ЛитМир - Электронная Библиотека

Швырнув в сторону бриджи, он проворно устроился между ее ног.

— А теперь, мисс Лесли, Я пройду весь путь до конца.

— Если я вам позволю. — Она захлопала ресницами.

— Об этом не может быть и речи! — фыркнул он.

— Тогда в чем же дело? — В ее взгляде светилось торжество.

И он немедленно сделал выводы:

— Вот теперь я заставлю вас подождать.

— Дермотт! — обняв его, взмолилась она. — Ради Бога! Ты победил, победил… ты всегда побеждаешь. А теперь делай свое дело, пока я не умерла…

— Ты красивая, ты похотливая маленькая кошечка, — прошептал он, склонившись к ее губам. Его сияющая улыбка согрела ее сердце.

— Похотливая — в этом вся суть, дорогой.

— Не возражаю, — признался он. Почему он вдруг так развеселился? Неужто такая радость вызвана простым актом совокупления? — Нисколько не возражаю. — Как бы там ни было, эта девственница открыла в нем некие скрытые источники наслаждения. Подавшись вперед, он пошире раздвинул ее бедра. — А теперь расслабься, — прошептал он.

— Да, да! — прижимаясь к нему, выдохнула она; ее пульсирующая промежность стала влажной от желания.

Однако Дермотт вел себя с чрезвычайной осторожностью, очень медленно погружаясь в ее нежную теплоту, бдительно следя за выражением ее лица — нет ли боли. Когда он уперся в девственную плеву, Изабелла коротко вскрикнула, и Дермотт застыл на месте, не зная, стоит ли идти дальше.

— Дермотт! О, Дермотт! — запричитала она.

Чувствуя себя законченным негодяем, он глубоко выдохнул:

— Я тебя хочу… До конца.

Он не двигался, и тогда она беспокойно зашевелилась, зажимая в себе его пенис.

— Дермотт! — закричала она, и тогда он резко подался вперед, пронзая преграждавшую дорогу живую ткань. Прежде чем Изабелла успела вскрикнуть, он уже вошел в нее.

— Извини, — прошептал он, неподвижно застыв на месте и чувствуя себя преступником. Ее крик все еще звенел в его ушах. — Извини меня…

Ее коготки, впившись в его плечи, ослабили хватку. Изабелла глубоко вздохнула, ее побледневшее лицо вновь обрело краски, она открыла глаза.

— Я думаю, худшее позади, — с сочувствием сказал Дермотт.

Ее улыбка придала ему силы.

— А я теперь снова наследница, — прошептала Изабелла и приподняла в немом вопросе бровь: — Вы собираетесь еще что-нибудь для меня сделать, милорд?

— Я готов, если ты готова. — Он тихо засмеялся.

— Что ж, попробуй.

Его таланты вновь подвергались проверке, но поскольку подобные испытания он проходил уже тысячи раз, то и новое Дермотт выдержал с честью. Сначала он двигался очень медленно, не желая причинять ей боль, но вскоре дыхание Изабеллы стало более естественным, а затем он вновь почувствовал нестерпимый жар ее желания.

— Уже лучше? — прошептал он, когда она выгнулась под ним дугой.

— Просто замечательно, милорд, — пробормотала Изабелла, ее, руки соскользнули вниз и остановились на его пояснице. — Просто замечательно… — промурлыкала она, пытаясь удержать его в себе на секунду дольше, сладкая боль переполняла ее. — Хочу, чтобы так было вечно.

Эта мысль показалась Дермотту привлекательной, его собственные желания уже почти достигли предела. На миг задержавшись, чтобы вставить тампон для предотвращения зачатия — этому он тоже научился у Молли, — Дермотт снова вошел в Изабеллу. Прислушиваясь к ее дыханию, он старался приспособиться к ее ритму; подавляя свое нетерпение, он ждал, пока она не подойдет к самой вершине.

И когда через несколько мгновений Изабелла, громко постанывая, вцепилась в него, Дермотт резко, на всю глубину, вошел в нее. Когда она вскрикнула и забилась в оргазме, он тоже испытал такой глубокий, захватывающий и чистый экстаз, что казалось, их свели вместе какие-то высшие силы.

— Даже и не думай сегодня о сне, — через секунду прошептала ему на ухо Изабелла, все еще пьяная от наслаждения. — Я буду использовать тебя в роли жеребца.

