ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У меня все в порядке, спасибо, — потупив глаза, но с неуместным вызовом сказала Флора. Сладенький светский тон Адама ее бесил. — Наша работа в поселке Четырех Вождей оказалась в высшей степени продуктивной.

Тем временем Адам внутренне успокоился. По неведомой причине в его душе произошел быстрый переворот, и ему стало ясно: он с собой справится и сможет иметь дело с Флорой Бонхэм, не делая глупостей. Главное, держать себя в узде, а там, глядишь, кривая вывезет.

— Приятно слышать о ваших успехах, — бодро сказал молодой человек и вполне искренне улыбнулся. — А как вам идут эти кружева на блузке — не передать словами! Ах, кружева, кружева…

— Вы все тот же! — процедила Флора, рассерженная тем, что она приняла — и правильно — за намек на их интимные отношения, когда кружева, в том числе и нижних юбок, мялись и отлетали прочь.

— А я должен был измениться?

— Что вы, от вас ничего подобного я не жду, мистер Серр.

— Удивительно приятно услышать такое из ваших уст.

— Рада, что доставила вам удовольствие своими словами, — сказала Флора и, как бы в рассеян-ности, положила кончики облитых белой перчаткой пальцев левой руки на правую руку Эллиса, которая покоилась на набалдашнике упертой в пол трости.

— А я рад, что вы флиртуете с прежней энергией, — произнес Адам, но в его тоне опять почувствовалась перемена — он стал значительно холоднее.

— Как долго вы намерены пробыть в Хелене? — спросила Флора.

— Довольно долго, — с определенной дерзостью ответил Адам.

Диалог зашел так далеко, что уже не походил на шаловливый обмен колкостями. Эллис счел нужным вмешаться:

— Леди Флора, этот господин… вас раздражает?

— Возможно, вы попали в самую точку, — вставил Адам безмятежным тоном, в котором, однако, чувствовался грозный вызов.

— Нет, — отрезала Флора, — он меня нисколько не раздражает. Много чести гневаться на него, — сердито прибавила девушка.

— Не удивляйтесь, Эллис, — примирительно промолвил лорд Халдеин. — Для молодых людей подобные словесные поединки — обычное дело. Я привык быть миротворцем, когда эти петушки не в меру разойдутся. Позвольте мне и сейчас развести вас по углам.

— А я охотно вам помогу, — сказал Джеймс, осторожно беря Адама за рукав. Он не хотел безобразной сцены и вызова на поединок.

— Простите меня, леди Флора, — с поклоном произнес Адам, мягко стряхивая руку брата со своего рукава. — Вина моя и только моя. — Тут он блеснул белозубой улыбкой и прибавил: — Живя так долго в медвежьем углу, поневоле отвыкнешь от хороших манер.

— Ты и в самом деле отвык от общества, — ввинтил Джеймс, втайне огорченный и даже взбешенный тем, что брат, обычно достаточно сдержанный, из-за пустяка опасно вышел из себя.

— Ладно, вы прощены, — процедила Флора, но с такой дозой яда в голосе, что настала очередь рассердиться уже лорду Халдейну, который до сих пор был самым спокойным во всей компании.

— Флора! — воскликнул он тоном решительного приказа.

— Я извиняюсь, — покорно сказала Флора, на секунду потупилась и потом вдруг подняла на Адама сокрушенные глаза. — Должно быть, это жара, — с театральным придыханием добавила она, поворачи-ваясь к отцу. — Прошу у всех прощения, но меня несколько разморило, и я хотела бы прилечь. Всего доброго, господа.

Улыбнувшись на прощание Эллису, девушка ушла в глубину номера.

— Охо-хо, — простодушно вздохнул лорд Халдейн, огорошенный мелодраматическим уходом дочери. — А во время путешествий она выносливей меня.

— Возможно, она не привыкла к корсету, — обронил Адам, который не преминул запомнить, в какую именно дверь удалилась его пылкая любовница. — Шнуровка — препротивная штука. Очевидно, света Божьего не взвидишь, когда вот так затянешься…

— По-моему, это решительно не ваше дело, — с сознательной грубостью перебил его Эллис Грин.

— Не перестарайтесь в своем стремлении быть рыцарем, — небрежно огрызнулся Адам. — Я это заметил так, вообще.

— Будьте любезны оставить подобного рода замечания при себе!

