ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Монах, который продал свой «феррари»
Русский танкист. Ч. 2. Биатлон
Алекс & Элиза
Изнанка психосоматики. Мышление PSY2.0
Лидер без титула. Современная притча о настоящем успехе в жизни и в бизнесе
Я отпускаю тебя
Янтарь на снегу
Корейская уборка
Бандитские стихи
A
A

– Но вы же знаете, как жалуется маркиза Белтон всякий раз, когда задерживается трапеза.

– Если я и опоздаю немного, то велю лакею следить за тем, чтобы в бокале маркизы всегда было шампанское, пока я не спущусь к гостям. В моем доме Сара больше всего ценит винный погреб.

– Но тогда к концу ужина она уже, простите, лыка вязать не будет.

– А разве не всегда так бывает? – мило улыбнулась графиня, устраиваясь перед зеркалом туалетного столика. – Все мы уже привыкли к маленькой слабости нашей Сары. Давай-ка не будем сегодня слишком мудрить с прической, Нелли, – продолжила она. – Что-то нет нынче настроения таскать в волосах целый арсенал шпилек.

– Не устроит ли вас в таком случае низкий пучок с лентами, который я сделала вам к балу в Девонширском собрании на минувшее Рождество?

– Прекрасно. А с какими лентами – белыми или зелеными?

– С зелеными, миледи, в тон поясу вашего платья.

И Нелли принялась расчесывать тяжелые волосы своей госпожи. Анджела между тем пыталась убедить себя в том, что предстоящий ужин не будет ничем отличаться от сотен других, которые ей приходилось устраивать в прошлом. Благодаря постоянной возне с Мэй ей со времени возвращения с парусных гонок до сих пор удавалось отгонять от себя соблазнительный образ Кита Брэддока, то и дело возникавший в ее сознании. Едва мысль о нем посещала ее, графиня тут же включалась в игру с дочерью и продолжала играть до тех пор, пока не отступали нежеланные воспоминания. Конечно, трудно было найти мужчину, который был бы так великолепен и красив, как господин Брэддок, однако она не могла позволить себе увлечься им. Ведь он был приглашен на сегодняшний ужин в качестве ухажера Присциллы, ее будущего мужа, если, конечно, Пемброуки правильно истолковали его намерения. И сколь соблазнительной ни была бы его мужественная внешность, от Кита Брэддока следовало держаться подальше. Подпустить его к себе ближе означало бы нарушить рамки приличий.

И все же, оглядев себя в зеркале в последний раз, прежде чем спуститься к гостям, она почувствовала трепет странного возбуждения, словно маленькое сердечко билось в ее горле.

– Сегодня вечером вы выглядите просто сказочно – удовлетворенно вздохнула Нелли. – Сказка, да и только.

На Анджеле было платье от Уэрта из шифона цвета дамасской розы, украшенное нежной вышивкой и бисером. Низкое декольте было выполнено из простой полосы шифона, изящно опущенной вниз, которая удерживалась на плечах лентами в тон перехватившему тонкую талию поясу из нежно-зеленой тафты. Ее кожа, точно слегка светящаяся, контрастировала с приглушенными тонами платья. Обнаженные руки и плечи, изящный изгиб шеи, чуть тронутой краской возбуждения – все это делало ее красоту неземной, подобной мраморному сиянию классической статуи.

Светло-золотистые волосы, словно пенящиеся волны обрамлявшие ее лицо, лежали свободно, собранные сзади в низкий пучок, перевитый лентами. Единственным ее украшением были жемчужные серьги в стиле барокко. Что же касается жемчужного колье, лежавшего на туалетном столике, то она, подумав, решила оставить его на месте. В этот ласковый летний вечер пышные драгоценности, которые, согласно правилам хорошего тона, должны были в изобилии украшать леди, желающую считаться хорошо одетой, выглядели бы неуместно.

Взглянув на часы из золоченой бронзы, стоявшие на каминной полке, Анджела спросила:

– Долго ли я заставила их ждать?

– Всего десять минут. Графиня улыбнулась.

– В таком случае можно обойтись и без извинений.

