ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Простись со всеми, детка!
Снежная сестрёнка
Мертвый месяц
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Технарь
Капкан для простушки
Я – эфор
Подсказчик
Экстремальный рельеф

Звук этот достиг ушей группы всадников, притаившихся в тени деревьев. Их руки автоматически потянулись к рукояткам мечей. Ведь женщину наверняка сопровождала охрана.

Это было смутное время.

Они ждали, укрывшись в березовой рощице. Взгляд каждого устремлен туда, откуда донесся женский смех. Их тренированные кони оставались неподвижными, повинуясь чуть заметному движению коленей всадников. Никто не проронил ни слова.

Маленький отряд не был в боевом снаряжении. Всадники – в кожаных колетах, без шлемов и легко вооружены. Однако и без знаков отличия ясно, кто из них командир. Он с небрежным изяществом сидел на поджаром скакуне, правая рука поднята, призывая спутников к вниманию. Он был красив. Под курткой красной кожи угадывались широкие мускулистые плечи, сильные руки загорели там, где рукава его рубашки из тончайшего белого льна были закатаны в этот теплый день. Его поднятую руку обтягивала перчатка из украшенной лиловой вышивкой кожи, достойной короля. На лице блуждала смутная улыбка, словно он уже ждал предстоящую встречу.

Татьяна выехала на вершину холма на расстоянии в полверсты, и его зеленые глаза едва заметно прищурились. Когда она приблизилась, стали видны ее рыжеватые волосы. Подвернутые на коленях юбки открывали стройные ноги и зеленые кожаные ботинки. Ее грудь под расшитой кожаной курткой мягко покачивалась на ходу. А черная кобыла под всадницей была едва ли не столь же красива, как она сама.

Но командир все ждал, дабы убедиться, что она безрассудно отправилась на верховую прогулку далеко от дома в одиночку. Через несколько мгновений, когда эскорт не появился, улыбка стала совсем широкой. Он опустил руку и, полуобернувшись в седле, что-то тихо сказал своим людям. Затем, пришпорив коня, выскочил из укрытия и направился навстречу отчаянной юной красавице, вторгшейся на его земли.

Всадник появился из березовой рощи, словно привидение, но, как ни странно, княгиня не испытала страха. Мужчина был хорош собой. Его гладкие золотистые волосы касались укрытых красной кожей плеч. Он был загорелый и сильный, как молодой дуб, вспомнилась ей вдруг фраза из детских сказок. Она внезапно поймала себя на том, что сравнивает его с фантастическими героями сказок, которые ей рассказывала няня перед сном.

И вот он перед ней. Улыбнулся, обнажив ряд превосходных белых зубов. Когда он заговорил, голос его оказался глубоким и чистым.

– Добрый день, сударыня. Вы случайно не заблудились?

Воля сама остановилась, услышав властные нотки в приветствии мужчины. Татьяна покачала головой.

– Я всю жизнь ездила по этим местам.

– Теперь они принадлежат мне. – Он произнес это добродушно, на чистом русском языке без всякого акцента. – Вы находитесь в Ливонии.

– Границы постоянно меняются, – сказала она, словно говорила с кем-то давно знакомым. – Это земли Глинских, мои земли.

― А-а.

Он произнес это так, словно ему все было известно. Но откуда ему знать о ней, если она никогда не видела его прежде?

– Вы ведь новый здесь, не так ли? – спросила она.

– Ну, это как сказать.

– Давно вы здесь?

На его лице вновь появилась добрая, прямо-таки ангельская улыбка, что совсем не вязалось с его мощной фигурой.

– Земли перешли ко мне на Рождество.

– Прелестный подарок.

– Хотя и заработанный тяжким трудом, – мягко добавил он. Ветерок слегка трепал его волосы.

Она знала, что это значило. Обычно земли давались в награду за храбрость в сражениях или в знак особой милости двора, а он отнюдь не выглядел придворным.

– Примите мои поздравления. – Женщина говорила совершенно естественно и открыто, не выказывая ни малейшего страха или опасения.

– И часто вы разъезжаете здесь одна?

– Вы говорите это так, словно я не должна этого делать.

Он испустил легкий вздох.

– Одинокую женщину подстерегают всяческие неприятности.

– Но я знаю здесь каждого, за исключением разве что вас. Я в полной безопасности.

– И верно, – заявил он, всем своим видом подтверждая согласие с ее утверждением.

– Я княгиня Глинская.

– Княгиня Шуйская, вы хотели сказать.

