ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что, если я захочу увидеть тебя снова? – спокойно спросил он.

– Ты хочешь сказать – трахнуть меня снова?

Не колеблясь, он ответил:

– Да! – И отпустил ее.

– Послушай, – с легким вздохом ответила Челси, – я пришла сюда сегодня ночью от отчаяния.

Я не хотела, чтобы меня заставили выйти замуж за Джорджа Прайна, каким бы щедрым ни был свадебный договор. Я избавилась от девственности, и, по-видимому, Джордж потеряет ко мне свой интерес.

Я пришла сюда не для того, чтобы начать карьеру проститутки. Я не могу так поступить со своей семьей. – Она улыбнулась. – Они знают меня достаточно хорошо, чтобы простить один неразумный поступок.

В любом случае, я тебе не нужна. – Она изящно подернула плечами. – У тебя еще целый дом женщин, жаждущих составить тебе компанию. Поэтому спасибо, – сказала она, протянула руку, как сделал бы мужчина по окончании сделки.

Взяв ее руку, Синджин считанные доли секунды обдумывал применимость слова «женитьба» к Челси Эмити Фергасон, но его прирожденный эгоизм взял верх.

– Спасибо тебе тоже, – любезно сказал он, держа ее теплую руку в своей. – Мне понравилось твое общество.

– Увидимся на скачках.

– Да, скачки.

Освободив руку, она вежливо улыбнулась и встала с кровати.

Он смотрел, как она удалилась в полумрак комнаты с опущенными шторами; свет камина обрисовывал ее изящные формы, освещая тонкий изгиб талии, совершенство ног, усиливая полноту груди, ее замечательного профиля. Облако золотых волос приобретало удивительную красоту, обольщая, вызывая желание дотронуться, живо напоминая ему как он чувствовал его в своей руке. Как прозрачный солнечный луч и теплый, как ее кожа.

Удивительное чувство собственности охватило его, словно ему хотелось запереть дверь и удержать ее и будто все гости ему вдруг надоели. Словно он хотел остаться наедине с этой молодой женщиной, диким ночным созданием. В этот миг ему показалось, что у него помутилось сознание, создавая эту, фантазию, и тогда он произнес:

– Я думаю, ты можешь остаться.

Она сразу не ответила, и на короткий миг он поверил в сказки и магию шаманов. Но она улыбнулась, и ее голос раздался в мерцающем золотом свете комнаты:

– Я думаю, Данкэн это не одобрит. – Улыбка превратилась в дразнящую усмешку.

«Как удивительно, – подумал он. – Никаких рыданий. Никаких угроз и требований, что сейчас более подходяще. Вместо этого сладкая улыбка, созданная для поцелуев, для моих поцелуев», – жадно подумал он.

– Ты права, с Данкэном будут проблемы, – ответил Синджин, надеясь придумать средство умерить гнев друга. – И с твоим отцом тоже, – добавил он с резким приступом беспокойства. Хотя Челси всю вину взяла на себя, он знал, как общество посмотрит на это происшествие.

– И с моим отцом тоже, – мягко согласилась она, просовывая руку в сорочку. – Я беру всю ответственность на себя, – спокойно продолжала она. – Тебе не нужно беспокоиться. Ты был мне нужен, и я позабочусь о том, чтобы отец это понял.

"Слегка неприятная и снисходительная для мужчин фраза, не приносящая облегчения, если она действительно сможет удержать отцовское чувство мести.

Они будут требовать возмездия, и Данкэн, стоящий у меня за дверью, тому подтверждение. И еще…" – подумал он, но его беспокойство о мщении было неожиданно прервано резким наклоном Челси за нижней юбкой, и он непроизвольно затаил дыхание. Ее сорочка была наполовину заправлена, покачивание ее груди в дрожащем свете огня было осязаемым сильным обольщением. На короткий миг, наклонившись вперед, она показала чувственный овал груди и атласную глубину в изящном соприкосновении, и Синджин вдруг испытал страстное желание навечно оставить ее в комнате в этом сладостном полуодетом состоянии.

Не подозревая о захватывающем впечатлении, которое она производила, и необычном состоянии мыслей Синджина, красивая мисс Фергасон подняла свою нижнюю юбку, проскользнула в нее головой и сделала легкое движение, чтобы освободить материю, застрявшую на плече.