Через несколько секунд она была уже в просторной ной – изящная, соблазнительная и одетая так просто, что все присутствовавшие женщины тут же единодушно и молчаливо осудили ее наряд. Разговоры стихли, наступило молчание, столь глубокое, что на мгновение показалось, что воздух наполнился тихим звоном. Однако, тут же спохватившись, некоторые дамы – наиболее завистливые – вновь вступили в беседу, демонстрируя полное равнодушие к сказочной красоте графини де Грей. Зал опять наполнился гулом голосов. Однако от внимания Шарлотты Пемброук не укрылось то, как Кит Брэддок, оторвав на секунду свой взгляд от ее дочери, успел жадно, словно раздевая, оглядеть графиню с головы до ног. А потому в голову заботливой мамаше тут же пришла вполне здравая мысль о том, что имеет смысл как можно скорее устроить Киту и Присцилле свидание наедине, чтобы ему было легче объясниться девушке в любви, предложив заодно руку и сеодце. Это дело явно не терпело отлагательств.

Ускоренный курс ухаживания, если здесь, конечно, уместно такое выражение, определенно мог спасти ситуацию.

Может быть, завтра вечером ему стоит заглянуть к ним на чашку чаю в узком семейном кругу.

Войдя, Анджела подала дворецкому знак начать оглашать имена гостей в том порядке, в каком им надлежало проследовать на ужин. В качестве хозяйки дома она вошла в столовую первой вместе с самым высокопоставленным из присутствовавших мужчин – португальским послом Сувералом, ее старинным другом. За ними в строгом соответствии с протоколом, учитывавшим все мельчайшие различия в титулах, последовали остальные.

Еще раньше, уточняя со своим домоправителем порядок рассадки гостей, графиня намеренно приготовила Киту Брэддоку место у противоположного конца стола. Шарлотту – во избежание докучливых расспросов – тоже Усадили подальше: от хозяйки дома ее отделяли несколько гостей. В нынешнем состоянии душевного томления Анд. жела предпочла бы ни к чему не обязывающий светский разговор, а потому усадила справа от себя Суверала и слева – Виолетту Лэнли.

На протяжении всего ужина она общалась только с теми, кто был рядом, ни разу не взглянув на других. Кит со своей стороны тоже ни единым словом или жестом не давал знать, что помнит о существовании хозяйки дома, сидевшей слева от него через несколько человек. Зал был наполнен легкой болтовней и смехом. Особую обстановку интимности создавали свечи на столе, украшенном цветами. Неуловимая игра мягкого света и тени заставляла загадочно мерцать драгоценности, вспыхивать неожиданными красками великолепные наряды дам. Вышколенные лакеи, бесшумно ступая, разносили бесчисленные блюда и вина. За густыми супами последовали закуски и приправы, кушанья, подаваемые перед жарким, а потом появилось само жаркое – сразу несколько затейливых разновидностей. Наконец наступила очередь салатов и других блюд полегче. Пышность и изобилие стола были поистине ошеломляющими.

Кит заметил, что ест Анджела совсем мало. Так, она едва притронулась к томатному супу с креветками. Отказавшись от закусок, графиня согласилась на порцию щуки а-ля Шамбор, но взяла лишь два кусочка, да и то не стала их есть, а отложила в сторону. Телятина тоже не прельстила ее. А вот куропатку она ела. Кит немедленно взял это на заметку: теперь-то уж он ни за что не забудет подать куропатку, если только ему доведется разделить трапезу с этой обольстительной женщиной. Когда наступил черед дополнительных блюд, графиня остановила свой выбор на зеленом салате под холодным соусом, который был приготовлен прямо тут же, на столе.

Должно быть, своей прекрасной фигурой она обязана прежде всего умеренности, решил Кит, открыв для себя еще одну грань ее характера. И снова поразился. Даже допуская, что слышанные им скандальные истории из ее жизни хотя бы наполовину соответствуют действительности, он ни за что не подумал бы, что эта женщина способна в чем-то ограничить себя. Однако тут подали десерт, и ему пришлось пересмотреть свои скоропалительные вы-оды. наблюдая, как в очаровательном ротике по очереди исчезли кусок абрикосового торта, апельсиновое мороженое и две порции сыра с вишнями. Что ж, впредь он будет более осмотрительным, вынося суждения о женщинах.

Некоторое время Присцилла тараторила, расписывая достоинства своего портного, превосходившего якобы самого Уэрта, и Киту, сидевшему справа от нее, оставалось только время от времени кивать в знак согласия. Это никоим образом не мешало ему получать удовольствие от созерцания того, как Анджела уписывает за обе щеки всевозможные сладости.

8
{"b":"8147","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Замок дракона, или Суженый мой, ряженый
Сбрось стресс
Маленький ныряльщик
Магическая сделка
Весна
Дом на Солянке
Шаг через бездну
Занимательная анатомия
Искусство обмана