ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Sapiens. Краткая история человечества
Зависимая. Замужем за Дьяволом
Право на месть
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Академия магического права (сборник)
Ты моя собственность
Выпечка по ГОСТу
Зима, когда я вырос
Квалификация для некроманта

Он всегда избегал женщин, имевших проблемы. Может, не стоило поддаваться чарам княгини, когда полно других, только позови.

Но в этот момент она склонилась к нему, обвила руками его талию и зашептала у него на груди:

– Спасибо, спасибо, спасибо.

От ее волос исходил аромат лилии. Его любимого цветка. Может, и недостаточный повод, чтобы делать глупости.

– Мне никогда не было так чудесно, – промолвила она с блаженным вздохом, еще крепче прижимаясь к нему.

Альтруистические порывы похвальны, разве не так?

– Сможешь сделать так еще раз когда-нибудь? – прошептала она, глядя на него снизу вверх глазами грустного ребенка. Пожалуй, все же не совсем ребенка, решил он, ощутив тяжесть ее полной груди. – Это возможно?

Не только возможно, но и в высшей степени желательно, мгновенно решил он, отметая в сторону любые щекотливые вопросы и сомнения.

– Как только сама захочешь.

– Правда?

Ее полный надежды взгляд чуть не погубил его. «Прямо сейчас, – едва не заявил он, – немедленно и так долго, сколько ты пожелаешь, или пока я не умру от избытка усердия, что наступит гораздо раньше». Но он не стал бросаться в омут очертя голову. Целое лето было впереди – подлинный рай со своей собственной целомудренной Евой, и он мог подождать.

– Правда, – подтвердил он. – Обещаю тебе.

– Я потребую выполнения обещаний.

«А я уложу тебя в постель и буду брать до тех пор, пока ни один из нас будет не в силах пошевелиться», – подумал он.

– К вашим услугам, сударыня, – сказал он вместо этого.

– Это было великолепно. Правда, – добавила она, широко распахнув глаза. – Ты был великолепен.

– Так-то лучше, дорогая, – рассмеялся он. Она притихла.

– Это не грех, – заметил он мягко, – когда я называю тебя «дорогая», «любимая» или «принцесса моего сердца». Это позволительно.

– Я не уверена.

– Зато я уверен за нас обоих, – заявил он, целуя ее сладким, длинным, бесконечно нежным поцелуем.

Мгновение спустя она обвила его шею руками.

– Я так счастлива… – Она откинулась, чтобы лучше видеть его лицо, и улыбнулась. – Как хорошо, что это позволительно.

Глава 9

Татьяна ехала домой словно в блаженном дурмане. Машинально она ласково отвечала на лепет дочери, но, казалось, не видела людей своего сопровождения, как рассказывали ее егеря по возвращении в поместье. В тот вечер это стало главной темой разговоров челяди за ужином.

Задумчивость Ставра на обратном пути, как и следовало ожидать, была замечена его людьми. Княгиня произвела на их командира ошеломляющее впечатление. И если он предпочел хранить свои мысли при себе, это было его право. Но когда они приблизились к конюшням, Ставр заявил:

– Я отъеду сегодня вечером. А вы, ребята, продолжайте развлекаться без меня.

Они воспротивились. Нельзя допустить, чтобы он подвергал себя опасности из-за какой-то юбки, как бы ею ни увлекся.

– Если ты поедешь в имение Шуйских, тебе потребуется эскорт, – заявил его лейтенант Дмитрий.

– И причем немалый, – грубовато добавил другой. – Ее егеря наверняка уже рассказывают небылицы о твоем свидании.

– Простите. Но я еду один, – заявил Ставр твердо.

– Если бы у нее не было целой армии челяди, а Шуйский не слыл дьявольским отродьем, может, и не страшно бы отправиться туда одному. Но поскольку…

– Ее дворня ей верна, – прервал его Ставр, нахмурив брови. – Шуйский в Москве, и вообще я не намерен ни с кем обсуждать эту тему.

– В Москве или нет, у него есть шпионы повсюду, – вступил другой дружинник, не обращая внимания на суровый вид Ставра.

– Наплевать.

Сказано это было таким тоном, что дальнейшие пререкания прекратились. Хотя в ударных кавалерийских дружинах и царило равенство и братство, последнее слово всегда оставалось за командиром. А потому они кивнули в знак согласия, пожелали ему удачи, сопроводив все это непристойными, а порой и просто похабными комментариями.

