ЛитМир - Электронная Библиотека

Немецкий князь почти никогда не сопровождал жену-англичанку в ее поездках на родину.

— По крайней мере так он сказал. Ему нравится кататься с Эдди, поэтому я ожидаю увидеть его ближе к ночи.

— Макс такой же прекрасный наездник, как Эдди, а может быть, и лучше. Я видела его в Челтнеме, где он взял первый приз в скачке с препятствиями. Ганс может найти в Максе достойного соперника.

Княгиня едва заметно улыбнулась:

— Маркиз, вероятно, потеряет слишком много сил, если ты будешь продолжать изматывать его подобным образом. Где уж тут думать о состязании!

— Ошибаешься, мне кажется, что он вполне способен выдержать любое напряжение и достойно выступит в любом виде спорта, — лукаво усмехнулась баронесса. — По крайней мере так утверждает Софи. В прошлом году она познакомилась с Максом в Бадене, провела с ним восхитительный месяц, и все это время он участвовал в самых престижных скачках.

— Господи, Лулу, почему бы тебе не поискать какой-нибудь иной формы развлечения?

Лулу сморщила свой идеальный носик:

— Для этого у меня еще будет куча времени, когда состарюсь, дорогая. Хотя, учитывая нашу долгую дружбу… — она распахнула руки широким гостеприимным жестом, — я готова поделиться с тобой нашим милым Максом Фокнером. Уверена, он сумеет достойно обслужить нас обеих.

— Искренне ценю твое великодушие, — учтиво ответила Кристина, — но не нахожу Вейла настолько интересным и не желаю добавлять свое имя к длинному списку его побед.

— Да, но только потому, дорогая, что ты холодна, как рыба, иначе не смогла бы перед ним устоять.

— Ты, разумеется, права, — согласилась княгиня, не желая возвращаться к давнему спору. Лулу не стеснялась давать волю чувственности и вот уже много лет пыталась убедить подругу последовать ее примеру и окунуться в море любовных авантюр.

— Это твоя чопорная мамаша виновата! Только она могла воспитать такую примерную доченьку!

— Вряд ли ее за это можно осуждать, — улыбнулась Кристина. — Кроме того, я с радостью оставляю подобные похождения на твою долю. Моя жизнь достаточно полна и без них. Кстати, я поднялась в пять часов утра и с удовольствием вздремнула бы перед ужином.

Намек был достаточно прозрачным, и Лулу лениво потянулась.

— В таком случае оставляю тебя с миром, — кивнула она, вставая. — А я собираюсь долго отмокать в теплой водичке и думать о том, как бы провести ночь с Максом.

— Нелегкая проблема, особенно когда рядом спит собственный муж.

Лулу задорно подмигнула:

— Все может быть. А вдруг Чарлз найдет леди Дафф столь же привлекательной, как на прошлой неделе в Аскоте? Тем более что она уже приехала.

— Вместе с Джиной Кемпбелл, — добавила Кристина, поморщившись.

— Дорогая, давно пора научиться игнорировать Джину! Она видит, что ты позволяешь третировать себя, и с удовольствием этим пользуется. А если она еще не успела переспать со всеми приглашенными сюда мужчинами, то не потому, что плохо старалась.

— И не напоминай, — уныло отозвалась княгиня, до которой уже успели дойти сплетни насчет ее мужа и леди Фейн.

— Может, тебе станет легче, если я поклянусь, что она для них ничего не значит. Ни для кого. Так… пустое место. Поэтому не обращай внимания на глупую потаскушку. Бери пример с остальных дам.

— Зато мужчины так и вьются вокруг нее.

— Лишь потому, что она никому не отказывает. Сколько раз тебе говорить: давно пора поддаться соблазну незаконной любви. Не брать пример с Джины, разумеется, но хотя бы отведать запретный плод. Для того чтобы понять, тепла ли вода в ручье, не обязательно нырять туда с головой, достаточно всего лишь намочить пальчики. Ладно, мне пора. Увидимся за ужином.

Лулу помахала ручкой и исчезла.

Глава 2

Соседом Кристины за столом оказался маркиз Вейл, и княгиня тут же заподозрила Лулу в том, что это она поменяла местами карточки с фамилиями. Но вскоре оказалось, что она зря заподозрила подругу: хозяйка дома, Шейла Кавендиш, лукаво подмигнула ей и легким кивком указала на маркиза, погруженного в беседу с соседкой справа.

