ЛитМир - Электронная Библиотека

— И я, как вы понимаете, не могу ей эту помощь обеспечить.

— Да, конечно. Вы имеете в виду…

— Целый ряд вопросов.

— Известного характера, как я полагаю.

— Поэтому мне и нужна ваша помощь. Есть вероятность, что Дермотт дозреет и…

— Исключено! — прямо заявил лорд Мойр.

— Я тоже почти уверена, — вздохнула Молли. — Эта молодая леди благородного происхождения по линии матери, а теперь, когда ее дедушка умер, наследница большого состояния. Вы знаете Джорджа Лесли?

— Это который банкир?

— Он самый.

— Если память мне не изменяет, он, кажется, оказывал принцу какие-то услуги.

— Тем лучше. Значит, у меня не будет чувства, что я хочу обидеть слабого. — Она провела пальцем по краю бокала. — Так вот, я хочу прежде всего защитить Изабеллу от ее родственников — хотя тут-то я могу я сама кое-что сделать. Но моя цель — ввести ее в общество, и вот тут мне нужна ваша поддержка.

— У мисс Лесли нет ли какой-то родственницы, которая может стать полезной в этом отношении? А я прослежу затем, чтобы она получила все необходимые приглашения и поручительства.

— Увы, такой родственницы нет.

Лорд Мойр неодобрительно поджал губы.

— А миссис Фицгерберт не захочет оказать ей покровительство? Насколько я понимаю, они с принцем теперь снова неразлучны.

— Конечно, миссис Фицгерберт рады принять всюду, но…

— Понимаю — желательно вместе с принцем. Так поговорите в таком случае с Уэльским! Он-то сможет кое-что сделать.

— Если Принни согласится помочь, то только, чтобы подшутить над Дермоттом, — улыбнулся лорд Мойр. — Увидеть смущение Батерста, когда тот обнаружит в свете свою тайную любовницу, — это его весьма позабавит.

— Причина для меня не имеет значения — важно, чтобы дело было сделано. Я попытаюсь сама заняться негодяями-родственниками, которые ее преследуют. Но на всякий случай прошу и вашей помощи. У них две дочери на выданье, юные леди в этом сезоне будут искать себе мужей.

— Дочери банкира? — с усмешкой спросил Мойр. — И что, девицы будут вращаться в великосветских кругах?

— Не исключено. Я попытаюсь учесть все обстоятельства.

— А мисс Лесли, уверен, редкой красоты юная леди, — мечтательно протянул Мойр.

— Не стану спорить, — Молли бросила осуждающий взгляд на друга. — Но учтите, не пытайтесь даже ее очаровывать, Фрэнсис. Ей не нужны поклонники, не имеющие серьезных намерений.

— Вы хотите, как в сказке, дорогая Молли, выдать ее замуж за какого-нибудь пэра.

— Я не так наивна. Тем не менее мне хотелось бы дать ей шанс. У нее есть многое — происхождение, богатство и ослепительная красота. Тот, кому она подарит свою привязанность, будет счастливым человеком.

— У вас исключительный дар убеждения, дорогая. — Мойр склонил перед ней голову. — Мне остается одно — уступить вашим желаниям.

— Так вы поговорите с миссис Фицгерберт?

— Сначала с самим принцем. Возможно, он найдет какую-то более подходящую кандидатуру, чтобы ввести в общество юную леди. — Он вдруг пристально посмотрел на Молли: — А вы уверены, что она этого захочет? Если леди находится под обаянием Дермотта, то может и отказаться.

— Вы не хуже меня знаете, что он надолго ее не задержит! — фыркнула Молли. — А едва он охладеет к ней, что рано или поздно случается со всеми его подружками, я наверняка смогу ее убедить — хотя бы для того, чтобы отплатить ему, если хотите.

— Отвергнутая женщина… — улыбнулся Мойр. — Я с содроганием думаю о последствиях. — Его лицо стало серьезным. — Но неужели вы действительно хотите, чтобы Дермотт стал вашим противником? А она? Захочет ли она? Он ведь не смирится с поражением.

— В данной ситуации, Дермотт меня не беспокоит, — взвешивая каждое слово, ответила Молли. — Он вполне способен позаботиться о себе. Я хочу счастья для Изабеллы. Она этого достойна.