Он увидел, как ее взгляд стал печальным.

– Придворные сплетни дошли и до Ливонии?

– У каждого есть свои источники. Частенько это бывает вопросом жизни и смерти, верно ведь? – улыбнулся он.

У царя Ивана соглядатаи были повсюду. Так же поступали и знатные семьи. А может, он из людей Игоря? Следовало ли ей разговаривать с ним?

– Скажите мне, как вас зовут.

– Ставр Бирон.

Она изумленно вскинула брови. Он заметил удивление княгини, но не понял охватившего ее облегчения. Бироны были заклятыми врагами ее мужа.

– Одна из мелких ветвей этого рода, – уточнил он с усмешкой.

– А я не знала о мелких ветвях Биронов. Их род веками владел обширными землями в Ливонии и Курляндии.

– Как видите, – пробормотал он, разведя руками ленивым жестом, заставившим заиграть его рельефные мускулы.

Она ощутила внезапную струйку тепла, пронизавшую все ее тело. Будь она менее наивна в вопросах взаимоотношения полов, она бы сразу догадалась о причине этого.

– Значит, мы соседи, – просто сказала она.

У Ставра, по-мужски привлекательного, был значительный опыт в отношениях с женщинами, и он сразу заметил, как порозовели ее щеки. Но он по натуре не был хищником, а сама она не отдавала себе отчета в своих чувствах. Молодые женщины из знатных семейств зачастую хранили монашескую чистоту вплоть до самого замужества. Она встретила Шуйского; вряд ли князь оказался тем мужчиной, который смог пробудить в девственнице женщину.

– Может, вы посетите мою скромную усадьбу? – спросил он, хотя и сознавал, что ему не стоит рассчитывать даже на легкий флирт с этой добродетельной молодой женщиной.

– А это недалеко? Я должна скоро вернуться. – Она еще больше покраснела. – Моя дочка сейчас спит, но она скоро проснется… и тогда… ну, в общем…

– Ее надо будет покормить грудью. Вы не доверяете кормилицам?

– Нет. – Ее губы сжались в твердую линию.

– Похоже, у вас есть свое мнение по этому поводу?

– Я уверена, вам это неинтересно, – улыбнулась она.

– Мой дом рядом, прямо за тем бродом. А вы мне по пути расскажете об этом. Я верну вас домой через час.

– Через час, вы уверены в этом? – Она смотрела на него во все глаза.

– Даже меньше, если пожелаете.

– Что ж, хорошо, – согласилась она, просияв.

От ее улыбки у него засосало под ложечкой – или, может, чуть ниже. Но он провел достаточно времени при дворах Варшавы и Вены и знал толк в приличиях.

– Мне чрезвычайно приятно, – пробормотал он, слегка склонив голову. – Позвольте представить вам моих людей. Произнеся это, он вдруг свистнул по-птичьи, и из рощицы тут же выскочила дюжина конников.

У Татьяны широко открылись глаза, а губы изобразили удивленное «О».

– Это могли быть разбойники. А вы оставили свое сопровождение дома.

– Благодарю вас, – проронила она, еще не совсем оправившись от испуга, и повернулась к выскочившим всадникам. Это были молодые люди, как и ее сосед, но в то же время закаленные в битвах бойцы, судя по их оружию и кольчугам, а также по настороженности в глазах.

– Княгиня посетит нас, – сообщил Ставр, представляя их ей. И его голос прозвучал так, что его люди постарались предстать в ее глазах в лучшем виде.

Ни единая ухмылка не выдала их истинных мыслей.

Глава 4

То, что Ставр называл скромной усадьбой, оказалось большим барским домом. Это было просторное трехэтажное здание в итальянском стиле с окрашенными в бледно-желтый цвет оштукатуренными стенами, огромными окнами, больше подходящими для южного климата, и высокими двойными дверями резного дерева. Сад по обе стороны аллеи главного подъезда выдавал присутствие женской руки, и на какое-то мгновение Татьяна почувствовала разочарование.

– Моя мать обещала мне помочь с садом, – заметил хозяин, подъезжая к ней. – Я слышал, что летом аромат роз разносится далеко по округе.

2
{"b":"8143","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элегия Хиллбилли
Сто чудес
Солнце и пламя
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Маги без времени
Прививать или не прививать? или Ну, подумаешь, укол! Мифы о вакцинации
Ангел. Вологодская детская (сборник)
Девушка, которая должна умереть
Водка как нечто большее