— Ваш покорный слуга, — с изысканной вежливостью ответил Дермотт, думая о том, что, возможно, их коснулась некая мистическая карма и женщина, которая в одну дождливую ночь постучалась в двери Молли, и есть Цирцея его души.

— Гм! — раздалось за дверью покашливание Поумроя. Изабелла застыла в объятиях Дермотта.

— Убирайтесь! — рявкнул тот.

— Убираться, сэр? — В голосе Поумроя явно слышались слезы.

— Он часто плачет? — спросила Изабелла, удивляясь тому, что этот высокомерный человек может поддаться эмоциям.

— Никогда не замечал. Подождите, не уходите! — легко коснувшись губами щеки Изабеллы, пробормотал Дермотт. Мягко отстранившись, он вытерся простыней и вдруг заметил на ней кровь. — О Господи! — пробормотал он. — Совсем забыл. Тебе же нужна горячая вода! — И, вскочив с постели, он крикнул: — Погодите, Поумрой!

Набросив на себя халат, он стремительно подошел к двери и распахнул ее в тот самый момент, когда Изабелла скрылась под покрывалом.

— Нам нужна горячая вода. Ну и поесть, — добавил он, глядя на выстроившихся в ряд слуг с подносами. Судя по их лицам, они слышали стоны Изабеллы. — Я сам внесу подносы, — поспешно сказал Дермотт. — Оставьте их здесь.

— Сколько горячей воды, сэр? — Лицо Поумроя оставалось бесстрастным.

— Я думаю, ванну.

— Прямо сейчас, сэр? — Желания хозяина порой так трудно угадать.

— Да, сейчас. — Дермотт посмотрел на еду. — Полагаю, шеф-повар не в духе.

— Он отправился в постель, милорд, с бутылкой бренди. Мои извинения, если пища окажется не такой, как обычно. Младшие повара старались вовсю.

— Поблагодарите их от меня, Поумрой. Видите ли, сегодня события развиваются немного… э-э-э… беспорядочно.

Наступила неловкая пауза.

— Надо выплатить всем слугам вознаграждение, — неожиданно сказал Дермотт. — Утром поговорите об этом с Шелби.

— Хорошо, сэр.

— А так как мы собираемся принять ванну, то ни: в, чьих услугах больше не нуждаемся.

— Да, сэр.

— Всем ясно?

— Совершенно ясно, сэр.

— Вот и хорошо, — кивнул Дермотт. Подобрав один из подносов, он вернулся в гардеробную и закрыл за собой дверь.

— Надо же, вознаграждение! — возликовал один из слуг. — Ясное дело, ежели хозяин спит с такой красоткой. Теперь он, понятное дело, щедрый.

— А кто бы не был щедрым? — согласился второй. — Эдакий лакомый кусочек — и едва одета, сиськи вот-вот из платья вывалятся.

— Я слышал, — с удовольствием заметил третий, — что ее обучали у Молли Крокер и что она умеет делать все, чего только хозяин захочет.

— Кухарка из того борделя, где хозяин проводит столько времени, — внес окончательную ясность четвертый, — сказывала своей кузине из «Герцога Портлендского», что наша голая красотка будто наследница огромного состояния.

— Хватит молоть чепуху! — приказал Поумрой. — Как же, наследница! Женщина, которая так одевается, не может быть наследницей. А теперь — все вниз! Не то не увидите и шиллинга из своей награды. Слышали — хозяин не желает, чтобы его беспокоил». А если о его сегодняшней гостье за стены дома выйдет хоть слово — всех уволю. До одного!

Слуги согласно закивали, но каждый прекрасно понимал, что к следующему утру об этой истории будет говорить весь город — начиная от знати и кончая последним слугой. А имя графа Батерста станет повязано с громким скандалом.

Глава 9

— Иногда я думаю, что у меня чересчур много слуг, — возвращаясь к постели, ворчал Дермотт. — Можешь выбираться, дорогая, — добавил он, — все бездельники ушли.

Из-под покрывала сначала показались светлые кудри Изабеллы, затем ее раскрасневшееся лицо и, наконец, ее розовые плечи.

— У тебя действительно слишком много слуг, . — все еще прижимая к груди покрывало, согласилась она. — И полагаю, они все слышали.

— Нет, не все, — солгал он. — Я сказал им, что сам внесу подносы. Так что ты никого и не увидишь. Я сам принесу и воду для ванны. У меня внизу есть бассейн и парная, вроде римских бань в Бате. Но полагаю, ты не пожелаешь туда спускаться.

21
{"b":"8149","o":1}