— Что ж, отлично. Разумеется, Молли, вы можете рассчитывать на мою поддержку. — Лорд Мойр взялся помочь Молли не потому, что был у нее в долгу, — за годы общения они по-настоящему подружились. — Не хотите ли заключить небольшое пари: как Дермотт среагирует на появление в обществе нашей протеже. — Его глаза загорелись спортивным азартом. — Бьюсь об заклад — он растеряет все свое хваленое хладнокровие. Но от уз брака откажется.

— Вы можете проиграть, Фрэнсис. Подумайте сами — когда это он возил свою любовницу в Ричмонд или, более того, в Батерст-Хаус?

— В Батерст-Хаус? — Он посмотрел на нее с изумлением. — Быть этого не может!

Она улыбнулась одними глазами.

— Стало быть, у вас есть и другие планы, — пробормотал он. — Таким образом вы намерены довести Батерста до готовности…

— Я думаю, сейчас его чувства совершенно бескорыстны.

— Неужели вы собираетесь перевоспитать повесу, который соблазнил пол-Лондона?

— Я думаю об одном: Изабелле нужно не столько его перевоспитание, сколько брачный контракт.

— О Боже, Молли… вы целите слишком высоко, — застонал Мойр.

— Посмотрим, — пробормотала она, зная уже, как Дермотт реагирует на красоту мисс Лесли. — Не исключено, Фрэнсис, что свет вскоре поспешит на этом спектакле занять первые ряды.

Он от души расхохотался:

— Черт побери, Молли, я буду ждать этого, затаив дыхание! — Допив свое бренди, он поставил бокал на стол. — Независимо от финала драмы, поспешу раздать актерам их роли. Скоро вы обо мне услышите.

— Спасибо, Фрэнсис. И учтите, это для меня очень важно.

Не догадываясь, что ждет их после возвращения в Лондон, любовники проводили в Ричмонде дни и ночи, до предела заполненные чувственными наслаждениями. Иногда они сутками не вставали с постели. Через открытые на террасу двери врывался то яркий весенний день, то легкий ночной ветерок, который охлаждал их разгоряченные тела. Иногда они располагались на лужайке за старым вишневым садом и, словно язычники, радуясь солнцу и зеленой мягкой траве, предавались любовным играм, словно были одни во всем мире.

Они плавали и плескались в реке, ловили рыбу, а однажды, при полной луне, играли ночью в крокет. Потом упали на холодную траву, не веря в то, что могут быть так счастливы. Не желая ни с кем делить общество Изабеллы, Дермотт часто отпускал всех слуг, так что им приходилось довольствоваться либо тем, что им приносили иногда по утрам, или собственной стряпней. Дважды они обедали на постоялом дворе в соседней деревне, шокируя местных жителей тем, что часами не появлялись из заказанного Дермоттом отдельного кабинета.

В один прекрасный день вся эта идиллия, однако, закончилась. Уже с утра Дермотт выглядел озабоченным и на вопросы Изабеллы, что с ним случилось, отвечал неопределенно. После полудня, когда Изабелла прилегла отдохнуть, он вообще куда-то исчез, и она обнаружила его спустя какое-то время в библиотеке — Дермотт сидел с бутылкой бренди в руке.

— Я что-нибудь не так сделала? — напуганная его странным поведением, спросила Изабелла. Она тщетно старалась хоть что-то понять по выражению его хмурого лица.

Он посмотрел на нее ничего не выражающим взглядом.

— Я тебя искала…

Взгляд его наконец просветлел, и, узнав ее, Дермотт улыбнулся, но какой-то холодно-вежливой улыбкой — как чужому человеку.

— А я вот сижу здесь, пью. — Его голос звучал спокойно, словно он говорил о само собой разумеющемся.

— Мне оставить тебя одного? — Каждое слово давалось ей с трудом.

Помедлив, он сказал «нет», хотя выражение его лица свидетельствовало об ином.

— Я подожду тебя на террасе?.. — Дверь в сад была открыта, оттуда вовсю светило солнце, а Изабелле сейчас показалось, что мир погрузился во мрак и холод.

— Нет, не надо. Я уже закончил. — На сей раз его улыбка была уже более сердечной. — Может, прогуляемся до деревни? Я голоден, а ты?

Изабелла согласилась. Она пошла бы с ним хоть до Северного полюса, с горечью ощущая, как ускользает от нее счастье. Однако по дороге в деревню Дермотт был очень любезен и внимателен, во время обеда, сдобренного местным сидром, весело шутил, и в конце концов настроение Изабеллы вновь поднялось.

27
{"b":"8149","o":1}