— С каких пор вы в защитниках леди Флоры?

— Я выполняю долг джентльмена.

— Эк вас повело, господа! — вмешался Джордж Бонхэм. — Хватит задираться! Моя дочь сама способна защитить себя лучше, чем вы на пару. Вы видели, как она владеет пистолетом?

— Нет, сэр, — сказал Эллис. — Но я и без того вижу, что ваша дочь — женщина во всех отношениях удивительная!

— Вы просто не знаете, до какой степени удивительная, — негромко заметил Адам.

— Простите? — так и взвился Эллис, побледнев и сузив свои бледно-голубые глаза.

— Я имел в виду одно — как она стреляет, — невинно произнес Адам. — Имел случай видеть собственными глазами. И уверяю вас, она несравненна! — Поворачиваясь к лорду Халдейну, он пояснил: — На ранчо Флора опробовала мой «винчестер» образца шестьдесят шестого года: всадила всю обойму в трехдюймовый круг за десять секунд!

— Послушайте, — задиристо воскликнул Эллис, довольный своим внезапным открытием, — так это вы, стало быть, выперли Неда Сторхэма с его пастбищ?

Новейшие «винчестеры» были редкостью в северном захолустье, а люди Сторхэма, по слухам, получили пулевые ранения именно из ружья последней модели Винчестера.

— Я, как вы выражаетесь, выпер Сторхэма с.моих пастбищ, — ледяным тоном поправил Адам.

— Всем известно, что индейская территория открыта для выпаса скота.

— Глубоко заблуждаетесь, молодой человек.

— Так было и так будет.

— Повторяю, вы ошибаетесь. У меня есть бумага на эту землю.

— Договор так и не был подписан.

— Да, соглашение подписано не было. Законодательное собрание его не ратифицировало. Но, случись это, ничего не изменится: эти земли не подпадают под договор. Они мои.

— А вот Нед Сторхэм совсем иного мнения.

— Он введен в заблуждение. О чем я имел случай сказать ему лично.

— Сказать-то сказали, да только он с этим не согласен.

— Что ж, его дело, — отчеканил Адам. — Я знаю, как встречать незваных гостей.

Ранней весной он действительно прогнал стада Сторхэма со своих земель — после яростного боя, в котором дюжина сторхэмских наемников получила тяжелые раны. Неду Сторхэму пришлось убраться на южный берег Иеллоустона. И хоть в салунах этот скотовод храбрился и обещал поквитаться со своим обидчиком, больше во владения Адама он не совался.

Эллис, не желая снова лезть на рожон, с дежурной улыбкой политикана примирительно сказал:

— Да что вы так горячитесь! Тут земли немерено — на всех хватит.

— В самую точку! — с такой же неискренней улыбкой подхватил Адам. — Совершенно с вами согласен. Именно поэтому им нет резона лезть на мою.

— Монтана размером больше Англии, — сказал лорд Халдейн. — А население у вас — сами знаете какое. Логика подсказывает, что тут можно жить, не толкаясь локтями.

— Вы правы, сэр, возразить вам нечего, — с готовностью согласился Эллис, чтобы закончить неприятный разговор. — Так я увижу вас сегодня на вечере у Фисков? Флора сказала, что вы еще не решили, будете вы там или нет. К вашему сведению, Молли Фиск угощает как никто в Монтане. Полагаю, это вдвойне соблазнительно — после вашей-то аскетической жизни в прерии.

— Все зависит от Флоры, — ответил лорд Халдейн. — Я пока не знаю, как она себя чувствует.

— Желаю ей скорейшего выздоровления, сэр, — с жаром произнес Эллис, — и не оставляю надежды, что вы все же появитесь у Фисков. А теперь позвольте откланяться — у меня встреча.

Было ясно, что Эллис уповает на встречу не столько с лордом Халдейном, сколько с его дочерью.

— Если решитесь ехать к Фискам, — сказал Адам после того, как Эллис вышел из номера, — то нас с Джеймсом вы найдете за карточным столом. Буду рад, если вы составите нам партию. Хозяин дома сам добрый игрок, любит высокие ставки — и, что приятно, исправно платит карточные долги.

— Для меня перекинуться в картишки с хорошими людьми больший соблазн, нежели поварские чудеса. А может, и Флора заинтересуется. Она любит пощекотать себе нервы игрой по крупной.

35
{"b":"8142","o":1}