Шейла, такая же давняя подруга, как Лулу, тоже считала Кристину белой вороной в шумном, падком на развлечения, вечно изменчивом, презирающем узы супружества высшем свете. Очевидно, она твердо вознамерилась свести ее с маркизом, чьи чары неодолимо притягивали легкомысленных дам.

Заранее приготовясь отражать ненужные и нежеланные атаки, Кристина с холодным безразличием отвечала на вежливые тирады маркиза. Тот, казалось, ничего не заметив, обратился к леди Моффет, с бесконечным терпением прислушиваясь к ее длинному монологу о преимуществах ловли лосося на удочку и добродетелях слуг, знающих свое место.

В следующий раз он заговорил с Кристиной, только когда подали основное блюдо. К этому времени ей до смерти надоел адмирал Голсуорси, громко рассуждавший о превосходстве английского флота, и когда маркиз умоляюще прошептал: «Буду более чем счастлив извиниться перед вами, если вы этого требуете», она не смогла не улыбнуться. Судя по выражению глаз, ему действительно было неловко.

— Это мне следовало бы извиниться, — вздохнула она. — Я уже просила прощения у Лулу. Мне так стыдно!

— Так вам и надо!

Ответная улыбка зажгла его прекрасные темные глаза, и Кристине показалось, что, несмотря на жесткие черты красивого лица, в нем есть что-то неотразимо мальчишеское.

— Я никогда не встречал вас у Шейлы.

— Зато даже в Силезию доходят слухи о вас.

— И вне всякого сомнения, самые лестные, — ухмыльнулся он.

— Мои подруги обожают вас. Должно быть, всему причиной прославленное американское обаяние.

— Хотите сказать, что от отца я ничего не унаследовал? Впрочем, это даже к лучшему.

Прежний маркиз Вейл отнюдь не славился добродетелями и предпочитал пьяную разгульную жизнь сельского сквайра.

— Мне сказали, что вы прекрасный наездник. Возможно, это качество передалось вам от отца.

— Увы, этому искусству я учился на Западе. Мой отчим владел золотыми приисками в Монтане.

— Вы рано уехали из Англии, не так ли?

Аристократический мирок был крайне замкнутым. Все знали всё и обо всех. И каждому было известно, что богатая американка Миллисент Картер ушла от мужа в тот же день, как унаследовала состояние отца.

— В четыре года. Мать решила, что на родине ей будет лучше, — откровенно признался он.

— А вам? Что вы испытываете к Англии?

— Мне нравится Минстер-Хилл. Отец держал прекрасных лошадей. Тут его не в чем упрекнуть.

— Теперь вы собираетесь постоянно жить в Англии?

— Вероятно, какую-то часть года. Все будет зависеть от состояния дел. Мы с отчимом разрабатываем в Штатах новые нефтяные месторождения.

— Семья моего мужа владеет угольными шахтами в Силезии. Похоже, что даже при опытных управляющих все равно необходим хозяйский надзор.

— В мое отсутствие за всем приглядывает мать. Она умеет разведать нефть даже лучше, чем мы с Тедом. Невероятное чутье.

— Она кажется мне необычной женщиной.

— То есть? — слегка насторожился Макс.

— Я завидую такой свободе.

— Она всегда была независима, — с гордостью пояснил он. — И говорит, что собственные деньги во многом способствуют самостоятельности.

— О, как она права.

Уловив едва слышные нотки грусти в голосе княгини, Макс согласно кивнул. Хотя он редко посещал Англию при жизни отца, все же многое знал об этой женщине. Нежные блондинки сестры Грей смогли найти себе титулованных богатых мужей без всякого приданого, лишь благодаря своей неотразимой типично английской красоте. Но, судя по слухам, счастливы в браке не были.

— Теперь вы в курсе дел нашего прославленного флота? — тихо осведомился он, тактично сменив тему.

— Готова перечислить все корабли, до последнего катера береговой охраны, — поклялась Кристина. — И, насколько мне известно, отныне вы поняли, как следует обращаться со слугами.

― Со строгостью и высокомерием.

2
{"b":"8145","o":1}