ЛитМир - Электронная Библиотека

— Догоняйте! — крикнул он, скользя по блестящему льду.

Мать с братом бросились за ним вдогонку, и Фрицу наконец удалось поймать Джонни за рукав. Но тот немедленно превратился в преследователя сам. Пруд постепенно переходил в реку, садовники чисто вымели лед, и вся троица, наигравшись, румяная и запыхавшаяся, покатила вниз по реке, выпить в гостинице горячего сидра. Сидя в одних чулках на скамье под окном, выходившим на реку, они пили сидр, ели оладьи с яблоками и говорили о подарках, приготовленных для кузенов и родных.

— Смотри, мама, смотри! — Встав на колени, чтобы лучше видеть, Фриц прижался носом к стеклу. — Какие чудесные красные санки!

— Кучер слишком гонит лошадей, — мрачно пробормотал Джонни. — Но что за великолепная пара вороных!

— Арабы, — заметил Фриц.

— Берберы, — возразил брат. — Они лучшие упряжные лошади. Взгляни на их морды. Это не арабы.

— Ну да, ты всегда прав, — парировал младший.

— На этот раз — да.

— И нет!

— А вот и да!

— А вот и нет!

Кристина неожиданно охнула, и мальчики обернулись к ней.

— Я поперхнулась сидром, — объяснила она, бледная как смерть.

— Да эти лошади сейчас врежутся в гостиницу! — вскрикнул Фриц, забыв обо всем, кроме поразительного зрелища.

— Кучер не сможет вовремя остановить их! Они разобьются! — бросил Джонни, не столько напуганный, сколько зачарованный разворачивавшейся за окном драмой.

— Довольно, мальчики, слезайте, — велела Кристина. Она едва говорила: сердце выбивало барабанную дробь. Но Фриц, не слушая ее, вопил:

— Он справился с ними!

— Прямо как по маслу, — благоговейно вторил Джонни.

— Ну хватит, — уговаривала Кристина. — Допивайте сидр.

— Я хочу посмотреть на коней, — заупрямился Фриц, уже слезая со скамьи.

— Нет! Фриц, нет!

Поздно. Мальчишка как был, в одних чулках, бросился к двери.

— Мама, а мне можно? Я никогда не видел таких чудесных лошадок!

Как она могла отказать, когда Фриц был уже за порогом?

— Только недолго, — пробормотала Кристина. Оглядевшись, она заметила, что в маленьком зале никого не было. Хоть бы мальчики не задержались! Если повезет, Макс поведет животных на конюшню, и они не встретятся на публике.

Но разве благоразумие может устоять против мальчишеского энтузиазма? Уже через несколько минут сыновья ворвались в комнату. За ними следовал Макс.

— Мама! Он пообещал рассказать нам о лошадях, — объявил Фриц, растянув рот до ушей в радостной улыбке и беря Макса за руку. Кристина окончательно растерялась, заметив, что за другую уже успел ухватиться Джонни. Он не был таким общительным, как Фриц. И не так легко заводил друзей, но Макс, очевидно, произвел на него большое впечатление.

— Мама, это мистер Уэйр. Билл, это наша мама, — учтиво представил Джонни, как и полагалось воспитанному молодому человеку.

— Доброе утро, — с легким поклоном приветствовал Макс.

— Он купил коней в Алжире, мама! Расскажите, сколько вам пришлось путешествовать по пустыне, чтобы их добыть, — восхищенно тараторил Фриц.

— Ничего, если мистер Уэйр присоединится к нам, мама? — встревожился Джонни, видя сдержанность матери.

— Это вряд ли удобно, — вежливо возразил Макс. — Хотя здесь и нет никого, кроме нас.

Он был, разумеется, прав, и ей страстно захотелось броситься в его объятия.

— Пожалуйста, садитесь, — пригласила она с деланным безразличием.

Мальчики буквально подпрыгивали от нетерпения, пока Макс расстегивал подбитое бобром пальто.

— Я возьму его, возьму, — закричал Фриц, протягивая руки, и Макс, смеясь, отдал ему пальто. Мальчик пошатнулся под его весом, но мужественно дотащил до ближайшего стола и бросил на блестящую столешницу.

Дождавшись, пока усядутся мальчики, Макс сел напротив Кристины.

— Расскажите нам об Алжире. Все! — скомандовал Фриц, поставив локти на стол и подперев подбородок руками. Судя по его виду, он приготовился к многочасовому повествованию.

