ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мадемуазель преувеличивает, — пробормотал он, ловко всунув губку на место. — Я не знал других женщин.

Приподнявшись, Кристина погладила его по плечу:

— Прекрасно. Значит, ты весь мой.

Он подался вперед и вошел в нее.

— Полностью…

Они любили друг друга нежно, неспешно, несмотря на то что внизу ждал Дэнни, а в Темпле — наследник престола. Оба сознавали, насколько неопределенно их будущее, и от этого щемило сердце. И когда ворота рая открылись и горячечное наслаждение заполнило души, оба почувствовали безграничное, блаженное упоение.

— У меня не хватает слов… я потрясена, — прошептала Кристина, словно в бреду. — Где же ты был всю мою жизнь?

— Только не в Германии, — бросил он чуть резче, чем намеревался. Стоило вспомнить, что у Кристины была своя, отдельная жизнь, как его охватывало безрассудное бешенство.

— Но ты был очень занят.

Она тоже могла быть уязвима, если речь шла о неприятных реалиях.

— Я сержусь, когда думаю об этом… но не на тебя, — быстро поправился он.

— А я убить готова каждую женщину, с которой ты был.

— Ведем себя как дети! — буркнул он.

— Совершенно инфантильны, — подтвердила она.

— Но отныне я с тебя глаз не свожу, — ухмыляясь, предупредил он.

Ее улыбка, казалось, могла растопить камни.

— А ты не смей заговаривать ни с одной женщиной!

— Когда только мы сумеем разобраться во всем, как подобает зрелым людям, — иронически заметил он.

— И вести себя, как подобает взрослым, — добавила она. Его губы раздвинулись в подобии улыбки.

— Ни малейшего шанса.

Лукавый блеск зажег ее глаза.

— По крайней мере мы договорились.

Прибытие хозяина с водой на время прервало обсуждение их нелегкой жизни и запутанных проблем, и когда ванна была наполнена… под аккомпанемент постоянных упоминаний о времени… Макс отказался лезть в воду вместе с Кристиной.

— Ты уверен? — выдохнула она, усаживаясь поудобнее. В нежном голосе звучал откровенный призыв.

— Не уверен, но призываю на помощь здравый смысл, — объявил он, шагнув к умывальнику и, очевидно, выбрав менее приятную, но более разумную альтернативу.

— Вода такая чудесная! — искушала она, жадно оглядывая его великолепное нагое тело.

— Придется подождать до ночи дорогая, — сдержанно пообещал он, хотя ему понадобилась немалая сила воли, чтобы не броситься к ней.

— До чего же ты жесток! — надулась она, не отрывая взгляда от прозрачных капелек, блестевших на кончике его пениса.

В его темных глазах сверкнуло желание.

— А ты бесстыдная маленькая сучка, — мягко прошептал он. — Но придется потерпеть: не желаю, чтобы каждая сплетница в Темпле злословила на твой счет. Потому что хочу увезти тебя, как только смогу, и не хочу, чтобы за нами потянулся хвост слухов.

— Когда ты так говоришь… властно… непререкаемо… у меня все ноет внутри…

— Сегодня я истерзаю тебя так, что ты забудешь о всякой боли, — проворчал он, потянувшись к бриджам. — И если бы Уэльс вместе со сгорающими от любопытства гостями Шейлы не ждал нас, я бы оседлал тебя прямо сейчас.

— Жаль, что ты не можешь…

Руки Макса застыли на пуговицах: очевидно, он взвешивал возможности, прежде чем взять себя в руки.

— Чертовски соблазнительно, но у нас нет и пяти минут. Так что вытаскивай свой разогретый круглый задик из ванны. Пойду потолкую с Дэнни, и предупреждаю: чтобы была готова, когда я вернусь.

— Обожаю этот приказной тон, — пропела она. Макс набрал в грудь воздуха и схватился за рубашку, как утопающий за соломинку.

— Неплохая попытка.

— А что, если я сейчас выйду из ванны, скользкая, мокрая и умирающая от желания?

— Я надаю по твоей роскошной попке и велю одеться.

— Неужели? — промурлыкала она, вставая. Оказалось, что и его самообладанию есть предел. Схватив в охапку сапоги и куртку, Макс бросился к двери.

Глава 9

— Ты украла его у меня, маленькая соблазнительница!

Узнав голос Лулу, Кристина отвернулась от туалетного столика как раз вовремя, чтобы приветствовать входившую в спальню подругу.

