ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто. Решите вашу проблему номер один
Дядя Фёдор, пёс и кот в деревне Простоквашино
2054: Код Путина
Дерзкие забавы
На что способна умница
Парадокс долголетия. Как оставаться молодым до глубокой старости
Мой босс из ада
Ворона в сети
Женщины Лазаря
A
A

– Ребята в конюшне всегда шепчут эти слова у меня за спиной, стоит мне пройти мимо. Знаешь, мама, какие они отчаянные, – поделилась дочка своим секретом. Ее губы тронула мечтательная улыбка. У Шарлотты екнуло сердце.

– Стоит мне увидеть, что ты, Присцилла Пемброук, подняла глаза хоть на одного из этих мужланов, – проговорила она голосом, звенящим от ужаса, – и я на целый месяц запру тебя в твоей комнате! Я ясно выражаюсь?

– Ясно, мама, спокойно ответила дочь, даже не потупив взора. – Но ты не волнуйся. Я никогда не смотрю всерьез на мужчину, если у него нет кучи денег. Мне даже пришлось сказать бедному лорду Эверли, что я не могу с ним слишком часто танцевать. Я очень вежливо, но все же отказала ему. Ведь ты сама, мама, знаешь, что он десятый сын в семье, самый младший. И как бы красив он ни был, ему никогда не суждено дать мне того, что я хочу.

Графиня Энсли облегченно вздохнула, только сейчас осознав, что почти минуту просидела, затаив дыхание от страха.

– Вот и умница, – от всего сердца похвалила она свою дочь за прагматизм. – Твой папа всегда говорит, что ты очень умная – вся в него.

– Нам с папой так хочется построить новые конюшни, а ты, мама, мечтаешь перестроить дом. Зачем же мне даром отдавать свою красоту какому-нибудь бедняку?

– До чего же ты умненькая, родная моя! А наш господин Брэддок далеко не бедняк. Это один из тех настоящих американских миллионеров, которые иной раз просто не знают, на что потратить деньги.

– Отчего бы ему не потратить их на меня? – весело воскликнула Присцилла.

– В самом деле, почему бы и нет? – поддержала дочку мать.

В тот вечер Кит приехал к Пемброукам в отличном расположении духа. Глубокий дневной сон плюс несколько часов необузданных плотских утех с подружками – это испытанное средство как рукой сняло тяжелую головную боль и раздражение. Не в последнюю очередь поднимало настроение и то, что ему вскоре предстояло снова увидеть Анджелу.

Однако у Пемброуков ее не было. Разочарование постигло его, едва он переступил порог дома и спросил у дворецкого, где можно найти графиню де Грей. Графиня возвратилась в Истон, последовал холодно-надменный ответ, весьма характерный для холуя, имеющего честь прислуживать высшей касте.

– Когда? – нисколько не смутившись, продолжил Кит расспросы.

Красноречивым ответом послужил презрительный взгляд рыбьих глаз, от которого человек более робкий наверняка почувствовал бы себя ничтожнее раздавленной козявки. После долгой паузы взгляд был подкреплен произнесенными через губу словами о том, что подобные сведения в доме Энсли ни для кого интереса не представляют. Хорошего настроения как не бывало. Взглянув на циферблат хронометра, Кит решил, что проведет в этом благородном доме от силы часа три, чего с избытком должно было хватить для поддержания репутации светского человека. Гораздо важнее сейчас был для него другой вопрос: где, дьявол его побери, находится этот проклятый Истон?

Все вместе это не сулило ничего хорошего Пемброукам с их матримониальными планами.

Обед не затянулся. Кит готов был благодарить за это небо. Пища казалась ему совершенно безвкусной, разговор не клеился. Каждый раз, когда били часы, он про себя считал число ударов, мысленно торопя время. Наконец подали десерт, но тут Присцилла мило осведомилась, не желает ли он посмотреть на орхидеи в теплице. И он не задумываясь согласился, опасаясь, что иначе его затащат за карточный стол, который уже начали готовить в гостиной.

Если бы желание как можно скорее сбежать отсюда не превратилось для него в навязчивую идею, Кит наверняка спросил бы себя, чем же так притягательна, обворожительна, желанна для него женщина, которая не хочет даже видеть его. Откуда у него этот неожиданный интерес к ней? Впрочем, он редко докапывался до причин своих побуждений, будучи в первую очередь человеком действия. Именно так говорили о нем все, кто хотя бы немного знал его. Итак, единственное, что заботило Кита сейчас, – это как улизнуть со званого вечера. А там можно будет заняться и выяснением местонахождения Истона.

– Сядь, – приказала ему Присцилла, хлопнув ладошкой рядом с собой по узорной скамейке, когда они уже достаточно углубились в оранжерею.