— На это не хватит времени, — улыбнулся Макс.

— У нас полно времени, верно, мама? — вмешался Джонни. — Нам нужно вернуться только к чаю, да и то ты сказала, чтобы кухарка все приготовила, если мы опоздаем.

Макс несколько мгновений не отрываясь смотрел им в глаза.

— Как скажете, — мягко ответил он. — Я не спешу.

— Крестьяне скоро начнут собираться на обед.

Она надеялась, что он поймет намек.

— Может, попросить отдельную комнату? Там нас не потревожат.

Его лицо и голос ничем не выдавали бушевавших в нем эмоций. С таким же успехом он мог говорить со случайными знакомыми.

— Соглашайся, мама, — умолял Фриц, ерзая на скамье.

— Нас не хватятся до вечера, — вторил Джонни. Кристина лихорадочно искала предлог отказать. И не находила.

— Я только что приехал и еще не успел осмотреться. Может, за обедом мальчики расскажут мне, где здесь можно поохотиться? — предложил Макс, не собираясь так быстро расставаться с ней.

— Мама! — заныл Фриц, дергая ее за рукав. — Ну же, мама.

— Позвольте, я узнаю, свободен ли отдельный кабинет.

Макс поднялся и оглядел зал в поисках официанта.

Она могла остановить его. Должна была. Во что ее втягивают? Запереться с Максом и сыновьями в отдельной комнате? Это безумие! Если ее увидит кто-то из знакомых, наверняка передадут Гансу.

Но рай был так близок, сыновья раскраснелись от возбуждения, и Макс уже говорил со слугой. Она не могла заставить себя сказать «нет».

— Все устроено, — объявил Макс, вернувшись. — У них есть отдельная столовая.

Мальчики спрыгнули со скамьи, и Макс, глядя поверх их голов, прошептал одними губами:

— Я люблю тебя.

Щеки Кристины мгновенно приобрели цвет спелых вишен.

Макс ухмыльнулся, кивнул в знак того, что все понял, и предложил ей руку.

Кристина вложила пальцы в его ладонь, потому что боялась привлечь к себе внимание.

Но оба оказались не готовы к тому потрясению, которое вызовет этот простой жест. Кровь бросилась в лицо Максу. Кристина затрепетала.

Максу пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, прежде чем он смог сжать ее пальцы и сдавленно осведомиться:

— Вы голодны?

Двойной смысл его слов мгновенно дошел до Кристины.

— Ужасно! — жизнерадостно объявил Фриц, размахивая коньками. — Можно нам еще оладий с яблоками, мама?

Кристина кивнула, не в силах говорить. Пальцы Макса обжигали кожу. Господи, как она вынесет этот обед?

— Позвольте взять ваши коньки, — предложил Макс, отпустив ее руку и понимая, что иные прикосновения просто опасны.

— Спасибо, — поблагодарила она почти обычным тоном и даже смогла слегка улыбнуться, как всякий воспитанный человек. Одного только не сумела: сдержать накал своих желаний. Оставалось лишь терпеть и надеяться на лучшее.

Макс специально сел от Кристины как можно дальше и на протяжении всего обеда не смел поднять на нее глаз. Он отнюдь не был похож на человека, имевшего столько случайных связей и репутацию неотразимого любовника, и с огромным трудом старался сохранять бесстрастный вид. Но в конце концов это ему удалось. Потому что иначе было нельзя. Потому что он не мог рисковать и ставить под удар возможность дальнейших встреч. Потому что твердо намеревался сегодня спать с ней.

Макс в основном беседовал с мальчиками, отвечал на бесчисленные вопросы, сам расспрашивал, какая дичь водится в здешних местах. Ел с аппетитом, не желая показаться расстроенным. Отказался от местного пива, поскольку не доверял себе: кто знает, какое действие может произвести даже небольшое количество спиртного, когда Кристина так близко?!

После обеда он немедленно откланялся, объяснив, что должен встретиться со здешним проводником, боясь, что, если останется еще на несколько минут, не выдержит и схватит Кристину в объятия. И поднялся так порывисто, что опрокинул стул, а в ответ на просьбу Фрица встретиться с ними еще раз непонимающе уставился на мальчика.

— Возможно, после каникул, — вымолвил он наконец. Лица детей омрачились.

39
{"b":"8145","o":1}