ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он всегда с какой-нибудь из них, — усмехнулась хозяйка.

— Значит, я должна уделять ему побольше внимания. Мне хочется, чтобы он проявил ко мне интерес.

— Вы серьезно? — Миссис Крокер с удивлением взглянула на девушку.

Изабелла улыбнулась:

— Конечно, серьезно! Знаете, и даже благодарна дяде Герберту и Гарольду за их гнусное поведение — ведь именно из-за них я сюда попала.

— Удивительная широта взглядов, — пробормотала Молли.

Изабелла снова улыбнулась:

— Когда я отсюда уйду, у меня будет дедушкино наследство, а также останутся приятные воспоминания. Разве это не замечательно?

— Ваша откровенность просто обезоруживает, дорогая.

— Миссис Крокер, вы должны научить меня всему, а я уж позабочусь о том, чтобы и у Батерста остались приятные воспоминания.

— Вы хотите вступить с графом в состязание? — удивилась Молли.

— А почему бы и нет?

— У него перед вами большое преимущество, дорогая.

— Но только не перед вами, — улыбнулась Изабелла.

— Возможно… Хотя не могу дать никаких гарантий. Ведь я не бывала в Индии.

— У индусов существуют… особые любовные книги. Я знаю об этом, потому что как-то раз один капитан их доставил, но дедушка тут же их спрятал. Давайте поручим мистеру Мартину найти такие книги.

— Вы хотите, чтобы Батерст оказался на седьмом небе? — спросила Молли.

— Я хочу возбудить его до невероятной степени, — заявила Изабелла, — Я, наверное, ужасно безнравственная?

— Я бы сказала — восхитительно безнравственная. Пожалуй, вы правы. Надо распорядиться, чтобы нам принесли несколько подобных книг.

На фронтисписе был изображен красивый полураздетый слуга, прислуживающий в будуаре молодой леди. Слова под рисунком вызвали у Изабеллы улыбку. «Верная служба требует самоотверженности, послушания и готовности учиться».

— Леди, кажется, весьма собой довольна, — заметила Изабелла. — Но неужели слуги бывают такими красивыми?

— Если муж позволит, — усмехнулась Молли. — Говорят, эту книгу написали вовсе не индусы, а английские аристократки.

— Значит, леди тоже могут предаваться порокам? Я и не представляла себе…

— Их пороки требуют большей осторожности, моя дорогая. Но все же существуют леди, которые тоже развлекаются от души. Взгляните, например, на эту иллюстрацию.

Пять следующих гравюр повествовали о поездке за покупками на Бонд-стрит. Молодые продавцы были исключительно красивы и прекрасно сложены, и, судя по рисункам, они готовы были во всем услужить покупательницам.

— Я часто замечала, что продавцы в модных магазинах весьма красивы, но не могла себе представить, для чего это нужно, — пробормотала Изабелла. — Неужели одна я ни о чем не подозревала?

— Те, кого это интересует, — подозревают, — снова усмехнулась Молли. — Тем не менее осторожность нужна и здесь.

— Мое образование страдает существенными изъянами, — с улыбкой проговорила Изабелла. — О Боже! — воскликнула она, глядя на следующую иллюстрацию. — Только не говорите мне, что каждый красивый грум ублажает свою хозяйку.

— Если встречаешь смазливого грума и леди, проявляющую непомерный интерес к верховой езде, то подобные подозрения вполне уместны, — пояснила Молли.

— Какой скучной была моя жизнь! — воскликнула Изабелла. — Кроме торговых судов, я и не видела ничего!

— Имейте в виду, что все эти удовольствия предназначены для замужних женщин. А для подходящего замужества девственность пока что обязательна.

— Полагаю, что замужество не входит в мои ближайшие планы. Ведь я должна еще встретить мужчину, который заинтересует меня в этом отношении…

Молли в изумлении уставилась на девушку.

— Да-да, конечно, — продолжала Изабелла. — Я знаю, о чем вы подумали, но поверьте, Батерст скорее приготовит вам обед, чем женится на мне. Но я всегда буду благодарна вам, миссис Крокер. Вы подготовили меня к тем удовольствиям, которые могут заинтересовать меня в будущем — даже если я никогда не выйду замуж.

