ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магическая Академия, или Жизнь без красок
Лекс Раут. Чернокнижник
Плотность огня
Последнее желание. Меч предназначения
Парк Горького
Птицы его жизни
Сила Шакти
Ваш муж мертв
Зануда в Академии Драконов

«Никогда», — должен был ответить он. Ее девственность должна была стать для него непреодолимой преградой, как и его мучительные воспоминания.

— Я так… сильно вас хочу, — прошептала она, чуть подавшись вперед и глядя на него умоляющими глазами. Это было ошибкой. И тем не менее он колебался.

— Вы же обещали! — настаивала она.

Святящееся в ее глазах желание, ее прикосновения ослабили его решимость. Тело Дермотта независимо от него отреагировало на ее близость.

— Вы же хотите меня, — выдохнула она, прижимаясь бедрами к его внезапно отвердевшей плоти. — Я это знаю…

Она была само искушение, и Дермотт, схватив ее за плечи, помимо воли прижал к себе. Ее сладкий запах взял его в плен, ее мягкая грудь, разжигая его страсть, прижалась к его широкой груди, ее бедра обещали наслаждение.

— А теперь я собираюсь поцеловать вас, милорд, — прошептала она, высвободив руки и положив их ему на плечи. А когда она приподнялась на цыпочки, чтобы дотянуться до его губ, Дермотт перестал сопротивляться. Его руки скользнули вниз, обхватили ее ягодицы и крепко сжали их.

— Вы уверены, что поступаете правильно? — прошептал он.

— Уверена. — В ее глазах не читалось сомнения, ее губы пылали рядом, стремясь к поцелуям.

Дермотт медленно, словно боясь обжечься, опустил голову.

— Поцелуйте меня, — прошептала она и еще крепче обхватила его за плечи.

И он повиновался, накрыв ее губы горячим поцелуем. Теперь, после недели ожидания, Дермотт уже не пытался сдерживаться, заставив себя забыть о ее невинности. Жадный, безрассудный поцелуй, и дразнящий, и возбуждающий, зажег их обоих.

Не испугавшись, напротив, обрадовавшись его страсти, Изабелла крепко прижалась к Дермотту и впилась в его губы, словно именно ради этого мгновения жила до сих пор.

Дермотт после своего первого поцелуя прожил много лет, и каким бы страстным и горячим ни был этот, он стремился к продолжению. Хотя понимал, что поступает дурно.

Поколебавшись, он резко оттолкнул ее от себя:

— Я не могу! Не должен!

— Но вы же обещали! — дрожа от желания, выкрикнула Изабелла. — Вы не можете отказаться от своих слов!

— Я могу делать все, что хочу, — спокойно возразил он.

— Вы грубиян! — запальчиво воскликнула она. — Так поступить со мной… заставить меня запылать страстью, а потом…

Он сделал глубокий вдох.

— Извините, я передумал.

— Так передумайте еще раз! — взмолилась она. — Вы же сами меня сюда пригласили!

— Я отошлю вас обратно.

— Я не поеду!

Стоя чуть ли не вплотную друг к другу, они метали злые взгляды.

— Да как вы смеете отступать, вы просто трус! — возмущенная его безразличием, в запальчивости выкрикнула Изабелла.

Под тонкой тканью платья ее грудь обольстительно дрожала. И Дермотт вдруг улыбнулся:

— Вы, значит, настаиваете?

— Конечно! Посмотрите на меня! — Она раскинула руки, и Дермотт увидел перед собой шикарную, почти раздетую женщину, страстно желающую, чтобы ее немедленно взяли.

Он коротко вздохнул и, сосчитав до трех, сказал:

— Ну хорошо. Я сдаюсь.

— Что ж, спасибо, — саркастически хмыкнула она, — за вашу доброту.

— Так вы этого действительно хотите? — Дермотт приподнял бровь.

Ее ноздри раздулись от негодования.

— Черт бы вас побрал! Да, да, да!

— Наверное, это именно его происки. Он все это придумал еще до того, как мы заключили это странное соглашение. А сейчас — пойдем. — И Дермотт направился к потайной двери.

Изабелла нагнала его в тот момент, когда он уже открывал ее.

— Если не возражаете, я пойду впереди, — как о чем-то обыденном попросил ее Дермотт. Этот роскошный зад впереди сведет его с ума. Впрочем, цинично подумал он, она приехала сюда именно для того, чтобы лишиться девственности, не оговаривая никаких деталей. Так что при желании он может отбросить всяческие приличия и удовлетворить свою похоть, как ему заблагорассудится.

