ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Суверал опустил глаза.

Еще раз окинув ее взглядом, Кит отвернулся, заговорив со своими соседями.

– Сколько же поклонников я уничтожила без сожаления только в последнее время! Трудно сосчитать… – пробормотала Анджела сдавленным голосом, в котором звучал надменный гнев красавицы, привыкшей к всеобщему поклонению. И как это он посмел отвернуться первым? Каков нахал!

– Вот беда-то, – вкрадчиво произнес Суверал, с интересом подметивший, как раскраснелись щеки у его собеседницы. – Ничего, милая, успокойся, завтра куплю тебе новый веер.

С натянутой улыбкой она отрицательно тряхнула головой.

– Право, не стоит, Фредди. У меня их в запасе еще несколько дюжин.

– Как скажешь, дорогая, – равнодушно вздохнул тот и, повернувшись к поднесшему блюдо лакею, замер, выбирая пирожок поаппетитнее. Анджела между тем набрала полные легкие воздуху, пытаясь успокоиться. Ее реакция на поведение Кита Брэддока была в высшей мере неуместной, бурной, на грани шока. Но почему? Да пропади он пропадом вместе со своей наглостью! Стоило ли так нервничать из-за какого-то мужчины, с которым к тому же она едва знакома?

– Такая мука играть с принцем Уэльским в бридж! Он полагает, что должен всегда выигрывать. Согласись, милая… – Виолетта бросила на Анджелу игривый взгляд.

Та медлила с ответом. Суверал, не пропускавший в высшем свете даже чиха, а потому не утративший бдительности и сейчас, поспешил ей на на помощь.

– Поскольку ты, Анджела, редко играешь в бридж, тебе придется согласиться, что Виолетте больше других достается от нечестной игры принца Уэльского, – как всегда, мягко пропел он.

– Да, Виолетта, сочувствую тебе, – наконец смогла вымолвить Анджела, благодарная Сувералу за заступничество. Ей почти удалось восстановить душевное равновесие – хищный взгляд Кита Брэддока больше не беспокоил ее. – Но обещаю тебе: сегодня вечером тебя здесь никто не заставит играть в бридж. В этом нет никакой необходимости.

– Слава Всевышнему. Действительно, мы и так имеем возможность неплохо развлечься, наблюдая, как неустанно

Шарлотта подталкивает к решающему шагу молодого человека, которого приглядела для своей Присциллы, – весело согласилась Виолетта. – Что и говорить, ее методы не отличаются разнообразием. И если я еще раз услышу, как отлично ее Присцилла танцует или как она получила приз за акварельный набросок маяка в Лайме, то, ей-Богу, завизжу на весь дом. Пусть все хоть перепугаются насмерть.

– Он чертовски богат, – отметил Суверал, – так что не стоит винить Шарлотту за чрезмерное рвение. Ведь Уинмер по-настоящему нуждается в ремонте, а всем нам хорошо известно, что в действительности стоит за подобными браками.

– Вряд ли уместно напоминать об этом, – скорчила гримасу Виолетта. Она существовала на значительную часть состояния, предусмотрительно оставленного за ней по брачному контракту, в то время как другую часть успешно прожигал ее муж лорд Дадли. Что же касается португальского маркиза, то и ему эта проблема не была чужда. В его стране аристократы тоже никогда не вступали в брак по любви.

– Думаете, у него серьезные намерения? – поинтересовалась Анджела, сама не ожидавшая от себя подобного любопытства.

– У него? – поднял черную бровь португальский посол.

– Да, у господина Брэддока. – Взгляд голубых глаз графини был испытующим, но вместе с тем абсолютно бесстрастным. – Он очень много времени проводит с принцем.

Будучи фаворитом принца Уэльского, Суверал был тоже вхож в узкий круг друзей наследника престола.

– Господин Брэддок никогда не говорит о женщинах.

– Даже о своем гареме? – выдохнула, сгорая от любопытства, Виолетта.

– О гареме тем более. Впрочем, однажды он обмолвился, – лениво процедил сквозь зубы посол, исподтишка разглядывая Анджелу, – что не прочь обзавестись супругой.

– Вот Шарлотта и продает свою прелестную куколку с блудливыми глазками и надутыми губками тому, кто назовет на аукционе самую высокую цену сезона, – съязвила баронесса Лэнли.

