед тем как уехать во Францию, папа целых два года прожил в селении клана моей матери. И всю оставшуюся жизнь вспоминал эти два года как счастливейшие в своей жизни.

— Не сомневаюсь, не сомневаюсь, — согласился лорд Халдейн, который тоже невысоко ценил прелести лондонской и вообще европейской светской жизни. — Ну-ка, взгляните на это и скажите по совести, как вам рисунки Алана. По-моему, он как нельзя лучше схватил и цвета, и текстуру.

Мужчины все еще рассматривали акварели, стоя у заваленного альбомами стола, когда в прихожую влетела смеющаяся Флора — в зеленом платье и белой блузке, под ручку с племянником губернатора Клея Смита.

Высокий приятный молодой человек, уроженец штата Кентукки, только что сколотил немалое состояние в Лаки-Блю-Грасс, золотоносной шахте к северу от Хелены, и швырял деньги направо и налево, купаясь в новоприобретенном богатстве.

Было очевидно, что Флоре весело и хорошо с этим смазливым парнем. Она до того увлеклась болтовней с ним, что не сразу заметила гостей. Впрочем, и Эллис Грин был весь сосредоточен на ней. Игриво мазнув Флору указательным пальцем по подбородку, он сказал с кентуккийской растяжечкой:

— Еще минуту такого кокетства, милейшая Флора, и я за себя не отвечаю. Возьму и позабуду, что я джентльмен. Хватит меня дразнить!

«Замеча-а-тельно! — в ярости подумал Адам. — Очередного дурака подцепила на крючок!» Но ее голос звенел так чарующе, так возбуждающе, что Адаму захотелось схватить Флору в охапку, утащить прочь от противного хлыща и… и зацеловать источник этого дерзкого смеха!

Тряхнув розами на шляпке, Флора кокетливо метнулась прочь от своего кавалера, не выпуская его руку, — и тут наконец заметила Адама, стоявшего в дальнем конце гостиной.

Девушка так и застыла.

В комнате повисла тишина. Трое мужчин смотрели на нее. Она смотрела на Адама. А Эллис Грин, чью руку Флора сдавила железными тисками, ошарашенно мотал головой, машинально навесив на губы любезную улыбку.

Адам переступил с ноги на ногу, набычился и шагнул вперед. Джеймс мгновенно вцепился в его рукав. Лорд Халдейн, нарочито игнорируя неловкость момента, весело и быстро заговорил:

— А-а, Эллис, дружище! Идите-ка ближе и познакомьтесь с моими добрыми-товарищами. Они в городе по делам, а вообще-то они с ранчо, что на берегу Масселшелл. Флора, я полагаю, ты помнишь Адама и Джеймса. — В аристократических устах английского графа даже нелепая светская формула имела свой шарм.

— Да, несомненно, помню, — ледяным тоном отозвалась Флора, не без труда беря себя в руки. — Очень приятно снова увидеться с вами, господа. — При этом она медленно, по возможности ненарочито, высвободила свои пальцы из руки Эллиса.

Племянник губернатора отметил про себя, что мужчины, которых представил ему лорд Халдейн, были в, запыленных костюмах для верховой езды. Не знай он, что земли по берегам Масселшелл принадлежат индейцам племени Воронов, он бы по одним чертам лица знакомых лорда Халдейна догадался, что в их жилах течет добрая порция индейской крови. Полукровки!.. Чтобы сделать этот вывод, ему не нужно было приглядываться к их кожаным штанам безошибочно индейского кроя: у жителей фронтира наметанный взгляд на градации цвета человеческих лиц.

Адам справился с первым петушиным порывом, но продолжал смотреть на Флору таким пристальным и испепеляющим взглядом, что Эллис сразу догадался: перед ним соперник за сердце леди Флоры.

Итак, этот желторылый и Флора знакомы друг с другом, лихорадочно соображал Эллис. Но, судя по тому, какие отметины оставили ногти девушки на его руке, внезапная встреча с черноглазым и черноволосым Адонисом отнюдь не осчастливила леди Флору.

Кентуккиец продолжал любезно скалиться: вежливость — вторая натура для отпрыска семьи, в которой все мужчины делают карьеру в политике.

— Эллис Грин, искренне рад познакомиться с вами, — сказал он, пожимая руки полукровок.

— Джеймс Дю Гар.

— Адам Серр, — ровным тоном представился Адам, вяло отвечая на вялое рукопожатие губернаторского племянника. «Графа де Шастеллюкса» он оставил при себе.

— Ну-ну-ну! — воскликнул Эллис, узнавая не раз слышанное имя. — Так вы и есть тот французский граф, у которого земли в долине Аспен на индейской территории?

— А вы, стало быть, племянник губернатора Смита? — в тон ему сказал Адам. Самого Эллиса Грина он никогда не встречал, но кто же не слышал о золотоносном слое в Лаки-Блю-Грасс и его счастливом владельце! — Ждете дядюшку в этом году из Вашингтона?

— О да, он уже на пути сюда.

Адам и Джеймс быстро переглянулись. Любопытная информация. Мигер — в форт Бентон, а Смит — сюда. Это совсем новый сюжет.

— Могу заверить вас, что возвращение губернатора будет превеликой радостью для всех жителей, — сказал Адам, мгновенно убрав остатки хмурости с лица и просияв наилюбезнейшей улыбкой. — Как поживаете, леди Флора? — спросил он, обращая спокойный светский взгляд на слегка раскрасневшуюся женщину. — Ваш отец похвалился, что изыскания идут весьма и весьма успешно. Мы имели честь видеть акварели господина Алана и нашли их очень точными.

Говоря это, молодой человек ворочал в голове услышанную новость. Как ни посмотри, возвращение Клея Смита — благоприятное событие, ибо губернатор известен дружественным настроем по отноше-нию к индейцам — редкость для американских политиков, которые опираются исключительно на белый и агрессивно настроенный электорат. Ну а если до приезда Клея Смита мерзавца Мигера возьмут и прихлопнут сами бледнолицые — радость вдвойне.

34
{"b":"8142","o":1}