ЛитМир - Электронная Библиотека

Он резко повернулся к ней:

— Что?

Выражение его глаз привело ее в замешательство.

— Я вас неправильно понял, — смущенно улыбнулся Дермотт. — Пожалуйста, сядьте. Я почти закончил с уборкой.

— Вижу, вы не боитесь домашних дел. Это с вашей-то репутацией бродяги! — Она села в резное кресло с сиденьем из плетеного тростника и спинкой из пестрой индийской ткани.

— В походной обстановке на слуг бывает дефицит.

— Вам понравилась Индия? Молли говорила, что вы провели в этой стране несколько лет.

— Неоднозначно. — Голос Дермотта дрогнул. Убрав оставшиеся книги, он подошел к столику с напитками. — Хотите вина, а может быть, бренди? Это мой любимый — он позволяет убирать острые углы.

— Я опять сказала что-то него… Как тогда в библиотеке.

Выражение его лица вновь изменилось.

— Молли будет мною недовольна, — продолжала она, чувствуя, что нужно как-то заполнить паузу. — Я хотела вести лишь светскую беседу. Пожалуйста, простите меня.

Он улыбнулся, но без обычного своего шарма.

— Вы не виноваты… Так бренди или вина?

— Пожалуйста, бренди. — В искусстве политеса она ему нисколько не уступает, но надо иметь в виду, что в будущем не следует касаться личных тем.

Видимо, графа Батерста мучают какие-то свои демоны — как и Молли.

Он залпом выпил один бокал, налил себе новый и. взял со столика бокал Изабеллы.

— Почему вы решили, что ни один юрист не способен умерить алчность ваших родственников? — сев напротив нее, вдруг спросил он.

А вот он позволяет себе задавать личные вопросы, подумала она, но ответила охотно:

— Мои родственники ни за что не перестанут охотиться за моим состоянием. Если они решили выдать меня замуж, то никакой юрист не сможет защитить меня от них — даже самый ловкий, и если будет работать по двадцать четыре часа в сутки.

— А вы не сожалеете, о своем плане?

— Я его еще не осуществила. И пожалуйста, не надо опять становиться таким добропорядочным. Если это вас беспокоит, будем считать, что это мои личные проблемы. А вы — всего лишь средство их решения.

Он не смог удержаться от улыбки. Довольная этим, она продолжала, насмешливо кривя губы:

— Итак, я цинично вас использую.

— Любопытная точка зрения.

— Вы удовлетворены, милорд? Мне нужен только ваш милый… пенис.

— И надо быть полным идиотом, чтобы вам в этом отказать, — засмеялся он.

— Я уверена, что с этим согласилось бы большинство представителей вашего пола.

— Наверняка. А что до меня, то надо же как-то поддерживать свою репутацию.

— А вас, милорд, не осудили бы, — шутливым тоном продолжала она, — просочись в свет слушок, что вы отказали какой-то леди?

Он не ответил.

— А, значит, такое уже было! — поняла она его молчание. — И что же вы говорите такой чересчур докучливой женщине?

— Что-нибудь весьма любезное.

— Но я себя в обиду не дам.

— Я это уже заметил! — снова засмеялся он. — Значит, я обязан непременно вас ублажать? — поддразнил он.

— Разумеется! Обещание надо выполнять.

— Что ж, надо так надо, — смиренно сказал он. В длинном, не по размеру халате, со спадающими на плечи золотистыми прядями, пунцовыми от пережитого оргазма щеками — это даже монаха способно было свести с ума. А уж монашеским поведением Дермотт никогда не отличался.

— Все наши разговоры о любви, — она глубоко вздохнула, — кружат мне голову. Я уже думаю, может быть, — их взгляды на миг встретились, — стоит на некоторое время отложить ужин.

— Я не против. — Как же она его возбуждает! Перегнувшись через стол, он распахнул халат и обнажил нежные белые груди. — Это будет на первое, — с обольстительной улыбкой прошептал он. — Придвиньтесь поближе и положите их на стол… — Он мягко потянул за соски, придвигая Изабеллу поближе к себе, пока ее полные груди не оказались на полированной поверхности стола.

— Я не знаю, сколько смогу ждать, — прошептала она в предвкушении нового оргазма.

