ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А у тебя были большие планы? — кокетливо осведомилась Флора. — Предупреждаю: я видела, какими глазами тебя пожирала Генриетта!

Адам насмешливо прищурился, со значением повел бровями и сказал:

— В таком случае необходимо, чтобы никто нас не беспокоил. Ты поставишь отца в известность, где ты находишься?

— О Господи! — воскликнула Флора и засуетилась. — Я совсем позабыла о папе! Надо спуститься. Позови служанку. Где тут звонок? Мне надо вниз…

— Расслабься, дорогая, — с лукавой усмешкой сказал Адам. — Твой отец видел, как мы поднимаемся.

— Ты уверен?

— Он издалека помахал мне рукой и улыбнулся, — ответил Адам. — Таким образом, я совершенно уверен, что ему не нужно ничего дополнительно объяснять.

— Он думает, что ты будешь вести себя по-джентльменски с матерью своего будущего ребенка, — с проказливой улыбкой сказала Флора.

— А как же! Я буду ласков и любезен. Прежде всего ласков.

— Ну, в таком случае, ты прощен, — сказала Флора.

И половину дня они провели в постели — это были бурные, прекрасные часы.

Тем временем Джеймс беседовал с лордом Халдейном. Попивая коньяк, они обсуждали предстоя-щую войну против Неда Сторхэма.

— Увы, я не сумел остановить дочь — не мог же я ее веревками связать, — со вздохом отвечал Джордж Бонхэм на сдержанные упреки Джеймса по поводу неуместного появления Флоры. — Вы же знаете, она жуткая упрямица.

— Адаму рано или поздно придется отправить ее подальше от места боя, — сказал Джеймс.

— Вопрос в том, сумеет ли он, — с улыбкой возразил лорд Халдейн. — Флорой трудно командовать. Сам я бросил все попытки управлять ею много-много лет назад. А насчет того, что ее следует услать в безопасное место… это, конечно, правильно… с одной стороны. Но, с другой стороны, она великолепный стрелок и может быть весьма полезным членом отряда.

Джеймс, воспитанный в абсарокских понятиях, которые допускали участие женщин в военных действиях, не имел ничего против приезда Флоры. Однако он понимал, что Адам не станет рисковать ее жизнью и любым способом постарается «отделаться» от нее. Нед Сторхэм слишком опасный враг. К желанию заполучить индейские земли у него прибавилась и личная месть за убитого брата. Предстояла яростная и кровопролитная схватка. Лучше, если мужчины сами разберутся в своих отношениях…

— Какое оружие вы взяли с собой? — осведомился всегда практичный Джеймс.

— «Винчестеры» и «кольты», — ответил лорд Халдейн. — Плюс несколько охотничьих винтовок — они хоть и старого образца, но бьют неплохо и дальность стрельбы до полутора тысяч ярдов. В багаже моих экспедиций всегда есть оружие, и притом по возможности наилучшее: горький опыт научил меня, что в малообжитых краях обязательно возникают какие-то непредвиденные и пренеприятные ситуации.

Джорджу Бонхэму было известно, что абсароки придают очень большое значение качеству оружия. Полномасштабных сражений и лобовых атак они старательно избегали. Поскольку на протяжении многих десятилетий им постоянно приходилось сражаться с превосходящими силами бледнолицых, то они тщательно берегли своих малочисленных воинов — со временем у них выработалась тактика партизанской войны с засадами и нападениями мелких групп. А в подобного рода войне дальнобойность винтовок и точность стрельбы чрезвычайно важны.

— Алан и Дуглас хорошо стреляют? — спросил Джеймс. Он уже думал о том, как можно использовать неожиданную подмогу.

— Оба отменные стрелки. Алан гордится тем, что не портит шкуры животных, которых мы собираем в качестве образцов. Великое искусство — свалить зверя пулей в лоб или в загривок!.. Так что на Алана можно положиться, при необходимости он кому угодно попадет в переносицу с расстояния в двести ярдов. Дуглас от него не отстает. Ну а Генри владеет ружьем с малых лет — в своем родном Корнуолле мальчишкой участвовал в перестрелках с таможенниками. Словом, бойцы у меня хоть куда! — с довольной улыбкой сказал лорд Халдейн. — Но Флора всех нас превзошла. В меткости с ней никто не сравнится. Впрочем, Адам имел случай видеть, как она владеет оружием.