Только огромная выдержка помешала порыву Синджина вскочить с постели и силой задержать сладострастную молодую женщину.

– Я застряла, – пробормотала она, сделав еще одно дразнящее движение плечами. И когда она невинно подошла к кровати за помощью, у него перехватило дыхание. – Я не могу достать, – сказала она, повернувшись к нему спиной. Не обращая никакого внимания на свою полунаготу, она улыбнулась ему через плечо.

По спине Синджина пробежала легкая дрожь: его рука находилась в соприкосновении с ее мягкой белой кожей. Внезапно он сомкнул руки, обнимая ее за плечи; он повалил ее на мягкую кровать, накрыл своим тяжелым телом и поцеловал медленно, тепло и обольстительно.

– Пять минут, – прошептал он, касаясь ее губ. – Останься еще на пять минут… – Слегка шевельнувшись, он провел теплой ладонью по ее бедру умелым уверенным движением.

– С удовольствием, – выдохнула Челси; вес его тела привел в движение ее новые пробуждавшиеся чувства.

– Отлично, – прошептал Синджин с пьяной улыбкой в голосе, его губы прокладывали дорожку из поцелуев к ее подбородку. Его рука двинулась выше, ближе к медовой сладости, которую он искал.

Она чувствовала его возбуждение: твердое и явное, и ее собственное тело находилось в страшном возбуждении. Словно игрушку, ей предложили тончайшее совершенное наслаждение. Челси сделала очень глубокий вдох, чтобы совладать со своими чувствами, и сказала:

– Но я не могу.

Она ждала раздраженного ответа, холодного протеста против ее отказа, но Синджин лишь прошептал:

– Конечно, можешь. – И коснулся влаги ее потребности.

Желание взметнулось вверх. Осторожное прикосновение его пальцев было таким легким, а ощущения были такими сильными. А он, казалось, точно знал, как нужно к ней прикоснуться.., и как сильно…

– У-у.

Синджин никогда не мечтал о принцессах, живя реальной жизнью, он всегда предпочитал немедленное удовлетворение, предлагаемое готовыми к этому женщинами. Опытными женщинами, которые понимали все тонкости и нюансы любовной игры. Это был спорт, требующий знаний.

Новый владелец необычных сексуальных талантов Святого оставлял в этот момент маленькие серповидные отметки на его широких плечах, издавая глубокие вздохи удовольствия. Он улыбнулся от ее колдовской непринужденности. Прекратив движения, чтобы приостановить ощущения, он послушал, как бьется пульс, и вновь вошел внутрь беспредельно медленно. Она застонала в дрожащем экстазе.

Он накрыл ее розовое лицо ладонями и прошептал:

– Скоро. – Мускулы на спине, ногах и сильных руках поддерживали его в точно рассчитанном движении вперед.

– Сейчас, – взмолилась она, издав жаркий удушливый звук.

– Позже, – прошептал он в ответ, облизывая сочную полноту ее нижней губы. – Теперь можно поцеловать меня…

И когда ее губы шевельнулись, повинуясь его мягкой команде, он дал ей то, чего она желала, и почувствовал во рту начало выхода ее облегчения.

Он встретил ее задыхающееся освобождение своим, подобным взрыву, оргазмом, изливаясь в нее с необычным жарким приступом. И он нежно обнял ее в благодарном преклонении перед ее великолепием.

– Ты оправдываешь свою репутацию, – прошептала Челси, и он почувствовал тепло ее шепота на своем лице.

Он не притворялся, будто не знает о ней.

– Спасибо, – просто ответил он, приподняв голову, чтобы посмотреть в ее лиловые глаза. – Ты оправдываешь обольстительность твоей красоты.

– Спасибо, милорд, – насмешливо ответила она, как сделала бы молоденькая деревенская девушка.

– Ты, действительно, сестра Данкэна? – сказал он с недоверием в голосе. Очевидно, он надеялся на более усваиваемый ответ.

И если бы Данкэн не охранял дверь в спальню, она с удовольствием соврала бы ему.

– Прости, – прошептала она и слегка повела плечом в знак извинения. Имя Данкэна напомнило ей о довольно необычных обстоятельствах ее теперешнего положения, под его светлостью герцогом Сетским, и, снимая руки с его шеи, она нежно толкнула его в грудь. – Мне, действительно, нужно идти.

11
{"b":"8146","o":1}