— Это все, Рози, можешь идти, — отпустила она горничную. — Докончим прическу позже.

Дождавшись ухода девушки, Кристина поспешно извинилась:

— Прости меня, Лулу. У тебя полное право…

— Нет-нет. Я так счастлива за тебя, — весело подмигнула Лулу и, усевшись напротив Кристины, оценивающе осмотрела ее с головы до пят. — Ты положительно светишься, дорогая. Неужели из-за нашего прекрасного Макса? Расскажи мне все… я желаю знать каждую мелочь.

Кристина залилась краской.

— Лулу, пожалуйста…

Баронесса приняла нарочито строгий вид:

— И не пробуй увильнуть. Я шагу отсюда не сделаю, пока не услышу все детали твоего рандеву.

— И я тоже, — поддакнула Шейла, незаметно вошедшая в комнату еще до последней реплики Лулу. — Ужасно интересно.

Не столь откровенная, как приятельницы, не стеснявшиеся обсуждать своих любовников так же небрежно, как и обеденное меню, Кристина в эту минуту не знала, куда деваться.

— Макс был очень, очень мил.

— В каком именно смысле, дорогая? — допрашивала Лулу с иезуитской улыбкой.

— Во всех возможных смыслах, как тебе, должно быть, известно. Теперь я поняла, что такое желание… а возможно, и похоть, и больше от меня вы ничего услышите.

Лулу вопросительно взмахнула роскошными ресницами.

— Чувствую, что вы идеально друг другу подходите.

— Еще бы! Он ужасно добр, — вставила Шейла. — Кристе нужен именно такой, ведь от Ганса она ничего хорошего не видела. И не бросайся на его защиту, дорогая, — предупредила она Кристину. — Уж мы-то его знаем.

— Вы правы, — вздохнула Кристина. — Не знаю, зачем я стараюсь.

— Потому что мать твердила тебе о святости супружеского долга, — резонно заметила Лулу. — Вот тебе и потребовалось двенадцать лет, чтобы познать настоящее наслаждение.

— А я вмешалась и все испортила, — пожаловалась Шейла. — Но что поделать с Берти? Кроме того, он всегда был к тебе неравнодушен.

— В то время как меня мало интересуют дородные мужчины, окруженные бесчисленными любовницами.

— Не то что спортивные молодые люди, окруженные бесчисленными любовницами.

— И не напоминай, Лулу, — нахмурилась Кристина.

— Но это вовсе не недостаток, — заверила Лулу. — Именно подобные развлечения и сделали Макса таким очаровательным виртуозом.

— С другой стороны, у него, возможно, природный талант к постельным играм, — возразила Шейла, наградив Лулу предостерегающим взглядом. — Не настолько он распутен!

Кристина грустно усмехнулась:

— Не стоит утешать меня. Я прекрасно осведомлена о репутации Макса.

— Помни, он благороден и великодушен.

— Чересчур благороден и великодушен.

— Значит, он тебе нравится?!

— Слишком, даже слишком, — покачала головой Кристина. — Хотя следовало бы думать головой, а не сердцем.

Лулу шутливо погрозила подруге пальцем:

— Не начинай все сначала. Подобные забавы еще никому не вредили.

— Воспользуюсь представившейся возможностью, пока еще есть время, — с сожалением заметила Кристина. — Макс должен скоро вернуться в Штаты, а мне нужно успеть домой к началу каникул.

— В таком случае наслаждайся сколько сможешь, — посоветовала Шейла, — Сегодня же за ужином посажу вас рядом.

— А я постараюсь найти другую игрушку для Уэльса. Пусть пожирает глазами другую прелестницу, — вызвалась Лулу. — Леди Брук сегодня с ним нет, так что придется пожертвовать собой.

— О, дорогая, не стоит! Я сумею ускользнуть от Уэльса. Недаром у меня десятилетний опыт в подобных вещах.

— Говорят, что леди Брук может явиться завтра, — сообщила Шейла.

— Будем надеяться, — вздохнула Кристина. Лулу театрально воздела руки к небу:

— Разве мы не лучшие подруги? Разве не наш девиз «Один за всех, и все за одного»?! Поэтому сегодня мы избавим тебя от ухаживаний Уэльса, верно, Шейла?

— Разумеется. Ты слишком занята, дорогая Криста, чтобы угождать Берти.

21
{"b":"8145","o":1}