Джеймс кивнул. Он был на ранчо, когда Флора показывала свое искусство. Стреляла девушка не только необычайно проворно, но и фантастически метко.

— Да, тут они с Адамом родственные души, — согласился Джеймс. И тут же прибавил: — Однако не забывайте, сейчас она беременна.

— Я пытался втолковать ей, что приключения подобного рода не для женщины в ее положении. Куда там! И слушать не желает. Я полагаю, Адам пробовал внушить ей то же самое — и с тем же результатом. Но ее можно понять: она хочет защитить Адама, чтобы ее собственный ребенок и Люси не лишились отца.

Лорд Халдейн удрученно пожал плечами, видя нахмуренный лоб Джеймса.

— Я здесь, чтобы быть рядом с дочкой в независимости от того, какое решение она примет. Такова уж моя роль — на протяжении многих-многих лет…

Параллельно с этой беседой разговор на ту же тему шел и в спальне гостиничного номера.

Адам сидел на постели и, с нежным упреком глядя на лежащую рядом Флору, говорил не без жара:

— Дорогая, тебе отлично известно, что я тебя очень люблю. Именно поэтому я не хочу подвергать тебя опасности. Тебе не следует ехать со мной. Ты слишком романтично представляешь грядущее столкновение с Недом Сторхэмом. Пойми, мне предстоит смертельная схватка. Мой противник отнюдь не джентльмен, и война будет без правил. Никаких великодушных жестов, никаких пленников, возвращаемых за выкуп. Ему плевать, что ты женщина, что ты ждешь ребенка. Он будет только рад убить тебя и причинить мне нестерпимую боль. Словом, это не женская игра… И не надо капризно надувать губки и грозно хмурить брови! Я отлично понимаю, что ты ни в чем от меня не отстаешь:

прекрасная наездница, отменный стрелок. Но я все равно не могу взять тебя с собой. Если я это сделаю, мои мысли будут постоянно заняты лишь одним: как уберечь тебя и моего будущего ребенка. То есть я не смогу по-настоящему сосредоточиться на борьбе. Дорогая, ты мне только навредишь своим присутствием рядом. Пойми это и прости мое «упрямство».

— Ты на все сто уверен в своей правоте? — с вызовом спросила Флора.

Адам тяжело вздохнул. Они уже по пятому кругу повторяли один и тот же разговор.

— Я устал твердить тебе: да, я на все сто уверен в своей правоте! Впервые я ступил на тропу войны, когда мне было пятнадцать. И с тех пор духи берегли меня и давали неизменно победу, но только потому, что я всегда был целиком и полностью сосредоточен на том, что я делал. Люси инстинктивно это чувствует. Ей и в голову не приходит проситься со мной на войну! Малышка верит в меня и верит, что я непременно вернусь. Во время сражения меня ведет не разум, а внутреннее чувство. Мои ноги и руки действуют сами, решения принимаются почти автоматически. Короче, я превращаюсь как бы в бездумный сгусток энергии. Если я во время боя буду то и дело вспоминать: а как там моя любимая, жива ли она, не грозит ли ей опасность? — я превращусь в рефлектирующего хлюпика, каждое движение которого контролирует разум. И в этом случае я буду практически обречен — духи с отвращением отвернутся от меня. Поэтому позволь мне самостоятельно разобраться с Недом Сторхэмом, не опасаясь ежеминутно, что кто-нибудь из его наемников прострелит твою милую головку. Ну, пожалуйста, дорогая. Договорились? — Последние слова Адам произнес умоляющим шепотом.

— Сердце не велит мне говорить «да», — сказала Флора. Она отлично понимала, что ее присутствие и впрямь может помешать любимому во время боя… но разве такие вопросы разумом решаются? После внутренней борьбы она спросила: — Ну а если я все-таки соглашусь с тобой — что ты мне обещаешь?

— Обещаю вернуться как можно быстрее, — торопливо сказал он, обрадованный тем, что она начинает уступать. — Если желаешь, жди меня прямо здесь. Это ближе к Виргиния-Сити.

— А Нед находится в Виргиния-Сити?

— Согласно последнему донесению моих разведчиков, он там, — уклончиво ответил Адам. — Мы намеревались выступить уже сегодня днем, но в связи с твоим приездом повременим до завтрашнего утра, благо время терпит.

92
{"b":"8142","o":1}