Она этого и требует, размышлял он, взбегая вверх по лестнице.

Однако времени на размышления у него не было, поскольку Изабелла преследовала его по пятам. Когда они подошли к двери в спальню, она даже схватила Дермотта за руку, чтобы он не убежал.

— Как бы вы опять не передумали! — задыхаясь, проговорила она. И, нагнувшись, провела рукой по туго натянутой ткани его бриджей. — Мне нужно вот это.

«Воистину страсть побеждает рассудок», — решил он, особенно если речь идет о целеустремленной мисс Лесли, которая совершенно не скрывала своих намерений.

— Ну? — требовательно вопросила она. И Дермотт, отбросив оставшиеся сомнения, подхватил ее на руки и пробормотал: — Что ж, посмотрим, как много вы знаете.

— Сейчас, — чмокнув Дермотта в щеку, весело прощебетала она, когда он внес ее в свою комнату. — Я чувствую себя победительницей. И готова сделать все, что бы вы ни пожелали.

— Весьма заманчиво, мисс Лесли. Хотя я мог бы поспорить относительно того, кто победил, — с язвительной улыбкой ответил Дермотт. Добыча, которую он нее в своих руках, сладко трепетала.

— Обещайте, что больше не будете меня дразнить, — выдохнула Изабелла, когда он положил ее на свою узкую кровать. — Я не могу больше ждать… хоть и должна. Ведь я не могу заставлять вас это делать.

Она не понимала, что он не тот мужчина, кого нужно принуждать к близости, — каждую неделю он соблазнял десятки женщин. Быстро сбросив фрак и галстук, он через голову стянул с себя рубашку — желание скорее соединиться с восхитительным девичьим телом было так велико, что Дермотт позволил себе забыть обо всех условностях.

Развязав банты на плечах, Изабелла одним коротким движением сбросила платье и швырнула его на пол. Стянув затем с себя почти невесомую сорочку, она, улегшись в. холостяцкой постели Дермотта, распустила волосы и, протянув к нему руки, с улыбкой сказала:

— Скорей, скорей!

— Я и так спешу, дорогая, — усмехнулся Дермотт, отбрасывая в сторону чулки и расстегивая бриджи. Сняв их с себя чуть подрагивающими руками, он услышал восхищенное «Ооо!».

— Подойдите поближе, — задыхаясь, сказала Изабелла. — Я хочу это потрогать. — Наклонившись вперед, она плотоядно пошевелила пальчиками.

Подобный энтузиазм вызвал у Дермотта улыбку, хотя его собственное рвение вряд ли было меньшим. Когда он встал перед ней, Изабелла деликатно потрогала его плоть, осторожно провела рукой сначала в одну сторону, потом в другую, с предельным вниманием тзучая новый для себя предмет.

— Я никогда не видела такого вблизи, — тихо сказала она, нежно поглаживая самый кончик пениса.

— Значит, радуйтесь, что наконец свершилось, — насмешливо пробормотал Дермотт.

Вместо ответа она сдавила набухшую головку, и Дермотт, слегка выгнув спину, едва слышно застонал от удовольствия.

Взглянув на Изабеллу, он увидел, что она улыбается, довольная своим успехом.

— Молли говорила, что можно сделать так. А можно вот так… — гордо сказала она и задвигала рукой.

— Достаточно, — тяжело дыша, сказал Дермотт и разжал ее пальцы. — Я слишком долго ждал, чтобы этим удовлетвориться.

— Я так рада, что наше обоюдное ожидание наконец кончилось! — воскликнула Изабелла, откидываясь на голубое покрывало и протягивая к нему руки. — Давайте же любить друг друга.

Дермотту вовсе не требовалось приглашение; напротив, он должен сейчас проявить максимальную сдержанность, иначе для этой нетерпеливой молодой леди ее первый опыт обернется катастрофой. Присев рядом с ней, он отвел ее руки и положил их на ее бока.

— Я не хочу, чтобы вам было больно.

— Больно не будет! — горячо воскликнула она и снова протянула к нему руки.

Он не очень был сведущ в таких делах, но тем не менее понимал, что лишение девственности — вещь достаточно болезненная.

— Не надо спешить, дорогая, — остерег он нетерпеливую, отводя ее руки и раздвигая ноги. — Будем осторожны. — Просунув палец между ее влажных губ, он нежно погладил пульсирующую плоть.

Она выгнулась дугой от наслаждения:

18
{"b":"8149","o":1}