— Вы удивительно бесстрашны, моя дорогая.

— А почему бы и нет? — Изабелла пожала плечами. — Да и чего мне бояться в нынешней ситуации? Ведь мои родственники прекрасно продемонстрировали, что со мной станет, если я буду слишком робкой. К тому же я никогда не робела… — добавила она с улыбкой. — Дедушка меня испортил.

— В вашем случае это как раз неплохо, — заметила Молли.

— Похоже, вы знаете, чего хотите.

— Мне очень понравились… все эти новые для меня ощущения. Так что теперь я с нетерпением жду продолжения…

Большую часть дня Изабелла получала различные сведения, необходимые для того, чтобы правильно вести себя в будуаре. Ей объяснили, как следует одеваться и как сидеть (или лежать), как подавать вино и закуски, если мужчина этого потребует, и как предложить клиенту принять ванну, если возникнет такая необходимость.

Занимались с Изабеллой хорошенькие молодые женщины; причем относились они к «процессу обучения» с изрядной долей юмора, что Изабелле даже нравилось. Хотя эти женщины ничего о себе не рассказывали — во всяком случае, не рассказывали об обстоятельствах, при которых попали в заведение Молли, — ни одна из них не сожалела о том, что оказалась в борделе, и, похоже, все они были очень довольны своей жизнью.

Когда же речь вдруг зашла о Батерсте, Изабелла спросила:

— Неужели об этом все знают?

— Нет, лишь немногие, — ответила женщина по имени Бесс. — Молли строго придерживается этого правила. Но вам обязательно понравится Батерст. Нет такой женщины, которой бы он не нравился.

— Да, я слышала, — пробормотала Изабелла. — Но почему его так любят? Неужели только из-за приятной наружности?

— Он уважает женщин, и это проявляется во всем. Так что вам повезло. Потому что в последнее время Батерст бывает только с Кейт, а для остальных недоступен. Впрочем, так было не всегда, — добавила Бесс. — А теперь давайте я вам покажу, что он особенно любит.

Вечером, наконец-то оставшись в одиночестве. Изабелла принялась нервно расхаживать по комнате. Возможно, ей не следовало так волноваться, но она ничего не могла с собой поделать. Перед ее мысленным взором то и дело возникал граф Батерст, и Изабелла боялась, что, увидев его обнаженным, сразу же забудет все, чему училась.

Беспокойство сводило ее с ума, и ей хотелось выбежать из своей комнаты, хотелось даже убежать из заведения Молли, однако она понимала, что это невозможно. Наконец, не выдержав. Изабелла решила немного походить по коридору или подышать воздухом на балконе, находившемся в торце дома.

Покинув свою комнату, Изабелла вышла в коридор и вдруг услышала смех Дермотта, доносившийся из комнаты в дальнем конце коридора. Но тотчас же послышался чуть хрипловатый женский голос, и Изабелла, вздрогнув, замерла у двери своей спальни.

Она прекрасно знала, что подслушивать нехорошо, и понимала, что должна вернуться к себе, но все же, не в силах удержаться, осторожно зашагала по коридору.

Дверь, из-за которой доносились голоса, была чуть приоткрыта. Затаив дыхание, Изабелла заглянула в щелку и увидела залитую ярким светом комнату с мягкими креслами, роскошными коврами и широкой кроватью, на которой лежала обнаженная темноволосая женщина.

Батерст же, стоявший возле столика с напитками, был в бриджах для верховой езды, словно только что совершал прогулку в седле. Возле двери лежали его сапоги; а на спинке кресла висели замшевая куртка и льняная рубашка. Отметив, что граф стоит довольно далеко от постели и, судя по всему, не собирается приближаться к женщине, Изабелла с облегчением вздохнула.

— Иди сюда, Дермотт, — пробормотала лежавшая, на постели брюнетка.

— Сейчас. — Граф поднес к губам бокал и, осушив его одним глотком, тотчас же снова наполнил.

— Дермотт, ты уже полчаса это говоришь.

— После разговоров с Шелби меня мучает жажда. — Граф улыбнулся. — Имей терпение, дорогая.

— Сегодня ты какой-то беспокойный.

12
{"b":"8149","o":1}