— Ничего, придется подождать. — Он принялся мягко поглаживать соски — до тех пор, пока они окончательно не отвердели. — Если хотите меня получить. — Скользнув по округлой поверхности, его руки обхватили зрелые плоды снизу. — А может, дадим возможность и Поумрою полюбоваться на вас? Как вы думаете, ему понравятся ваши сладкие грудки?

— Нет! — выдохнула она и капризно захныкала, но от этого непристойного предложения между ног стало еще теплее.

— Похоже, вам это нравится, — прошептал он, приподнимая холмики повыше. — Он ведь ухе видел вас у парадного входа. Ваше платье и тогда мало что скрывало. Но вы ведь не возражали…

— Вы не можете… — Ее дыхание стало лихорадочно частым.

— Другим тоже было бы приятно посмотреть… и на все остальное тоже… — Аккуратно положив ее груди на стол, он глубоко запустил руки в вырез халата.

— Пожалуйста, не говорите… так.

— А что вы для меня сделаете, если я не впущу сюда Поумроя?

— Все, что угодно…

Зажав ее соски между большими и указательными пальцами, он мягко сдавил их.

— Все, что угодно?

— Да, да… — Она была влажной от желания, ее страсть к нему почти лишала разума. — Я все сделаю.

— А можно вас, например, высечь? — Это было всего лишь проверкой — Дермотт не отличался садистскими наклонностями.

Ее глаза на миг расширились.

— А меня вы будете любить?

— Потом.

Судорожно вздохнув, она кивнула.

— Вы, пожалуй, слишком возбуждены, мисс Лесли, не так ли? — Она не ответила.

— Не смущайтесь. Я же вижу, как вы корчитесь от страсти. Вы возбуждены, вы вся влажная и хотите ощутить в себе меня. Не так ли?

Она кивнула.

— Скажите мне об этом.

— Я хочу…

— Этот член. — Он расстегнул бриджи. — Скажите это, мисс Лесли, если хотите, чтобы он в вас вошел и заставил снова кончить.

Она закрыла глаза и тихо произнесла:

— Я хочу, чтобы ваш член… был во мне.

— А теперь откройте глаза и повторите это, глядя на меня.

— Пожалуйста… я хочу ваш… член… во мне, — с вызовом произнесла она. Страсть полыхала в ее глазах.

— Как я понимаю, раньше вам не приходилось такого говорить.

Она покачала головой.

— И вы никогда не ощущали это в себе. — Он не понимал себя. Он не знал, что заставляет его унижать и дразнить ее.

Опустив глаза, она снова кивнула.

— Вы чересчур скромно ведете себя, даже когда возбуждены, мисс Лесли. Кажется, я нашел способ развязать вам язычок.

Изабелла подняла на него взгляд; глаза ее блестели не только от страсти.

— Какой вы дерзкий, милорд! Я уже подумываю: не показать ли вам, что я умею делать языком. Мне придется взять на себя инициативу, — заметила она, развязывая халат. — Что вы об этом думаете?

— Я только пошутил, дорогая.

— А я — нет. — Не привыкшая к покорности, в предыдущих стычках с графом она уже исчерпала свое терпение. Поднявшись с кресла, она сделала несколько шагов, встала перед ним и сбросила с плеч халат. — Теперь смотрите, милорд, и если будете вести себя хорошо, я позволю вам к себе прикоснуться. — Двумя пальцами она принялась массировать свое возбужденное лоно. — Не знаю, как далеко я позволю вам зайти. Возможно, мне придется остановить вас на полдороге. — Она пожала плечами, и ее полные груди призывно колыхнулись. — Так вот, если вы будете хорошо себя вести, я позволю вашему члену пройти во мне весь путь, до конца. Как вы думаете, вам это понравится?

— Вы зря на меня давите, — сухо сказал он.

— А вы на меня, — ответила она ему в тон.

— Так, значит, вы собираетесь иметь меня? — В его словах явно звучал вызов.

— Кажется, вы готовы. — Она посмотрела вниз. — Осталось только увидеть, — прошептала она, сделав шаг вперед и наклонившись над его бедрами, — хочет ли этот милый пенис того же, чего хочу я.

— Не двигайтесь! — сверкая глазами, прорычал Дермотт, и, обхватив руками талию Изабеллы, легко оторвал ее от пола и понес к кровати.

— Я и не собираюсь двигаться, милорд, — промурлыкала она. — Скорее же присоединяйтесь ко мне.

20
{"b":"8149","o":1}