Слова Присциллы доходили до его сознания с запозданием, поскольку мысли были заняты совершенно другим. А потому со стороны могло показаться, что он колеблется.

Руководствуясь безошибочным инстинктом femme fa-tale1, Присцилла сразу же смекнула, что пора пустить в ход свои чары. Чтобы выглядеть более соблазнительной, она слегка наклонилась вперед, предоставив своему спутнику возможность беспрепятственно насладиться видом аппетитных грудок.

– Ну сядь же, – сладко проворковала она, – милый.

Все еще пребывая в рассеянности, он сел. Присцилла, решившая перейти к более решительным действиям, положила ему на бедро свою белую ручку и ласково произнесла:

– Ну вот, так лучше. Весь вечер мне никак не удавалось побыть с тобой наедине.

В его мозгу зажегся огонек тревоги. Находясь мыслями далеко от Присциллы и всех остальных, он не обратил ни малейшего внимания на ее призывно открывшуюся грудь, однако девичья ладонь, легшая ему на ногу, не могла не настораживать. Он хорошо знал правила игры, хотя обычно не соблюдал их. Ни одна благонравная девица без задней мысли не положит руку на бедро мужчины.

– Так значит, это и есть орхидеи? – внезапно спросил Кит, резко поднявшись со скамьи и подойдя к каким-то бледно-зеленым лепесткам, свисавшим завитушками с соседнего деревца. – Расскажи мне о них, – попросил он, удостоверившись, что находится на безопасном расстоянии от девушки. – В том, что касается цветов, я полный невежда.

– Я тоже в них ни капельки не смыслю, – призналась Присцилла, глядя снизу вверх с обезоруживающей улыбкой. – Сегодня вечером мне нужен только ты, – прощебетала она, поднимаясь следом. – Наверное, я кажусь тебе безнравственной? – Сделав несколько шагов по выложенному плитами полу, она подошла вплотную. Перламутровый корсаж коснулся белого жилета. Ловушка была столь очевидной, что он едва не рассмеялся. Раньше ему и в голову не приходило, что юная Присцилла способна играть роль хищницы.

– Но что скажет твоя матушка? – попытался Кит остудить ее пыл, отступая на шаг. – Ведь это против всех приличий. Будь моя мать сейчас рядом, она непременно напомнила бы, что мне следует быть джентльменом.

– Плевать я на всех хотела, – с придыханием ответила Присцилла, неотступно следуя за ним. – Моя мама мне ни в чем не отказывает. Что хочу, то и делаю.

– Что-то я не очень уверен, – позволил себе усомниться Кит, пятясь к двери. – Во всяком случае твой отец ни за что не одобрил бы такого поведения. Так что давай-ка полюбуемся цветами как-нибудь в другой раз, – предложил он, совершенно не расположенный сейчас к брачным играм. – Пойдем, лучше ты поиграешь для меня на фортепьяно, – осенило его. – Мне так нравится Лист в твоем исполнении.

– Не хочу я играть ни на каком фортепьяно. Я хочу поцеловать тебя.

Однако Кит, которому в течение десяти лет удавалось успешно ускользать от уз брака, не дал себя провести и на сей раз.

– Но здесь так много народу, – сказал он с непритворным испугом, берясь за дверную ручку. – Лучше отыщем укромный уголок попозже. А пока пойдем, ты поиграешь для меня. – Стоя на пороге, кандидат в женихи был готов бежать отсюда без оглядки. Быть может, позже он и женится на Присцилле, быть может, нет. Но уж во всяком случае решение на этот счет будет принято не сегодня. – Прошу тебя… – сделал кавалер галантный жест.

Нахохлившись и выпятив нижнюю губу, Присцилла нехотя согласилась.

– Только в том случае, если ты будешь перелистывать ноты, – раздраженно буркнула она.

– С удовольствием, – принял ее условие Кит, едва сдержав вздох облегчения при виде лакея, приближающегося к ним из глубины коридора. Бросив на него обиженный взгляд, Присцилла шмыгнула наружу. Он последовал за ней в гостиную, которая теперь казалась ему самым безопасным местом в доме. Однако прошел долгий мучительный час, прежде чем Киту наконец удалось сбежать из дома Пемброуков. В результате его голова была словно налита свинцом, скулы сводило от фальшивой улыбки, а Лист попал в разряд самых ненавидимых композиторов.

17
{"b":"8147","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Библия для детей
Видок. Цена жизни
Minecraft: Утерянные дневники
Деньги в вашей голове. Стратегия на миллион
Дом для жизни. Как в маленьком пространстве хранить максимум вещей
Лунная колдунья
Бабий ветер
Покинутый Полис
Манагер. Господин Севера