Краска, залившая лицо Ставра, проступила сквозь загар.

Дружинники были шокированы – их командир влюбился.

И хотя бравые молодцы и пожелали ему удачи с бабой, они были не настолько безрассудными, чтобы отдать его на милость госпоже фортуне, когда в деле замешан сам князь Шуйский. А потому когда в тот вечер Ставр отправился к Татьяне, небольшой отряд его дружинников последовал за ним – на предусмотрительно большом расстоянии.

Но за первым же поворотом Ставр обнаружил их, выскочил из тени деревьев и остановил отряд.

– Вас следовало бы отстегать кнутом, – пробормотал он, хотя в свете луны не видно было недовольства на его лице. – Вы не подчинились приказу.

– Ты нам нужен для крымской кампании, – возразил Дмитрий. – Кто лучше тебя знает дороги в днепровских болотах?

Ставр поначалу не отвечал, взвешивая их резоны и свои эгоистические мотивы.

– Ладно, поезжайте за мной, если вам так хочется, – сдался он наконец. – Но вам придется дожидаться меня у северной границы ее земель. Если я не вернусь на рассвете, с первым криком петуха, вы можете поехать мне на выручку. Но не раньше того.

– Если ее муж там, к рассвету ты уже будешь мертв.

– Его там нет. И не будет. Супружеские покои не для него.

Ответ Ставра был встречен недовольным ропотом, но он продолжил путь и распрощался со своими людьми у северной окраины владений княгини.

Подъехав к большому дому, граф оставил коня у задней калитки палисадника и осторожно двинулся по хорошо утоптанной дорожке к главному входу. Хотя он не думал, что княгиня нуждалась в охране, она вполне могла держать ночного сторожа. Стояла полная луна. Однако он без приключений добрался до подножия небольшого пригорка, на котором стоял дом, и принялся разглядывать широко раскинувшееся бревенчатое сооружение. Вдоль фасада первого этажа протянулась веранда с крыльцом, второй этаж украшали два декоративных балкона. За окнами одного из них мерцал слабый свет.

Может, она еще не спит?

Взбежав на горку, он остановился в тени крыльца, размышляя, как лучше добраться до освещенного окна. Стойки крыльца были украшены глубокой резьбой, представляя собой отличную опору для ног, и он не замедлил вскарабкаться на перила балкона, осторожно спустился на пол, подошел к стрельчатому окну и заглянул в него.

Лучина на стене слабо освещала детскую. Зоя спала в колыбельке, которую он подарил Татьяне. Ей, по-видимому, понравился его подарок, подумал он с улыбкой, ну а если повезет, то придется по душе и он сам. Няньки спали глубоким сном, каждая в своем углу у стенного шкафа. Это детская, значит, прелестная Татьяна должна быть где-то рядом, удовлетворенно подумал он.

Он тут же перепрыгнул на соседний балкон, чуть пошатнулся на перилах, однако тут же обрел равновесие и спустился на пол. В полной тишине приблизился к темному окну и заглянул в него. Серебристый свет луны растекался по полу, размывая тени, отражаясь от белого покрывала на постели, на которой спала княгиня. Одна. Ни служанки или бабушки, ни болонки, ни мужа.

Он улыбнулся.

Бросив взгляд на луну, он прикинул, сколько времени было в его распоряжении, открыл окно и тихо шагнул в комнату. Снял болтавшийся за спиной мушкет и прислонил его к стене, стянул с рук перчатки, швырнул их на расписной сундук и направился к постели.

Ей снился чудный сон, в котором главным героем был прекрасный гетман. Поэтому когда, открыв глаза, она его увидела, то не слишком удивилась.

Его светлые волосы блестели в таинственном свете луны, сверкнула белозубая улыбка.

– Вы переоделись. На вас рубашка… – В ее сне на нем была красная рубашка.

– Зато вы прежняя – прелестная, словно ангел.

Она было пискнула, но Ставр быстро прикрыл ей рот рукой. Прижав палец к губам, он медленно убрал свою руку.

Она села на постели с широко раскрытыми испуганными глазами, затем откинулась назад, как будто чуть большее расстояние между ними могло бы спасти ее.

11
{"b":"8143","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все еще мертв. Фальшивые намерения
Исцеляющие мысли
Путь Самки
Союз на всю жизнь
Иллюзии будущего
Лагерь обреченных
Номер 1. Как стать лучшим в том, что ты делаешь
Опасное лето
Происхождение