– Но он не похож на человека, который может стать чьей-то легкой добычей. Во всяком случае такое впечатление сложилось у меня, – задумчиво сказал маркиз де Су-верал, поглаживая пальцем ножку своего фужера. Его ногти были безупречно отполированы. – Вот уже почти десять лет он бороздит моря всего земного шара, а это говорит, что перед нами человек независимый. К тому же он происходит из семейства Брэддок-Блэк, которое известно почти богемным пренебрежением ко всем правилам приличия. Впрочем, эта семейка вполне может позволить себе столь безответственное поведение, если учесть немыслимые размеры их состояния. Ведь вы, Виолетта, должно быть, помните Хазарда Блэка и его сына Трея? Они оба частенько наведываются во Францию. Нынешней весной мы видели их в Лоншаме. На дочке Хазарда, если помните, женился де Век.

– Несмотря на то, что его прежняя жена заручилась поддержкой всей французской юриспруденции и Ватикана в придачу. – Воспоминание о громком скандале вызвало у Виолетты мечтательную улыбку.

– Что и говорить, силы были собраны крупные, но все же явно не достаточные, чтобы остановить такую личность, как де Век, – вкрадчивым тоном продолжил Суверал. – По духу он очень близок Брэддок-Блэкам – безрассуден до крайности. – Черные брови посла поползли еще выше, словно пытаясь взобраться на лысеющий лоб. – Учитывая прошлое Кита Брэддока, а также его семейные связи, я бы сказал, что Шарлотта проявляет излишний оптимизм, надеясь окрутить его со своей дочерью.

Слова маркиза странным образом воодушевили Анджелу, хотя холодный голос разума и подсказывал ей, что не таков Кит Брэддок, чтобы оставить после себя чье-то сердце разбитым, а жизнь сломанной. Шарлотта же, со своей стороны, твердо вознамерилась заполучить его в зятья. Но Кит Брэддок не способен на зло – во всяком случае так о нем говорили. И к тому же очень молод, если уж на то пошло.

«Хотя, впрочем, какое значение может иметь для меня его возраст? – раздраженно подумала она в следующую секунду. – И что вообще может интересовать меня в этом самонадеянном господине Брэддоке?» Господи, да ей нет никакого дела до человека, содержащего гарем! Выбросить его из головы – и дело с концом!

– С другой стороны, – неспешно продолжил свои рассуждения посол, – Шарлотте могут быть не чужды некоторые – как бы это выразиться? – не совсем чистые методы достижения цели.

– Вроде тех, которые Гортензия применила к своей дочери и Лонсдейлу? – У всех в памяти была свежа история о том, как молоденького лорда заманили в кровать столь же молоденькой леди, где его и «обнаружили» ее родители. – Лично я, – изрекла Виолетта, дернув плечом, – не так уж уверена, что подобный трюк пройдет с господином Брэддоком столь же ударно. Что-то не похоже, чтобы его слишком заботило общественное мнение.

– Действительно, кроме него, я не знаю никого, кто открыто содержал бы гарем. И ты можешь оказаться права, – спокойно согласился Суверал. – Не сделаешь ли в таком случае небольшую ставочку? Мы могли бы заключить пари относительно того, удастся или нет Присцилле выйти за него замуж. На мой взгляд, Шарлотта вполне может одолеть его. Кто-кто, а она достойный противник, способный на многое.

– Куда уж ей! – горячо возразила баронесса. – А поскольку я имею право распоряжаться и теми средствами, которые все равно напропалую просаживает Дадли, то так и быть – ставлю тысячу гиней на то, что господин Брэддок сумеет улизнуть целым и невредимым.

– А ты? – повернулся посол к Анджеле. – Ты сделаешь ставку?

Ее брови высокомерно дрогнули.

– Конечно, нет! Мне абсолютно все равно, насколько Шарлотта и Присцилла преуспеют в своем начинании. Если бы вы только знали, до чего мне опротивело наблюдать из сезона в сезон эти облавы на женихов.

– Хорошо тебе говорить! Твоему сыну всего семнадцать лет. К тому же Гревили, и не спрашивая тебя, преспокойно отведут его к алтарю. Что же касается малютки Мэй, – добавила Виолетта, – то ты вполне можешь позволить себе не интересоваться рынком женихов еще лет шестнадцать.

10
{"b":"8147","o":1}